”Арбитраж” з коммерческим привкусом

В декабре 2016 года б ыл распространен «проект Концепции реформы и развития арбитражных институций в Украине» как запоздалое эхо кампании по дискредитации и попыток отмены Хозяйственного кодекса Украины в рамках инициированной МинЮстом «дерегуляции ведения бизнеса» (вопреки тому, что эта «тема» подведомственна Минэкономразвития Украины). Что получилось из этих «инициатив» все мы знаем: всплеск рейдерства и героическая борьба (а в большинстве случаев – возня) смела инициаторов (например, таковым является замминистра С. Петухов) из медиа пространства. Начиная с апреля 2016 года страницы интернет изданий и официальных ресурсов, освещающих правовую тематику, перестали засоряться «инициативами» дерегуляции от МинЮста и сообщников – связанных лиц личными или профессионально-кулуарными с МинЮстом и его чиновниками интересами. В частности, при освещении «инициатив» широко тиражировались цитаты автора указанного выше так сказать «проекта Концепции …» – Тараса Шепеля, главы Третейской палаты Украины, Главы Третейского суда при Украинском национальном комитете Международной Торговой Палаты. Пусть читателя не вводят в «шок и трепет» перечисленные регалии: специфика «юридического», или лучше сказать «арбитражного» бизнеса для привлечения клиентов требует громких названий.

«Голова третейського суду при ІСС Ukraine Тарас Шепель у свою чергу зауважив – бізнес вітатиме будь-які кроки для спрощення законодавства і регулювання та усунення дублювання. Також бізнесмени позитивно оцінюють заходи, які забезпечать більш комфортні умови для існування і розвитку бізнесу, а також сприятимуть поліпшенню інвестиційної привабливості України». «Скасування Господарського кодексу і запровадження світової практики термінології виллється у спрощення регулювання відносин і в усунення низки суперечок, які вирішуються в тому числі й судами», – сказал он. Эти слова были произнесены во время «общественного обсуждения» отмены Хозяйственного кодекса Украины 21 января 2016 года, то есть в то время, когда всеобщему обозрению уже предстали результаты реформ авторства МинЮста. Тысячи предпринимателей (представителей бизнеса) до сих пор «благодарны» чиновникам МинЮста за «упрощение» всплеска рейдерства в Украине в 2015-2016 годах. Очень хорошо, что все «инициативы» не были реализованы при том, что аффилированные с МинЮстом всякие центры коммерческого права не собирались выполнять нормы законодательства о регуляторной политике относительно оценки шагов «дерегуляции» и отмены ХК. Также очень хорошо, что данные «инициативы» отправились в мусорную корзину (или были «заморожены» до следующего удобного случая для инициирования дерегуляции как не раз уже случалось в 2005, 2008 годах?), но, как видим не все. Ну да оставим в покое форму и перейдем к сути.

Читайте также: Рівень життя середньостатистичного українця погіршився, а віра у реальні зміни меншає

В шапке этого с позволения сказать «документа» виднеется защитный тотем от любых нападок и неудобной критики – значок « Council of Europe ». Это излюбленный метод распространителей всяческих концепций, желающих выдать свои желаемые мечтания в различных сферах (дерегуляции, судебной реформы и тд и тп) за нечто официальное «от ЕС», ну или согласованное с институциями ЕС, для придания «веса». Или чтоб чиновники – потенциальные «потребители» такой продукции (я ее лично часто называю «информационным мусором») боялись и не смели отказать в рассмотрении данной Концепции. Бывает вариант и такой: эти «концепции» – банально халтурный продукт как отчет по грантам институций Европейского Союза. Начинается «Концепция» с пространного для юриста-аналитика пассажа « Законодавство України тяжіє до вузького тлумачення терміну правосуддя» (стр. 3). Да, в Украине правосудие осуществляется согласно Конституции Украины исключительно судами. В этом основа правового государства, ставящего таким образом надежный заслон всем желающим («любителям арбитражей» вне хозяйственных отношений, основанных на соответствующих оговорках в договорах предпринимателей) совершить трюк при подмене понятий и самим занять такие вожделенные места в системе правосудия по, естественно, собственным правилам. И зачем для этого какое-то там процессуальное законодательство? Которое, как будет видно далее в этой «Концепции», без надлежащего обоснования сразу признается неэффективным и предлагаются «правильные» способы его корректировки.

В «Концепции» с каким-то акцентом сожаления отмечается, что «Арбітражне рішення не є рішенням суду, та для його примусового виконання воно має бути визнане та допущене до виконання на території країни відповідним рішенням державного суду, що охоплюється межами «судового контролю» (стр. 3). А вот бы созданным сотням арбитражных «судов» предоставить право издавать сразу обязательные к исполнению решения! Вот это был бы коммерческий эффект и развитие бизнеса уважаемого господина автора! О последствиях для хозяйственных отношений, думаю, не стоит сильно размышлять, чтоб прийти к выводу о коллапсе и их дезорганизации. Кстати даже «союзники» автора из МинЮста решились на откат и вынуждены были спешно разрабатывать механизмы проверки подлинности решений судов при осуществлении регистрационных действий, а тут такая «фантазия». Следующий абзац за привденной цитатой нам говорит о том, что «документ» готовился гораздо раньше декабря 2016 года, так как присутствует фраза «З огляду на зазначене важливим є те, що нова редакція Конституції України, яка має набрати чинності 30 вересня 2016 року змінює регулювання застосування способів АВС, та є більш сприятливою для їх розвитку» (АВС здесь – альтернативное разрешение споров). Интересно, откуда это взято, что новая редакция Конституции установит благоприятные условия для навязывания «альтернативных» судебных инстанций? Хотелось бы посоветовать автору тщательнее вычитывать подобные «заготовки». Данные изменения, о которых говорится, уже вступили в законную силу. Смело предположу, что «Концепция» рождалась одновременно с процессом дискредитации Хозяйственного кодекса (ноябрь 2015 – март 2016 года).

Далее автором исследуется ретроспектива и современное состояние развития арбитражных институций в Украине. Отметим один интересный момент с «коммерческим душком». «Третьою, і головною проблемою стало те, що Закон України «Про третейські суди» за наведених несприятливих передумов, дозволив утворення третейських судів фактично всім бажаючим – для утворення суду потрібно було лише зареєструвати об'єднання підприємств (більше двох), або створити громадську організацію, що не складало значних проблем. В короткий термін було створено декілька сотень третейських судів, і число їх згодом перевищило 500» (стр. 6). Так подождите, то в «Концепции» говорится, что последние изменения в Конституции создали благоприятное поле для развития (и, наверное, упрощения создания новых арбитражных институций?) альтернативных видов разрешения споров, то автор указывает, что из (институций) слишком создалось много. Так, где логика? А логика, вероятное, вот в чем: сотни созданных арбитражных судов отнимают хлеб у так сказать «суда», который возглавляет автор. По логике автора условия условиями, а арбитражные суды должны создаваться «правильные», например, такие как у автора этого «документа»?

Далее воспроизводится любимое жонглирование «европейским опытом» (кстати, излюбленный прием чиновником МинЮста) в части необходимости создания третейских судов для потребителей. Автор с явным «сожалением» констатирует, что «Запровадивши норму про заборону третейським судам вирішувати споживчі спори, законодавець значно обмежив споживачів в способах правового захисту, залишивши єдиний безальтернативний шлях звернення до суду, що не є оптимальним для споживчих спорів, які часто є дрібними та потребують вирішення більш швидкого і доступного, аніж через звернення до суду» (стр. 8). Что это? Сожаление об упущенных доходах в случае благоприятного исхода для автора и распространения компетенции третейских судов на эти категории споров? А система обществ по защите прав потребителей что уж так сильно не справляется с возложенными на нее задачами в решении «мелких» споров при участии потребителей? Однозначно справляется, является эффективной и лишние «передергивания» судебных компетенций здесь однозначно не нужны!

Читайте также: Кандидати на посади суддів Верховного Суду України – хто вони?

Следующий раздел «документа» посвящен «Мировой практике и европейским стандартам в сфере арбитража», изложен в виде реферата в стиле «хорошо там, где нас нет» и не представляет особой ценности, так как написан в ключе, нужном автору (стр. 8-10). Аналогичным по смысловой нагрузке и стилю является и раздел «Обзор реформ третейских судов на постсоветском пространстве» (стр. 10-11).

И вот, казалось бы, самая «соль»! Раздел «Предложения изменений к законодательству» начинается с безапелляционного вывода, что «метою реформи має бути створення дієвої та ефективної системи недержавних арбітражів, для чого потрібно суттєво вдосконалити законодавство». Снова нарываемся на глобальную проблему развития правовой системы Украины, когда каждый и всякий исходя из личных (корыстных) мотивов развития собственного бизнеса (не будет ли автор возражать, что возглавляемый им арбитраж приносит доход и все предложения направлены на получение сверхприбыли в потенциале? Если будет, то с удовольствием выслушаю контраргументы, основанные на голом альтруизме). Вот она, «теория» коммерческого права и законодательства в действии»! Ну, или какая-нибудь концепция реформирования частного права, кстати, где этот с помпой анонсированный документ потерялся?

Основными так сказать «выводами» к «Концепции» являются 1) «Реформа третейських судів має відбуватися паралельно, та з врахуванням кроків з втілення судової реформи державних судів» (ну тут понятно, против законодательства, обеспечивающего судебную реформу, не попрешь. Лучше быть в русле процесса, чем идти против него – логично рассудил автор, этот же вывод будет еще раз для убедительности, наверное, повторен в последнем абзаце «документа»); 2) «На етапі становлення неможливе об'єднання внутрішнього та міжнародного арбітражу. Отже, реформування внутрішнього арбітражу має метою наближення його до стандартів та якості міжнародного, проте не має зачіпати функціонування в цілому успішного міжнародного арбітражу» (то есть уже созданный «арбитражный бизнес» пусть действует, но не мешало бы ему расширить «поле» для деятельности?); 3) «Компетенція арбітражів має відповідати за обсягами звичайній компетенції арбітражів, та не повинна бути «урізаною» в спосіб та в обсягах, що суперечать світовій практиці і стандартам» (а может, эта компетенция, прежде всего, должна отвечать реалиям практики и культуры хозяйствования в Украине? Или «международный опыт» ведения арбитражного бизнеса важнее интересов и стремлений субъектов хозяйствования?). В общем, ничего нового и удивительного. В подтверждение вышесказанному не смотря на «благоприятные условия для развития» еще одно: «Отже, від принципу «дозволити всім» право заснування постійно діючих арбітражних інституцій потрібно відмовитися, запровадивши певний фільтр, у формі підвищення вимог до організацій, при яких можуть утворюватися такі інституції, та самих арбітражних інституцій та їх арбітрів». Что за фильтр? Каковы критерии фильтрации неугодных? Отсутствие значка « Council of Europe » ? Вроде как признаем необходимость развития, но ограничим возможности создани я , чтоб конкуренты не лезли в «арбитражный бизнес». Далее в « Предложениях» лоббируются интересы торгово-промышленных палат (или это необходимы реверанс?), предлагается основываться на понятии «репутация» при определении достойна ли права та, или иная организация создавать «при себе» арбитраж. Ну и, конечно же, реверанс союзникам и идейным вдохновителям! «Слід передбачити, що перевірка вимог закону для утворення, та реєстрація постійно діючих арбітражних інституцій має здійснюватись Міністерством юстиції» (стр. 14). Иного, в принципе, не стоило и ожидать.

Странно, но автор «документа» так и не решился написать про «возможность расширения компетенции арбитражных судов на рассмотрение гражданских дел». Вот где непаханое поле для «арбитражного бизнеса». Такая оговорка автора неспроста: и я уверен, что это лишь «въезд» в тему, которая будет «успешно развиваться» в науке гражданского права и в скором времени переродится из запрета в возможность рассмотрения гражданских дел арбитражем. Автор далее сделает в этом направлении несмелый шаг, предложив какие-то «изменения в процессуальные кодексы: гражданский и хозяйственный» (стр. 15-16). Да, цивилистика уже давно перегрета и «скучает» по возможностям новых научных «открытий», коими может стать указанное выше, как и многое другое, активно продвигающееся в законодательство сегодня, например, какое отношение «корпоративный договор» имеет к гражданскому праву? Ну а на авторское «это есть в ЕС» уже привычно можно ответить глубоким сомнением, что «оно именно так там и есть». Уже наслушались в предыдущей дерегуляционной эпопее от МинЮста и, кстати, от самого автора, что «аналогов Хозяйственного кодекса нет в ЕС». Очень странно, что на сей раз мы ничего не прочитали о вреде ХК для бизнеса, или, например, для системы третейских судов, не услышали о практике разрешения «коммерческих» споров…
В целом, глубина разработки вопроса в представленной «Концепции», его аналитическое и смысловое наполнение (помимо отмеченных нюансов) оставляет желать лучшего, и может быть оценена на твердое «три» согласно старой ВУЗовской градации знаний и «мастерства», проявленного при подготовке данного «документа». Еще в начале 2016 года я прогнозировал появление лавины подобных «инициатив» от сателлитов чиновников МинЮста, в связи с чем, предлагаю заинтересованным сторонам (в т.ч. государственным институциям) просто не обращать никакого внимания на эту «Концепцию» и ей же подобные, а двигаться по уже намеченному (определенному законодательством) пути судебной реформы. Стоит также призвать институции ЕС к более тщательной «фильтрации» (мне понравилась терминология автора в данном случае) получателей всесторонней поддержки, генерирующих подобный «информационный мусор».

Олександр ІЛЛАРІОНОВ

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter