Еще один важный урок от испанцев: будь спокоен всегда и везде

Мой самолет вылетает в 20:35. Это не самый поздний рейс, и я еще рассчитываю вернуться из аэропорта на метро: впервые воспользоваться новой веткой, идущей прямо к моему дому всего с одной пересадкой. Без приключений пройдя контроль на авиа безопасность, усаживаюсь возле окна, ставлю телефон на зарядку, и распаковываю яркие французские печеньки – макаруны. На табло загорается надпись «дилэйд» (задерживается). Потом снова меняется на «он тайм» (по расписанию). На мгновение появившаяся тревога уходит. Пассажиры постепенно подтягиваются к гейту и выстраиваются в очередь на посадку. Часть уже прошла по «рукаву», ведущему в салон самолета. Я допиваю какао и следую их примеру. Напротив меня на скамейке сидит пожилой француз – высокий, подтянутый, с кучерявой седой шевелюрой. По громкоговорителю что-то объявляют по-французски. Его лицо выразительно вытягивается в яркой гримасе удивления. Точно, как в комедийных сиквелах. Полчаса назад объявляли, что на этом рейсе слишком много ручной клади и просили желающих сдать ее в багаж. Я все еще думаю, что посадка прервана по этой причине. Пассажиры с обреченным видом снова располагаются на скамейках ожидания.

Читайте также: Британец попал в VIP-зону на концерте, отредактировав страницу группы в "Википедии"

Рядом со мной устроилась большая испанская семья с двумя детками – пяти и трех лет. Они смеялись и шутили на тему «как здорово еще на пару дней остаться в Париже». Я начинаю подозревать неладное и решаю спросить, не знают ли они, что происходит. «Второму пилоту стало плохо. Он не может выполнить обратный рейс в Барселону. А с одним пилотом нас не выпустят». К нам подошла другая испанская сеньера, и иронично смеясь, рассказала, что до двенадцати ночи не будет никакой информации. А с двенадцати начинается обще французская тридцатишестичасовая забастовка, и все аэропорты будут закрыты. Внутри меня заерзала внутренняя истеричка. «Что теперь делать?» – спрашиваю. «Ждать до двенадцати, – отвечает сеньера, – Они либо найдут замену пилоту. Либо поселят нас в отель. А если не поселят – «ай ке агуантар» (придется выдержать)». Мне очень нравится испанский глагол «агуантар». Он означает не просто «выдержать», но и «перетерпеть» и «превозмочь». В этом слове есть какая-то невероятная сила.

Семья продолжает соблюдать спокойствие: они едят бутерброды, шутят и развлекают детей. «Я спать хочу…», – нараспев говорит малыш пяти лет. Я ожидаю, что сейчас разразится истерика. Но он скручивается калачиком на скамье, закрывает глазки и говорит: «Мам, разбудишь, когда пилоту полегчает».

Читайте также: 33 простых правила, чтобы существенно сэкономить в Европе

Я начинаю готовить себя к мысли, что мне снова придется увидеть Париж и, слава Богу, не умереть. Но тут громкоговоритель хрипнул и объявил: «Мы нашли экипаж на замену. Ожидаем его прибытия. Спасибо за ваше терпение и понимание». На часах полночь. До начала забастовки остается полчаса. Воодушевленные пассажиры снова выстраиваются в очередь на посадку.
Самолет катится по рулежке и готовится к разбегу. «Экипаж приветствует вас на борту нашего лайнера и…чувствует себя хорошо» – объявляет капитан. По салону прокатывается тихий смех.
Нет смысла впадать в истерику и жечь свои нервы, если это не поможет изменить ситуацию. Если от этого не полегчает второму пилоту или не найдется новый экипаж. Да здравствует испанское спокойствие и философское отношение к тем ситуациям, на которые невозможно повлиять.

Olga ROKHMAN

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter