2,5 млрд. долларов в пропасть: кто сорвал крупнейший оружейный контракт в истории Украины?

Сокрушительный удар нанесен по репутации Украины на рынке вооружений и на международной арене в связи с невыполнением контрактных обязательств на поставку оружия в Ирак. Кто виноват? СБУ ищет диверсантов в окружении олигарха Анатолия Гиршфельда.

Пока Украина праздновала День Независимости, прошла незамеченной крайне важная для государства новость. На сайте российского телеканала, который связывают с Минобороны РФ появилась публикация о том, что Ирак подписал с Кремлем огромный военный контракт.

Директор российской Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Дмитрий Шугаев не вдавался в подробности, лишь отметил, что соглашение предусматривает поставку бронетанковой техники для Минобороны Ирака.

Надежд, что замороженный “иракский контракт” для Украины может быть восстановлен, почти не осталось. Официальные лица уверяют, что никаких претензий к Украине в Минобороны Ирака нет.

Впрочем, отделение Киевского райсуда Харькова указывает на наличие брака, трещин в корпусах БТР, из-за которых Ирак отказался от заказа. Эти корпуса изготавливались обществом “Лозовской кузнечно-механический завод”, используя низколегированную сварочную проволоку.

Владельцем завода является ныне депутат от “Воли народа” Анатолий Гиршфельд. А Министром обороны Украины во времена, когда иракский контракт больше пробуксовывал, был Дмитрий Саламатин, которого сейчас считают агентом РФ. Впрочем, обо всем по порядку.

Крупнейший в истории Украины военный заказ

Госпредприятие “Специализированная внешнеторговая фирма “Прогресс” – дочернее предприятие госкомпании “Укрспецэкспорт” – заключило сделку на $550 млн с Министерством обороны Ирака еще в 2009 году.

Контракт должен был стать первым в череде договоренностей на вооружение иракской армии украинским ВПК. По некоторым данным, общая сумма контрактов, которую должна была получить Украина, достигала $2,5 млрд.

Контракт предусматривал поставку в течение 3-3,5 лет 420 единиц БТР-4, 6 легких транспортных самолетов АН-32, а также проведение услуг по ремонту авиационной техники.

Почти сразу же в российских СМИ появились публикации о якобы проблемах с выполнением “иракского контракта” в Украине. Сообщалось то о некачественных пушках для БТР-4, то о трещинах в броне, то о проблемах с электроникой на машинах, из-за этого иракская сторона якобы отказывалась принимать технику. Эту информацию сразу же опровергали официальные лица.

Руководство харьковского КБ им. Морозова, которое производит новейшие, разработанные самостоятельно украинскими конструкторами БТР-4, уверяло, что до конца 2012 будут поставлены все 420 БТРов различной модификации.

Информационной кампании оказалось мало. Тогда Виктор Янукович начал назначать на руководящие должности в украинском Минобороны и сфере ВПК бывших граждан России. В 2010 году произошло роковое для Украины назначение россиянина Дмитрия Саламатина на пост руководителя госкомпании по экспорту и импорту продукции и услуг военного назначения – “Укрспецэкспорт”, а в 2011 году – “Укроборонпром”.

С февраля по декабрь 2012 года Саламатин был министром обороны Украины. Именно при Саламатине “иракский контракт” начал “пробуксовывать”, пока не был заморожен. В начале, вместо ноября 2010 года первые БТР-4, БММ-4С и БТР-4КЕ прибыли к заказчику лишь весной 2011-го (по данным издания “Фокус” Украину за это даже оштрафовали). Впоследствии, в третьей партии нашли известные трещины в броне.

Что с “иракским контрактом”

Основным исполнителем “иракского контракта” в части на поставки БТР-4 является государственное предприятие “Харьковское конструкторское бюро по машиностроению имени Морозова”. Согласно официального ответа предприятия на информационный запрос, иракская сторона не возвращала Украине ни одной единицы техники. До этого времени поставлены 96 бронетранспортеров БТР-4Е.

Все украинские БТР-4Е в Ираке используют по назначению и, что главное, ни одной официальной претензии по качеству техники Минобороны Ирака на выражало.

Во время выполнения контракта в отношении украинских предприятий никаких финансовых санкций не применялось. В настоящее время “иракский контракт” не завершен, продолжаются переговоры с “Укрспецэкспортом” и заказчиком.

В “Укрспецэкспорте” неоднократно в течение последних пяти лет заявляли, что ведут переговоры для возобновления поставок, однако до настоящего времени никакого прогресса.

Получается странная ситуация: никаких претензий к Украине со стороны Минобороны Ирака вроде нет, но по сути “иракский контракт” заморожен.

В “Укроборонпроме” также молчат. В ответ на информационный запрос отвечают юридически выверенным формулировкам, из которых понятно, что ответа по существу не будет: “Концерн является государственным хозяйственным объектом. Но Концерн не является субъектом властных полномочий или юридическим лицом, финансируется из государственного/местного бюджета”.

На остальные вопросы относительно “иракского контракта” в “Укроборонпроме” отвечают лаконичнее: не в нашей компетенции либо информация является секретной.