Роттердам+: правда, о которой стараются не говорить

Само словосочетание “Роттердам плюс” является не официальным названием, а популярным упрощенным штампом, придуманным политиками для нагнетания страстей. Поэтому у людей создается иллюзия, что Роттердам+ это коррупционная схема по которой «покупают дешевый украинский уголь, а в тарифы для населения закладывают роттердамскую цену. Да еще и за несуществующую доставку деньги берут».

При такой подаче, действительно, у любого человека вскипают нервы от ненависти к чиновникам-коррупционерам и олигархам, которые высасывают последние соки у населения. Но правда в том, что это фейк, который не имеет ничего общего с реальностью.

 

  1. Так же такое Роттердам+?

Полное название того, что некоторые политики называют «Роттердамом+» – утвержденный постановлением НКРЭКУ №289 от 03.03.2016 “Порядок формирования прогнозируемой оптовой рыночной цены электрической энергии”. Если не вдаваться в сложные формулы, то цена угля в формуле ОРЦ рассчитывается по принципу: «средневзвешенный за 12 месяцев на период расчета индекс API2 + доставка и перевалка – дисконт на разницу в калорийности между импортным и украинским углем».

По этой формуле определяется стоимость угля для энергетических генерирующих компаний Украине. Сжигая уголь в блоках ТЭС, они выполняют незаменимую функцию – балансируют энергосистему, сглаживая суточные перепады потребления электроэнергии. К сожалению, атомные станции из соображений безопасности маневрировать не могут. Поэтому более дешевая атомная энергия поступает в энергосистему равномерным потоком круглосуточно, а угольная генерация включается тогда, когда электричество наиболее необходимо.

  1. Зачем была принята формула Роттердам+?

 

Из-за популизма политиков, которые рассказывали басни про дешевый украинский уголь и фиксировали в тарифах стоимость угля ниже его себестоимости, в угольной отрасли Украины начались обвальное сокращение добычи. За считанные годы – более чем в два раза. Украина вынуждена покупать энергетический уголь за границей. Как заявил Министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик в этом году 26% энергетического угля придется завести из других стран.

 

Формула, действительно, позволяет энергетикам покупать уголь заграницей. Но главной причиной введения формулы на уголь являлось не стимулирование импорта (как ошибочно утверждают критики), а установление справедливой рыночной цены на украинский уголь.

Ведь избыточный импорт – это лишь вынужденная мера, которая негативно сказывается на состоянии государственных финансов, курсе национальной валюты. В основе энергетической безопасности всегда на первом месте обеспечение энергоресурсами собственной добычи. Это нет только независимость от нестабильных внешних рынков, но и сохраненная валюта, рабочие места, налоги.

 

Прозрачный и единый метод ценообразования должен стать краеугольным камнем в возрождении собственной добычи угля в Украине.

 

  1. Роттердам + это механизм ценообразрвания для угля. А как формируется цена других энергоресурсов?

 

В Украине на сегодня дефицит по всем видам энергоресурсов. Соответственно, и принцип стимулирования роста собственной добычи аналогичен. В Украине работает единая формула ценообразования на энергоресурсы в условиях дефицита – принцип импортного паритета. Этот же принцип зафиксирован в программе сотрудничества с МВФ. Он прост: как бы не жаловались добывающие компании на высокую себестоимость, в тариф закладывается цена не выше той, по которой можно получить энергоресурсы из-за рубежа.

 

Для рынка газа – формула расчета на основе котировок европейского индекса NCG+ или, как ее называют политики «Дюссельдорф+». Для угля – европейского угольного индекса  «API2+» (Роттердам+). Обе формулы имеют одинаковый принцип – стоимость энергоносителя согласно базовому Европейскому индексу + его доставка в Украину. Обе формулы были приняты практически одновременно.

 

Похожий принцип действует и на рынке нефтепродуктов.

 

  1. Что такое индекс API2 и нужно ли покупать уголь именно в Роттердаме?

 

Нет, в Роттердаме его покупать не обязательно. Тем более, что его там не добывают.  Просто в Роттердаме (а, вернее, в угольном хабе АРА – Амстердам, Роттердам, Антверпен) самые актуальные цены на уголь для всей Европы. Индекс API2 – это принятая международная система ценообразования, которая существует почти 20 лет. Он широко используется в Европе – почти три миллиарда тонн угля в год индексируется API 2.

 

Именно привязка к этой рыночной цене должна снимать спекуляции о заниженной или завышенной стоимости угля для украинских ТЭС.

 

  1. Как Роттердам+ влияет на тариф за электроэнергию для населения?

 

Никак. Решение о поэтапном изменении тарифов на электроэнергию для населения было принято в 2015 году, за год до принятия формулы Роттердам+. Поэтому, несмотря на заявления политиков, формула абсолютно не связана с тарифами для населения, она влияет на цену э/э для промышленных предприятий.

 

Согласно данным Центра исследований в области мировой энергетики VaasaETT, который  собирает информацию о ежемесячных ценах на электроэнергию и газ для бытовых потребителей в крупных городах стран ЕС, жители Киева платят за электроэнергию меньше всех европейских столиц – 3,94 евроцентов за кВт-час. Далее следуют Белград, София и Бухарест, стоимость электроэнергии в Германии в 10 раз выше украинской – 30,88 ц/кВчас. При этом средняя цена – порядка 17 евроцента за кВт-час.

 

Колебания цены угля по формуле Роттердам+ отражаются на тарифах небытовых потребителей – предприятий и учреждений. Но даже для них цена на электричество продолжает оставаться одной из самых конкурентных в Европе.

 

  1. Как относятся международные организации к формуле «Роттердам+»?

 

Различные международные организации и доноры не раз заявляли о необходимости отхода от непрозрачного ручного регулирования цен на энергоносители. По их мнению, чиновничье самоуправство создает предпосылки для коррупции в энергетике. Поэтому вопросы либерализации ценообразования на сегодня – в череде структурных маяков для Украины, выполнение которых необходимо для выделения очередных траншей международной помощи.

 

Замглавы МВФ Дэвид Липтон заявил, что энергетическая политика должна оставаться соответствующей программным обязательствам Украины перед МВФ, и решение деполитизировать этот процесс через применения автоматических формул имеет решающее значение. – https://www.epravda.com.ua/rus/publications/2017/09/15/629127/

 

Риккетс Брайан, генеральный секретарь Европейской ассоциации каменного и бурого угля EURACOAL, отметил, что формула «Роттердам+» – это антикоррупционная формула. В ней невозможна коррупция, поскольку существует электронная платформа в которой можно увидеть все отгрузки угля, его цену, тех кто его покупает и тех, кто его продает.   https://www.youtube.com/watch?v=_0aAFKYIyzw.

 

При этом, зарубежным партнерам очевидно, что формульное ценообразование является лишь полумерой, временной квазирыночной моделью. Замглавы Еврокомиссии Милош Шевчович назвал существующую методологию ценообразования на уголь контраверсийной и призвал к скорейшему принятию закона «О рынке электроэнергии». 13 апреля 2017 года закон был поддержан 277 голосами украинских парламентариев, а 11 июня вступил в силу после официального обнародования его текста в газете “Урядовый курьер”. С внедрением в Украине полноценного рынка электроэнергии (а для этого предусмотрен двухлетний переходной период), потребность в формуле полностью отпадет. Цену, как и во всей Европе, станет диктовать баланс спроса и предложения.

 

  1. Выполняет ли формула «Роттердам+» свою задачу?

 

Частично – да. Частные угледобывающие компании начали активно наращивать добычу. Государственные шахты – пока нет, ведь многолетнее неэффективное управление привело к тому, что их себестоимость превышает даже «роттердамскую» цену.  Средняя себестоимость угля на государственных украинских шахтах за 5 месяцев 2017 по данным Минэнерго составляет 2785,6  грн/т. При этом цена угля по формуле Роттердам+ составляет всего 2000 грн/т, то есть на 785 грн меньше себестоимости. Соответственно, высокая себестоимость угля государственных шахт не покрывается этой ценой.

 

С другой стороны введение на рынке угля в Украине индикативной цены стало положительным фактором для уменьшения объемов государственных дотаций угольной отрасли из  бюджета. Цена госшахт была поднята со смехотворных 1200 до 2000 грн/т. Значит, государство может меньше средств тратить на дотации угольщиков, а больше на социальные проекты.

 

Кроме того, у государственных шахт наконец-то появилась перспектива выживания. Ведь рыночная цена на их продукцию порождает интерес со стороны иностранных инвесторов, которые могут вложиться в их модернизацию и снижение себестоимости. Но этот интерес должен быт подкреплен стабильностью и последовательностью государственной политики. Ведь никто не хочет вложить сотни миллионов в бизнес-проект, если есть риск того, что после этого какие-нибудь политики потребуют снова в ручную определять цену от полученной «себестоимости».

 

  1. Так кто и почему критикует формулу Роттердам+?

Тут есть два момента – коммерческий и политический. Есть энергоемкие отрасли промышленности, цена на электроэнергию для которых очень важна. К примеру, ферросплавные заводы, где доля э/э в себестоимости доходит до 50%.  Логично, что собственники этих предприятий (они же собственники многих СМИ) желают получать электроэнергию по заниженной цене и противодействуют любым инициативам, которые ведут к ее повышению. Противодействуют не только информационно, разгоняя страшилки, но и в судах.

Есть у олигархов и подконтрольные политики. Их мотив – не экспертная дискуссия, а продавливание «зрады» любой ценой, создания у избирателей иллюзии тотальной коррупции, необходимости срочной перезагрузки власти.