Фанатики у власти. Или как за 4 года уничтожить пятую часть сограждан

Французский Индокитай приказал долго жить в 1954 году: соблюдая международные договоренности, Франция ушла с индокитайского полуострова. Так на карте мира возникли новые самостоятельные государства: Лаос, Камбоджа и два Вьетнама. После этого на полуострове начались интересные времена, в эпоху которых, как известно, не пожелаешь жить никому.

Вьетнам и Лаос тоже отличились всемерно, но все-таки пальму первенства заслуженно получает Камбоджа, она же Кампучия, – за красных кхмеров и за месье Пол Пота лично. Ни один другой режим за всю человеческую историю, видимо, не уничтожил в столь сжатые сроки столько своего населения: за четыре года правления Пол Пот истребил 1,5 из 8 миллионов камбоджийцев. Ни один другой режим мира не был столь явно ненормален.

На самом деле его звали не Пол Потом (камбоджийцы вообще редко называют своих детей Полами, им гораздо больше нравятся имена типа Кхтьау или Тьомраын). Будущего сотрясателя страны звали Салот Сар, и, как у многих диктаторов, его происхождение темно и запутанно. По одной из версий, он вообще племянник царедворца и чуть ли не королевских кровей. Сам он любил описывать тяготы своего нищего крестьянского детства под гнетом проклятых империалистов. Но правы, вероятнее всего, основные биографы Пол Пота – австралийский исследователь Бен Кирнан и американский историк Дэвид Чендлер, которые, перетряся доказанные факты родословной нашего героя, сочли, что на самом деле он принадлежал к зажиточной полусельской, получиновнической семье, причем его сестры – родная и двоюродная – были придворными танцовщицами и королевскими наложницами (коих, впрочем, во дворце находилось множество).

Надо отдать биографам должное: они занимались поистине детективной работой, ибо Пол Пот настолько избегал всякой публичности, что первый год его правления фактически никто в Кампучии, не говоря уже о внешнем мире, не знал, кто скрывается под именем Брат номер один, – он ухитрился захватить страну инкогнито. Прозвище Пол Пот, взятое им за десять лет до того, по свидетельству некоторых уцелевших бывших соратников, было сокращением французского «politique potentielle» («могучий политик») и являлось одной из форм термина «вождь». Лишь на втором году правления Пол Пота нечеткий фотоснимок, попавший в западную печать, позволил установить, что палачом Камбоджи является добродетельный и скромный школьный учитель Салот Сар, которого опознали его бывшие соратники по Коммунистической партии Индокитая.

Исходя из предпосылки, что любое зверство человека есть результат пережитых потрясений в детстве, историки ужасно хотели найти свидетельства того, что Пол Пот – невинная жертва обстоятельств, игрушка в руках судьбы, превратившая доброго мальчика в страшное чучело. Но все выжившие знакомые и родные Пол Пота хором уверяли, что это был милый и тихий ребенок, которого любили родные, который получил весьма приличное образование на государственную стипендию и который меньше всего на свете походил на несчастное оборванное дитя третьего мира. Да, во французском колледже его заставляли говорить по-французски и играть на скрипке, но следов других империалистических истязаний в жизни Пол Пота обнаружить не удалось.

В 1947 году он уехал учиться в Париж, стал там убежденным антизападником, вступил в Коммунистическую партию Франции и даже напечатал пару статей об угнетенности рабочих, но по-прежнему оставался ровным, доброжелательным и приятным в общении юношей без особых амбиций и без особых же талантов. А вернувшись домой, он стал активно сотрудничать с местными коммунистами, работая в то же время учителем в лицее, – до тех пор, пока в стране не развернулась полномасштабная война.

Читайте также: Правда війни: бомба сповільненої дії від держави-вбивці

Сейчас будет очень интересно. Тот, кто сумеет уследить за логикой происходящего до конца, получит бонус. В 1954 году, после освобождения от французского протектората, Камбоджа получила статус нейтральной страны с более или менее конституционной монархией. К власти пришел законный наследник, принц Сианук, выбранный государственным советом из числа возможных претендентов, коих при таком изобилии наложниц, сам понимаешь, во дворцах всегда хватало. Принц не был коммунистом, но имел, надо признаться, весьма схожие с коммунистами убеждения. Он хотел всячески дружить с Китаем, помогать Северному, просоветскому, Вьетнаму сражаться с Южным, империалистическим. Заодно Камбоджа разорвала дипотношения с главными империалистами мира – США, после того как американцы немножко пошастали за их границу, выясняя отношения с вьетконговцами*.

Американцы извинились и категорически запретили своим солдатам даже приближаться к камбоджийским границам. Взамен принц Сианук широким жестом разрешил вьетконговцам и войскам Северного Вьетнама проходить по камбоджийским территориям и устраивать там базы. О чем принц Сианук думал в тот момент, одним буддам известно, так как даже не очень интеллектуальный пятиклассник мог бы предсказать дальнейшее развитие событий. Какое-то время коммунисты Вьетнама играли в игру «я в домике».

Они атаковали южновьетнамские войска, после чего тикали в Камбоджу, на границе которой их преследователи были вынуждены останавливаться и жалобно глядеть на веселые дымки над очагами вьетконговских баз. Надо сказать, что местное население не было в восторге от бегающих по их стране вьетнамских солдат. Кроме того, им очень не нравилось, что Сианук считал возможным посылать своих солдат отбирать у крестьян зерно (точнее, насильно выкупать его за копейки). Неудивительно, что собственное коммунистическое подполье Камбоджи стало пользоваться огромной поддержкой начинавших голодать крестьян.

Самая крупная из таких организаций называлась «Красные кхмеры», и руководил ею милый школьный учитель по кличке Пол Пот. Да, он так и не стал ярким лидером и гением, за которым пошли бы серьезные зрелые революционеры, зато он умел хорошо работать с детьми. Под свое крыло он, как и положено учителю, принимал юношество: в красные кхмеры набирали крестьянских подростков 11-12 лет, а сам Пол Пот неоднократно говорил, что для блага Кампучии надо было бы убить всех, кто старше четырнадцати, так как только новое поколение способно создать новую идеальную страну.
Народные восстания и террористические вылазки красных кхмеров заставили принца Сианука немного очнуться и оценить положение дел во вверенных ему землях. А в стране шла – будем называть вещи своими именами – гражданская война. Красные кхмеры брали под контроль поселения и совершали налеты на правительственные организации. Вьетконговцы чувствовали тут себя как дома и брали что хотели, в том числе угоняли крестьян воевать в своих рядах. Крестьяне бежали от всей этой красотищи в города, начинался качественный голод… И тогда принц Сианук кинулся за помощью к США. Отношения были восстановлены, Штаты провели бомбардировку районов, в которых находились вьетконговские и северовьетнамские базы. Но официально просить американцев о помощи в гражданской войне Сианук все же не решился: мешали политические убеждения. Тогда принца быстро свергли его министры во главе с премьер-министром Лон Нолом, который потребовал от северных вьетнамцев в 72 часа вывести войска с территории Камбоджи.

Северные вьетнамцы высказались примерно в том духе, что а не пошел бы ты, любезный, топиться в Меконге. Тогда Лон Нол воззвал к американцам. В 1970 году рано поседевший президент Ричард Никсон, которого дома и так уже рвали на куски пацифисты, совершил еще один крайне непопулярный шаг и приказал провести наземную операцию в Камбодже. Два месяца американцы и южные вьетнамцы вышибали из Камбоджи северных вьетнамцев и вьетконговцев – надо сказать, весьма и весьма успешно. Но Штаты, которые сами уже были на пороге бунтов в связи с колоссальным антивоенным движением в стране, вынуждены были вывести свои войска. Милые девушки в вязаных шарфиках с пацификами своего добились: Штаты помогали властям Камбоджи деньгами и техникой, но военных действий избегали. Голубь мира снес на головы камбоджийцам претухлое яйцо: после ухода американских войск тут закипела уже совсем полноценная гражданская война с участием правительственных войск, армии красных кхмеров (уже подчинивших себе некоторые области), других антиправительственных группировок, южных вьетнамцев и северных вьетнамцев. Камбоджа до сих пор возглавляет печальный список «Самые заминированные страны мира»: джунгли и рисовые поля тут все еще напичканы страшными ловушками, которые стороны подсыпали друг другу.

Правда, совсем уж масштабных сражений не наблюдалось – скорее, имела место быть партизанская война всех со всеми. И в 1975 году в этой войне выиграли красные кхмеры. Перебив несколько десятков тысяч солдат и чиновников, 17 апреля они захватили столицу Пномпень, объявили о создании нового государства, Демократической Кампучии, и принялись жить-поживать.

Читайте также: Два украинца и сорок девять звезд

Вьетнамцев они ненавидели так страстно, что в конце концов вступили в войну с объединившимся к тому времени Вьетнамом, проиграли ее и были изгнаны обратно в джунгли. Таким образом, красные кхмеры продержались у власти четыре года, успев, однако, сделать серьезную заявку в борьбе за звание самого кровавого режима всех времен. Красные кхмеры не нравились никому, потому что они были совершенно спятившей кучей ублюдков. Беженцы, которым посчастливилось уползти из Демократической Кампучии, хором рассказывали чудовищные вещи о воцарившихся в стране порядках: о массовых казнях, о младенческих трупах вдоль дорог, о страшном голоде и фанатизме властей…

Никакой документации по казненным, умершим от голода и болезней людям красные кхмеры не вели по вполне уважительной причине: большинство из них не умели ни читать, ни писать.

Тела погибших просто запихивали в ямы или вываливали в лесу, так что помимо мин земля Камбоджи усеяна еще и скелетами. Единственное место, где узников хоть как-то пытались регистрировать, – это пномпеньская тюрьма S-21, расположенная на холме Туол-Сленг, чье название красноречиво переводится как Ядовитый Холм.

Так как города стояли пустыми и находились там только революционеры и члены их семей, то неудивительно, что в Туол-Сленге истребляли в основном «предателей» из собственных рядов. В тюремном архиве обнаружили множество фотографий заключенных и их «признательные письма».

Большинство из содержавшихся здесь – это подростки-кхмеры. Известно, что минимум половина примерно из 20 тысяч узников, попавших сюда за четыре года, были убиты после жестоких пыток. Сейчас здесь находится Музей геноцида.
(с) Матвей Воголжанин.

Еще несколько цифр:

14 лет – средний возраст бойцов армии красных кхмеров

3 000 000 из 8 000 000 жителей Камбоджи сразу были лишены гражданских прав

1 500 000 кампучийцев погибли за четыре года правления красных кхмеров

2 500 000 человек должны были покинуть все города в 24 часа

Александр СОКОЛОВСКИЙ

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter