7 принципов технологической революции будущего

Известный инвестор, автор технологии lean-стартапа рассказал, чего ждать от Кремниевой долины и вообще от бизнеса в XXI веке.


Я потратил свою жизнь на инновации, создал восемь стартапов за 21 год, а последние 15 лет првел в академии, обучая этому занятию.

Когда-то, когда я работал в Энн-Арборе, штат Мичиган, нам нужна была карта, чтобы узнать, что город Сан-Хосе есть не только в Пуэрто-Рико, что в Калифорнии есть город с таким же названием. И именно туда мне предстоит лететь, чтобы установить какое-то компьютерное оборудование.

39 лет назад я сел в самолет и больше не возвращался.

Я видел, как Долина выросла от Саннивейла до Санта-Клары, от Сан-Хосе до Сан-Франциско. Я видел, как Долина превращалась из «Микроволновой долины» в «Долину обороны», в «Кремниевую долину» и «долину Интернета». А сегодня ее основным продуктом стала просто инновация. И мне посчастливилось наблюдать за инновациями не только компьютерной техники и софта, но медико-биологических наук – в клинической медицине, медицинском оборудовании, средствах диагностики и цифровом здравоохранении.

Читайте также: Идолопоклонники: как подражание Стиву Джобсу испортило Кремниевую долину

Меня попросили сегодня рассказать о будущем инноваций. Как правило, это предполагает перечисление списка горячих технологий, на которые нужно обращать внимание – таких как машинное обучение. Одна эта технология преобразит многие отрасли, от автономных автомобилей до автоматизированной диагностики в радиологии и онкологии. Редактирование генома изменит биологические науки так же радикально, как искусственный интеллект.

Но сегодняшний разговор – не о каких-то конкретных новых технологиях. Будущее инноваций – это примерно семь изменений, которые сделали эти инновации возможными. Мы создали мир, в котором инновации – это не просто новая модная технология, а вечный двигатель.

То, что мы видим сейчас – это демократизация предпринимательства. То, что происходит сегодня, – это что-то более глубокое, чем изменение технологий. Мы видим, что эти семь ограничений для стартапов и инноваций были устранены.

1. Потребительский интернет и геномика поддерживают инновации на должном уровне

В 1950-е и 1960-е годы американские министерства обороны и разведки помогали развитию инноваций в Кремниевой долине, предоставляя университетам средства на научные исследования и разработки, а оборонные компании строили системы вооружений, в которых использовались первые микроволновые устройства и полупроводниковые компоненты, произведенные в Долине.

В 1970-е, 1980-е и 1990-е годы акценты сместились в сторону предпринимательства, так как крупные компании поддерживали инновации в ПК, коммуникационном оборудовании и корпоративном программном обеспечении. Правительство и корпорации стали теперь последователями, а не лидерами.

Читайте также: Жить на два дома: правила карьеры в XXI веке

Сегодня движущей силой инноваций в аппаратном и программном обеспечении выступают именно потребители – в частности, потребительские интернет-компании.

Выход на биржу компании Genentech в 1980 году показал инвесторам, что стартапы в области биологических наук могут принести им кучу денег.

2. Сжатый цикл разработки продукта

В стартапах XX века, частью которых был и я, время создания первого релиза продукта измерялось годами, пока мы формировали свой взгляд на то, чего хотят клиенты. Это означало, что в первую версию была включена каждая возможная функция, которую только могла придумать команда.

Но раз за разом обнаруживалось, что клиенты не использовали или не хотели использовать большинство функций. Основатели просто ошибались в своих предположениях о потребностях клиентов. Усилия, направленные на создание всех этих неиспользуемых функций, тратились впустую.

Сегодня стартапы создают продукты по-другому. Вместо того, чтобы встраивать максимальное количество функций, основатели представляют свое видение – небольшую серию непроверенных гипотез – и тестируют минимальный набор функций в кратчайшие сроки. Это позволяет им поставлять заказчикам жизнеспособные продукты за небольшой период времени. Первый продукт может быть выпущен за несколько недель, а не несколько лет.

3. Основатели должны управлять компанией дольше

Сегодня мы принимаем как должное, что новые мобильные приложения и потребительские устройства стремительно достигают десятков миллионов пользователей – и так же быстро попадают в немилость. Но в XX веке, где доминировали аппаратные средства, программное обеспечение и биологические науки, технологические колебания внутри существующего рынка происходили медленно, растягиваясь на годы, а не на месяцы. И хотя новые рынки появлялись (например, рынок настольных ПК), это происходило не часто.

Это означало, что уход из стартапа его основателя и отказ от культуры стартапа, обеспечившей первоначальные инновации, не наносили вреда ни краткосрочным, ни даже среднесрочным перспективам компании.

Сейчас все не так.

Читайте также: Почему в жизни стоит освоить как минимум две профессии

Темпы изменения технологий во втором десятилетии XXI века неумолимы. Трудно представить себе аппаратное/программное обеспечение или биологическую технологию, которая доминировала бы в своей сфере долгие годы. Это означает, что новые компании сталкиваются с постоянными препятствиями, прежде чем их инвесторы смогут получить прибыль.

Чтобы оставаться в бизнесе в XXI веке, стартапам нужно учитывать три вещи. Во-первых,
компании больше не держатся на единственной инновации; инновации должны появляться постояно, и этим должен заниматься основатель.

Во-вторых, для непрерывного инновационного процесса компании должны продолжать работать гораздо быстрее, чем их предшественники в XX веке. Это требует поддержки культуры стартапа в течение многих лет. И кто должен делать это? Основатель.

В-третьих, непрерывный инновационный процесс требует воображения и куража, чтобы постоянно менять основы текущей бизнес-модели (канал, стоимость, потребители, продукты, организация снабжения и т.д). Это может означать конкуренцию со своим собственным продуктом и даже его полное уничтожение. Нанятые руководители находят это весьма трудным. А кто справится с этим лучше всего? Основатель.

4. Собственную компанию можно запустить на своем ноутбуке за сотни, а не миллионы долларов

Раньше новой компании, чтобы донести свой первый продукт до потребителя, требовались миллионы долларов – чтобы купить программное обеспечение, лицензии, нанять сотрудников. Сегодня свободный софт позволил снизить эти затраты с миллионов долларов до нескольких сотен. А для производства оборудования не нужны собственные заводы – для этого есть офшорные производители, например, Китай.

5. Принципы основания стартапов

Резкое падение стоимости вывода первого продукта на рынок (особенно для интернет-стартапов) потрясло отрасль венчурного капитала.

Венчурный капитал был своего рода клубом, собравшимся вокруг фирм Кремниевой долины, Бостона и Нью-Йорка. Хотя эти фирмы все еще существуют (и становятся все более крупными), количество денег, вкладываемых в стартапы, выросло, и появился новый класс инвесторов.

Во-первых, венчурный капитал и бизнес-ангелы – больше не феномен США или Европы. Такой капитал в тех же масштабах, что раньше наблюдались только в США, появился в Китае, Индии и других странах, где поощряется риск, инновации и ликвидность.

Читайте также: Пустая фраза, в которой таится вся жизнь

Во-вторых, новые группы венчурных капиталистов – супер-ангелы, которые работают в меньшем масштабе, чем традиционные многомиллионные венчурные фонды, – могут делать небольшие инвестиции, необходимые для запуска потребительского интернет-стартапа. Эти ангелы делают много ранних ставок и удваивают их, когда появляются первые результаты.

В-третьих, венчурный капитал теперь стал дружественным к основателю. Если раньше инвесторам было важно, чтобы основатель компании имел MBA или финансовый бэкграунд, то с определенного момента венчурный капитал стал вкладывать деньги в развитие начинающих предпринимателей.

В-четвертых, в последнее десятилетие корпоративные инвесторы и хедж-фонды перешли на новый уровень инвестирования – со страстью. Венчурные капиталисты уступили учредителям больше контроля, увеличили объем доступных денег. Количество потенциальных стартапов увеличилось как минимум в 100 раз с начала нынешнего века. И сегодня насчитывается более 200 стартапов стоимостью более $1 млрд.

6. Запуская компанию, вы не должны думать «как большая компания»

Раньше инвесторы и предприниматели считали, что стартап – это просто небольшая версия большой компании, а значит, он должен делать все то, что делают большие компании – писать бизнес-план, нанимать персонал, заниматься маркетингом. Теперь мы понимаем, что это в корне не верно. Теперь мы понимаем, что стартапы – это всего лишь временные организации, предназначенные для поиска масштабируемых и повторяемых бизнес-моделей.

7. Информация повсюду

В XX столетии вы могли узнавать о лучших методах работы от других опытных руководителей за чашечкой кофе. Сегодня каждый предприниматель может прочитать все, что нужно знать о стартапах. Инкубаторы вроде Y Combinator организовывают экспериментальное обучение лучшим практикам, обеспечивают кураторство, предлагают растущую сеть руководителей-учредителей.

Читайте также: "Отвлекайте человека от работы, и он никогда не станет хоть чем-то", – бизнесмен

В результате сегодняшние руководители имеют гораздо больше информации, чем их предшественники. Впрочем, это палка о двух концах. Чтение, получение информации о том, как создать успешную компанию, – вовсе не то же самое, что сделать это. Как мы увидим, информация не означает опыт, зрелость или мудрость.

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter