”АТОшники с психологическими травмами – наша реальность, и нам с этим жить”, – волонтер

Когда мой брат вернулся с войны, мне было десять лет.

Хотя нет, все началось когда мне было восемь. Сначала проводы, много шума и людей, потом странные звонки, нервные разговоры на кухне с закрытой дверью родителей.

Спешная командировка отца в Москву, слезы матери, которые она постоянно молча вытирала. А потом было два года. Два года каждые два- три дня мы по очереди писали письма. Мама говорила, что нужно все время писать, ему там будет легче. И мы писали. Всей семьёй.

Потом брат рассказывал, что половина писем на весь взвод были ему.

Читайте также: 5 стадий принятия дембеля

Я помню эти тоскливые два года. Конечно помню как ребёнок. Со своими радостями и горестями, но это была бесконечная тоска. Угрюмые, резко постаревшие родители, никаких праздников, и постоянное ожидание. Изо дня в день.

Потом он вернулся.

Начали съезжаться друзья со всего бывшего советского союза. Они пили, вспоминали, дрались на дискотеках за слова: "я тебя туда не отправлял", опять пили, пили, пили и пили.

Брату начали вызывать скорую, из- за проблем с давлением, сказались многочисленные контузии. Не помню уже в какой момент, но отец начал с ним заниматься на подготовительных курсах в институте. Купил моторную лодку, увлёк рыбалкой, отдал машину, не отходил от него на протяжении, наверное, трёх лет ни на шаг.

Он его вытащил. Вытащил с бесконечных пьянок и пути в никуда. Брат поступил, женился, и все у него сложилось.

А потом. А потом он начал ездить на похороны сослуживцев. Они один за одним начали уходить на тот свет. Был парень, у которого началась мания преследования, и его родители ловили в полях, пока не закрыли в психиатрической больницы. На сколько я знаю, только ещё один друг моего брата, перешёл в гражданскую авиацию и летает где-то в небе российской федерации. Остальных уже нет.

А им и пятидесяти не было бы, на сегодняшний день.

Читайте также: Это важно знать всем украинским воинам, прибывающим в Киев

К чему это я. Большинство известных мне волонтёров накрывало уже птср, некоторых и не раз. Большинство демобилизованных испытывают трудности с адаптацией в мирной жизни.

Будьте внимательны к бывшим Ато-кам, к волонтерам. Очень часто возле людей, которые сильно нуждаются в помощи, нет тех, кто может их вытащить. Люди с птср, наша реальность, и нам с этим жить.

Хотим мы этого или нет.

Дана ЯРОВА

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter