А ведь первые три года войны с Москвой 1917 – 1922 годов были такими же

А ведь первые три года войны с Москвой 1917 – 1922 годов были такими же. Где-то вспышками происходили бои, где-то горели бронепоезда. А где-то катились поезда с товарными вагонами и шла торговля.

При этом Киев на многие месяцы любил забывать и о войне и о реформах. И новости из Парижа волновали город куда больше, чем известия о том, что большевики вырезают целые села на оккупированной харьковщине. Точно как сейчас всех интересует Трамп, а не подробности того, что оставил после себя под Новоазовском командировочный отряд кадыровцев.

И пока длилась эта сиеста, прибалтийские страны, Финляндия и Польша успели создать армии, спасшие эти страны от большевиков. Даже гуляйпольский анархист Махно, честно раздав крестьянам землю, сумел сколотить войско, которое на равных дралось с Белой гвардией, большевиками и войсками Киева.

То есть пойдя в реформах на шаг впереди медлительного Киева, он завоевал симпатии значительного региона страны. И благодарные люди не то, что согласились платить ему налоги или подчиняться – они добровольно целыми селами пошли воевать за того, кто учел их интересы.

Читайте также: Почему Трамп заинтересован в распаде Европы

Кстати, хорошо об этом говорили во времена Рима. Найдя некий консенсус в Сенате, правители прямо спрашивали своих советников: "А что бы мы еще могли дать народу и армии, чтобы выиграть очередную войну?"

И после этого в бутнующие и колеблющиеся провинции отправлялись гражданские права, их жителям – права на участки на спорных с врагом территориях, освобождение на годы от налогов. В дрогнувшие легионы летели грамоты о том, что сразу после войны их выведут из германских болот и отправят в цветущую Анталию. Где землемеры уже прямо сейчас приступают к разметке участков для ветеранов. И мотивации срабатывали.

Хотя, были и неудачные истории. Например, Нерон полагал, что для стабильности, развития и роста ВВП достаточно лишь хорошо выступать и периодически вырезать излишне укрепившиеся группы в Сенате.

А потому, когда взбунтовавшиеся в Испании легионы начали постить в Инстаграмм фотки того, как они идут на Рим, то Нерон растерялся, не смог предложить никакой модели за рамками привычных инструментов и потерял власть. В рузультате чего на месте одного из императорских бассейнов построили Колизей.

Такова ужасная цена вовремя не сделанных обществу реформаторских предложений.

Читайте также: Все больше умных людей осознают, что они переоценили Трампа

Maxim Kukhar

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter