Газ и нефть в 2017 году. Ключевые тенденции для Украины

Для украинского общества вполне привычно рассматривать Украину как своеобразный мост или посредника между богатой углеводородами Россией и основным её рынком сбыта – странами Европейского союза. 2017 год может стать периодом разрушения данного мифа поскольку изменение географии поставок нефти и газа, ценовой политики уже даже не перспектива, а реальность. Это, с одной стороны уменьшает доходы российского бюджета, с другой резко уменьшает ценность украинской ГТС. Изменение рынка несёт дополнительные риски и в политической области – Россия будет защищать источники своих доходов всеми доступными ей методами.

«Хвиля» продолжает публиковать аналитические записки из ежегодного прогноза УИБ «2017: Виклики та можливості«. Ранее мы публиковали рамочный прогноз Юрия Романенко «Пределы устойчивости. Мир и Украина в 2017 году. Сценарии», также несколько частей доклада: Риски для России в 2017 году: три сценария, Сценарии развития ситуации по Донбассу в 2017 году, Украина — Южный Кавказ: новые реалии, Туреччина: прогноз на 2017 рік, «Ближний Восток в 2017 году в контексте отношений между США и Россией: сценарии«.

Рынок газа

Газотранспортная система Украины по состоянию на 2010 год могла обеспечить транзит в страны Западной и Центральной Европы 142,5 млрд. кубометров природного газа из Российской Федерации и, при определённых условиях (согласии Кремля) Казахстана и Туркменистана.

Стоит отметить несомненное преимущество украинской ГТС в виде 13 подземных хранилищ газа общей активной вместимостью порядка 31 млрд кубометров.

Наличие ГТС и её важность для стран Европейского союза было одной из причин активного участия ЕС в разрешении украино-российских газовых споров.

Однако ситуация на рынке транспортировки газа не является статичной. Изменения последних десяти лет в корне меняют логистику обеспечения Европы.

В 2014 году после аннексии Крыма ГТС лишилась одного из хранилищ, принадлежавших Чорноморскнафтогазу. Общая вместимость системы, оставшейся в распоряжении Киева уменьшилась как минимум на 1 — 1,5 млрд кубометров.

С магистральными трубопроводами ситуация (с точки зрения Украины) ещё хуже. Обсуждавшиеся проекты «в обход» украинской территории (Южный и Северный потоки, Голубой поток и «Nabucco» – не полный список. Для этого достаточно взглянуть на перечень газопроводов и терминалов, предназначенных для поставок газа европейским потребителям.

Основные газопроводы, обеспечивающие газом ЕС с восточного направления

Ниже приводится список уже существующих объектов, которые выходят на проектную мощность на протяжении 2017 года. Не все из этих проектов напрямую затрагивают интересы Украины, но это прекрасная иллюстрация как меняется баланс сил в энергетической сфере за последние годы.

Страна Объекты Объёмы (млрд м3) Поставщики Тип работ 2016-2017 Перспективы (цели) Возможные объёмы ( суммарно, млрд м3)
Литва Klaipėda LNG FSRU 2 Катар

Норвегия

США

Реконструкция газопровода в Латвию Экспорт газа в Латвию (либо совместный импорт)

Окончание работ 08.2017

3,5 — 4
В 2016 возобновлены переговоры о реконструкции газопровода /Клайпеда-Новополоцк Участие в импорте газа Республики Беларусь.

Возможное начало работ — 05.2017.

Возможные поставки — до 3 миллиардов кубометров

Польша Świnoujście LNG terminal 1,5 Катар

Норвегия

США

Контрактуется газ на 2017 Выход в 2016 на 60% мощности

К концу 2017 на 100% (7,5)

6
Турция Botas LNG 6 Катар, СА, ОАЭ, Египет Вышел на проектную мощность в 2016-м 6
EgeGaz Aliağa LNG 9 Алжир, Нигерия, ОАЭ, Египет Выходит на проектную мощность в 2017 11,5
Tabriz-Dogubayazit (Ankara) 8 Иран После отмены санкций законтрактовали максимальную мощность 14
Blue stream 10 Россия Работает с 2003 года 16
South Caucuses Pipeline 8 Азербайджан В августе-сентябре 2017 закончится ввод проекта SCP -2 Увеличение в 2 раза объёмов прокачки по существующей нитке благодаря постройке 2-х газонапорных станций (Грузия и Турция) 16,5
TANAP-1 0 Азербайджан, Казахстан, Иран Досрочное завершение для перекачки газа потребителям ЕС Турция как страна транзитёр.
Окончание работ — ноябрь 2017.
16
Германия Северный поток 40 Россия Увеличение квот РФ по перекачке трубопроводами Германии и Франции Выход на проектную мощность 55

Столбец «объёмы» в таблице — это сегодняшние мощности — поставки «по факту». «Возможные объёмы» мощности, которые будут доступны уже в конце 2017 года.

Сегодня доступный объём альтернативных поставок составляет 89,5 млрд кубометров в год. Это то, что законтрактовано. Если отнять чистое потребление Турции, то получаем «конкурентные мощности» в противовес украинской ГТС составляют 65-69 млрд кубометров природного газа в год.

Украина уже ощутила на себе эффект конкуренции: на фоне роста потребления углеводородов, объёмы прокачки через систему снижаются который год подряд. В 2010 году прокачка составила около 110 млрд кубических метров. В 2013 уже всего лишь около 80-и. Пр результатам 2015 года уточнённые НАК «Нафтогаз» данные свидетельствуют о транзите 67,5 миллиарда кубометров, что более чем в 2 раза меньше номинальной мощности украинской ГТС.

2017 год существенно изменит ситуацию. Общие мощности импорта перечисленными в таблице странами составят от 172 до 180 миллиардов кубометров. При этом «чистые» поставки на рынки ЕС (за исключением потребления Турцией, странами Балтии и Беларусью) – от 145 до 155 миллиардов кубометров.

Газовозы у причалов в Катаре

Кроме простого наращивания объёмов имеем ещё несколько ключевых особенностей:

  • На рынок выходят новые игроки: Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ, которые, благодаря инфраструктуре приёма сжиженного газа в Турции и возможности дальнейшей перекачки трубопроводами получают удобную, современную и относительно дешёвую логистику.
  • США, после прихода Трампа, скорее всего, продолжат постепенное разворачивание LNG-инфраструктуры для экспорта своего газа в Европе.
  • Создав инфраструктуру приёма и отгрузки сжиженного газа (2 терминала на севере и на юге) Турция может отказаться от блокирования строительства аналогичных объектов в Румынии и Болгарии и, возможно, в Украине.

Ценовая политика

Цены на природный газ зависят от колебаний цен на нефть и стоимость доставки потребителю. 2017 год внесёт ещё один существенный фактор – демпинг новых поставщиков. Выход на рынок Катара, Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ и США (с существенными объёмами) несомненно окажет влияние на цены и объёмы возможного импорта из РФ.

Кроме того, если обратить внимание на турецкую ГТС, она имеет несомненное конкурентное преимущество – возможность выбора страны-поставщика. Это означает, что Анкара будет требовать от партнёров выгодной для себя ценовой политики. Турция стремится превратиться в крупный газовый хаб, чтобы выходить на европейский рынок с усреднённой ценой, которая мало подвержена резким колебаниям на мировом рынке.

Для Украины это принципиально новая ситуация, которая, впрочем готовилась годами. Теперь Киеву придётся вести конкурентную борьбу с другими игроками — в первую очередь Турцией.

Здесь даст о себе знать ещё один аспект — состояние инфраструктуры. Упомянутые в таблице газопроводы и терминалы построены за последние 12 лет. И, в отличие от украинской ГТС, находятся в прекрасном техническом состоянии. Что позволяет выставлять низкие (по сравнению с Украиной) цены на транзит.

Украина пока сохраняет конкурентное преимущество в виде огромного потенциала подземных газохранилищ, но и здесь перспективы далеко не радужные.

За последние 10 лет соседние государства провели реконструкцию либо создали новые ПХГ. Польша довела вместимость хранилищ до 2,75 млрд кубометров, Венгрия и Австрия до 4-х. Дальше всех продвинулась Германия, которая уже в этом году может закачать в хранилища 20 млрд. кубометров газа.

Развивается сеть трубопроводов и внутри Европы: Польша, имея LNG-терминал и законтрактованные объёмы газа начинает модернизацию своей системы.

Турция стремится занять место важного поставщика газа в ЕС и ей удалось добиться немалых успехов на этом направлении :

Нефте и газопроводы через территорию Турции

  • Уже во второй половине 2017 году, возможно, будут закончены ветки газопроводов из Азербайджана на Балканы и, через Грецию, в Италию. В худшем для Турции и лучшем для Украины случае это произойдёт на 6 месяцев позже – летом 2018.
  • Турция уже имеет 4 страны-поставщика и намерена довести их число до 7-и. Это позволит Анкаре выходить на рынок с уникальным ценовым предложением — средневзвешенной стоимостью газа, которая не зависит от политических или локальных экономических кризисов. Стратегическая цель Анкары — превратить Турцию в газовый хаб, который будет влиять на формирование цены на газ для Европы.
  • Турция возобновила с Россией переговоры о строительстве «Турецкого потока» Изначально предполагалась прокладка четырех веток общей мощностью 63 млрд кубометров, причем одна ветка (14–15 млрд кубов) должна была обеспечивать потребление Турции, а остальные — служить поставкам газа в Европу. Однако, эти проекты вызвали массу вопросов в ЕС, поэтому пока обсуждается проект двух веток на 32 млрд. кубов. Однако, Анкара по ходу активно ведет переговоры с Ираном, который также очень заинтересован в выходе на рынок ЕС. По сути Турция играет с Ираном и Россией таким образом, чтобы получить наилучшие условия для себя.

Исходя из сказанного выше, можно обозначить три основных тренда развития рынка газа в Европе в конце 2017 года:

  • Новые возможности поставок газа и выход новых продавцов на европейский рынок окажет давление на цены.
  • На рынке стран-транзитёров отчётливо проявится конкуренция за объёмы перекачки что так же может привести к снижению цен для конечных потребителей внутри самой Европы.
  • Возможно существенное снижение потребления российского газа. Это заставит Кремль активно защищать свои интересы: система добычи в России на большинстве месторождений не предусматривает консервации скважин. Или РФ газ продаёт, или просто сжигает.
  • Эти процессы будут способствовать дальнейшему уменьшению значимости украинской ГТС и, как следствие, изменению отношения к Украине со стороны ЕС в контексте энергетической безопасности.

Сценарии развития ситуации в газовой сфере в 2017 году.

Мощности по поставкам газа в Европу увеличатся к концу 2017 года. Тем не менее полного отказа от украинской ГТС в качестве средства транзита в следующем году ещё не произойдёт – Украина имеет «запас» в виде действующих договоров.

2017 год ещё не будет катастрофичным для Украины, но к концу года уже будет заметно, что на 2018 год прокачка через Украину может быть снижена еще в большей степени.

Отсюда два основных варианта сценариев развития ситуации.

Негативный: Прямое замещение транспортировки через Украину альтернативными маршрутами.

Украина теряла в объёмах транзита ещё при Януковиче: в 2010 они составляли 111 млрд. кубометров, в 2013 — 81. 2015 год страна закончила с показателями 67 млрд. В 2016 уровень прокачки ещё уменьшился (за первое полугодие — на 30% к уровню 2015). Таким образом прирост возможностей импорта газа в обход Украины на 70-80 млрд. кубометров в год может создают угрозу еще большего снижения объемов прокачку газа через нашу страну.

Последствия:

  • Такой вариант создаёт проблемы для Укртрансгаза – как минимум необходимо поддерживать давление в системе, что учитывая протяжённость системы повлечёт дополнительные затраты.
  • Это, несомненно будет использовано для раскачки политической ситуации оппозицией. ГТС воспринимается жителями Украины как «что-то священное». Но когда это превращается в пустые трубы за которые нужно платить — возникают вопросы к правительству.
  • Роль Украины как газового хаба постепенно переходит к Турции. Как результат — уменьшение интереса западных партнёров к политическим и как минимум энергетическим проектам самой Украины. Правда, здесь стоит не забывать об ухудшении отношений Европы с Эрдоганом. Если Турция будет слишком поворачиваться в сторону России, то для Европы мотивации подвязываться под газовые проекты Анкары будет сомнительной. Поэтому, геополитический фактор будет играть важную роль в способности Турции достичь поставленной цели. Однако, с точки зрения Европы все равно иметь доступ к двум большим рынкам газа лучше, чем к одному.
  • Впрочем, такой вариант, когда Россия остается без долю газового рынка на юге Европы вызывает противодействие Кремля. Отсюда попытки России создания очагов напряжённости на Балканах (например, неудавшийся переворот в Черногории с участием российских спецслужб). Кстати, на Ближнем Востоке Россия однозначно не заинтересована в том, чтобы ситуация в Сирии стабилизировалась настолько, что Катар сможет качать газ в Средиземное море через территорию этой несчастной страны.

Однозначным плюсом для Украины в такой ситуации будет дальнейшее снижение цен на газ.

Вероятность такого сценария всё же не велика. Украина пока имеет несомненное преимущество — хранилища газа, объёмы которых пока необходимы для обеспечения бесперебойных поставок в ЕС зимой. Поэтому наиболее вероятным представляется другой сценарий:

«Позитивный» или, скорее «умеренно негативный» сценарий

Суть сценария — значительное (возможно, даже критическое) уменьшение объёмов прокачки. Примерно до 30-50 млрд кубометров в год с дальнейшим уменьшением (в 2018-м) до 20-22 млрд.

Говоря проще, покупатели из стран ЕС будут использовать ГТС Украины ровно в том объёме, который свободен в подземных газохранилищах после закачки туда газа для украинских потребителей.

Последствия:

  • Возможность со стороны России «качать» уровни давления: от минимальных до близких к критическим. Имеем повторение истории со взрывом Туркменского газопровода в начале нулевых. Малейшая авария на украинской ГТС позволяет России активизировать дискуссии или о своём участии в работе (модернизации) системы или постройке новых газопроводов. Что ведёт в перспективе 2 лет к наихудшему сценарию. Правда, Россия пойдет на такие действия только когда будет иметь гарантии прокачки своего газа в Европу через альтернативные газопроводы.
  • Остаётся и указанная выше проблема — необходимость закачки в систему большего количества технического газа.
  • Роль Украины как одного из ключевых газовых хабов на востоке Европы при таких тенденциях постепенно перейдет к Турции. Как результат — уменьшение интереса западных партнёров к Украине.
  • Остаётся актуальным противодействие Кремля выходу новых игроков на газовый рынок ЕС. А значит Украина рискует получить «пояс нестабильности» и возле своих юго-западных границ.
  • Цена на газ в Европе может снизиться, что положительно скажется для платежного баланса Украины
  • Уменьшение зависимости от газовой трубы будет подталкивать украинскую элиту к поиску новых источников обогащения. Это возможно заставит обратить внимание на необходимость увеличения внутренней добычи энергоресурсов и переформатирования существующей модели экономики в более современную. Таким образом, это может способствовать оздоровлению украинской экономики и общественных отношений.

Перспективы на рынке нефти в 2017 году

Какой будет цена на нефть в 2017 году важно не только с точки зрения влияния на украинскую экономику, но и, прежде всего, какие ресурсы получит Российская Федерация в 2017 году. От этого напрямую зависит какую политику она сможет проводить в отношении Украины.

Сейчас Россия является одним из крупнейших экспортёров нефти – средние объёмы продажи на внешние рынки составляют от 240 до 260 миллионов тонн в год. Более того, именно нефть является основным источников доходов от торговли углеводородами. Так, например, в 2012 году (на пике цен) доходы России от продажи газа составили 58,47 млрд долларов, от нефти 180,91 млрд, ещё 103,3 млрд принесла продажа нефтепродуктов.

Российская Федерация в 2012-13 годах занимала нишу примерно в 35-40% импорта сырой нефти в страны ЕС (26-27% рынка потребления). На этот регион приходится 74% экспортных поставок из России. При этом значительная часть нефти и нефтепродуктов поставляется магистральными трубопроводами.

Но, аналогично с ситуацией с украинской ГТС, в странах ЕС появилась альтернатива в виде Турции.

  • Сданный в 2006 году трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан обеспечивает перекачку 1 миллиона баррелей в день. В годовом выражении это 51,1 миллиона тонн.
  • В 2013 году возобновилась прокачка нефти по трубопроводу Киркук (Ирак) – Джейхан. Её объёмы на сегодня составляют от 5 до 7 миллионов тонн в год. Причины малой загрузки лежали в сфере безопасности — север Ирака частично контролировался ИГИЛ. Сегодня вся территория пролегания трубопровода находится под контролем официального правительства, либо курдов. Возобновились работы по реконструкции трубопровода. Планируемая дата завершения — май 2018 года. Эти два фактора позволяют увеличить объёмы прокачки до 40-45 миллионов тонн в год.

Ещё один фактор — развитие танкерного флота странами ЕС и Персидского залива, что привело способствует вытесненю российской нефти поставками из Саудовской Аравии. Так, по результатам 2015 года, доля РФ на рынке ЕС сократилась до 23-24%.

По оценкам российских экспертов только из-за демпинга саудитов (которые обеспечивают дисконт в размере $ 0,5-1 на каждом барреле) РФ может потерять за ближайшие годы до трети своей доли европейского рынка.

Перечисленное выше – лишь часть проблем, с которыми может столкнуться Россия.

Логистика нефтяных поставок менее зависима от наличия трубопроводов, учитывая развитость нефтеналивного флота. Поэтому практически любая страна может достаточно оперативно выбрать альтернативного поставщика.

Начиная с 2014 года на рынке наблюдается падение цен на нефть. Именно этот фактор наиболее болезненный для Российской Федерации. Простой пример: согласно данным Росстата доходы от продажи нефти в 2015 году составили 87,1 миллиард долларов. За 9 месяцев 2016 на «транзитные счета» российских компаний поступил 41,52 миллиарда долларов (9 месяцев 2015 — 71 миллиард). Это при росте добычи и экспорта на 6%.

В 2015 году бюджет РФ верстался исходя из среднегодовой цены в размере 96 долларов за баррель. Среднегодовая цена составила 55$. Бюджет Российской Федерации не досчитался как минимум 69 миллиардов долларов (только по нефти). Это ни много ни мало, а около 17% его доходной.

Бюджет на 2016 год верстался из расчёта цены на нефть в 50 долларов за баррель. Реальная среднегодовая цена составляет пока (год не закончился) 37$. Бюджет РФ вновь недополучит от 12 до 15% доходной части.

Бюджет РФ 2017 года рассчитывается исходя из среднегодовой цены в 40 долларов за баррель.

Насколько вероятно дальнейшее падение цен на нефть в 2017 году?

Сначала несколько тенденций:

  • Страны ОПЕК в начале декабря 2016 года впервые с 2008 г. договорились снизить добычу нефти и призвали не-членов ОПЕК уменьшить добычу на 600 тыс. баррелей. Только Саудовская Аравия, Ирак, Кувейт и ОАЭ снизят добычу на 966 тыс. баррелей в сутки. Россия заявила, что готова поддержать такую меру и снизит в первом полугодии свою добычу на 300 тыс. баррелей в сутки.

  • США при Дональде Трампе намерены существенно увеличить добычу нефти и выйти на мировой рынок. Это означает, что в случае увеличения темпов роста экономики в 2017 году США закроют рост спроса своими мощностями.

  • Иран в 2017 году выйдет на рынок сырой нефти с достаточно крупными объёмами. В начале декабря 2016 года ОПЕК дало добро на увеличение доли Ирана на 100 тыс. баррелей в день.

  • Экономика еврозоны согласно прогнозу Еврокомиссии на 2017 год вырастет на 1,6%. В 2016 году рост составил 1,8%. Это явно не будет подстегивать спрос на нефть.

  • Замедление темпов роста демонстрирует и Китай, который был одним из главных драйверов роста цен на энергоресурсы. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) считает, что рост ВВП Китая в 2016 году составит 6,5%, а 2017 году – 6,2%. Данная оценка совпадает с прогнозом МВФ. В S&P GR указывают на то, что «нынешняя траектория движения экономики Китая нестабильна».
  • Эстафету Китая частично подхватывает Индия, которая будет расти в 2017 году на 7,5%, но в Индии еще нет такой потребительской массы, как в КНР. Потому она не может компенсировать снижение потребления в Китае.

Большинство факторов указывают на то, что мировая экономика в 2017 году будет нестабильной. В зоне турбулентности находятся все ключевые экономические центры планеты — США, Европа, Китай, Япония. Поэтому спрос на нефть вряд ли резко вырастет. Нефтедобывающие страны это понимают, потому мы видим попытки ОПЕК через уменьшение добычи нефти поднять цены на углеводороды. Нефтедобывающие страны остро нуждаются в ресурсах, поскольку для большинства из них продажа нефти является ключевым источником доходов. Саудовская Аравия, как и Россия, уже использует свой Резервный фонд, чтобы закрыть огромный дефицит бюджета в $87 млрд в 2016 году, или 13,5% от номинального ВВП.

Поэтому игры в выдавливание конкурентов с рынка за счет демпинга чреваты для саудитов угрозой переиграть сами себя. С этой точки зрения, решение ОПЕК свидетельствует, что Эль-Рияд начинает играть на повышение мировой цены на нефть, чтобы уменьшить фискальное давление. Не случайно, решению ОПЕК предшествовали переговоры руководства Саудовской Аравии с президентом Чечни Рамзаном Кадыровым 27 ноября 2016 года, который выполнял функцию посланника президента России Владимира Путина.

Поэтому, наиболее вероятным сценарием видится колебание цен на нефть в диапазоне 40-60 долларов. В этом случае попытки нефтедобытчиков повысить цены на сырье будут компенсироваться ростом предложения со стороны США, Ирана и других крупных игроков.

Однако, конфликтные ситуации на Ближнем Востоке и с Россией могут привести к спекулятивным скачкам цен на нефть при конфронтационном сценарии G3, который был рассмотрен Юрием Романенко в прогнозе «Пределы устойчивости. Мир и Украина в 2017 году. Сценарии»

Региональный аспект

Вторая половина 2016 года проходит под знаком «нефтегазовой войны» Беларуси и РФ. Кремль до минимума ограничил поставки сырой нефти на беларуские НПЗ – вместо ожидаемых во втором квартале 5-6 млн тонн было получено немногим более двух.

Учитывая это Алексадр Лукашенко за последние 2 месяца посетил с визитами Катар, ОАЭ, Азербайджан, Турцию. Правительственные делегации Беларуси были в Иране и Саудовской Аравии. Определённый прогресс был достигнут — в октябре в Одессе разгружались танкеры с азербайджанской нефтью для мозырьского НПЗ.

Правительство Украины во время заседания рабочей группы по торгово-экономическому сотрудничеству с Республикой Беларусь выступило с предложением осуществлять поставки по трубопроводу Одесса-Броды. Загрузку планировали обеспечить «беларуской» нефтью и нефтью, отправляемой на переработку в Беларусь по «давальческой схеме».

Это чрезвычайно сильный шаг Киева по следующим причинам:

  1. Беларусь потребляет до 10% (24-26 млн тонн) российского экспорта нефти. Экономика страны критически зависит от доходов с переработки.
  2. При этом по состоянию на сентябрь 2016 года 55% бензина и 48% дизельного топлива на украинском розничном рынке имеют беларуское происхождение.
  3. Переход на «давальческую схему» (переработка «украинской нефти») позволит уменьшить отток валюты из Украины. Беларусь в такой схеме получает сохранение уровня доходов от переработки.
  4. Наличие приемлемых по ценам и объёмам поставок уменьшает политическую зависимость Беларуси от РФ, что чрезвычайно выгодно для Украины.
  5. Если Украина обеспечит постоянную загрузка трубопровода «Одесса-Броды», то это позволяет в перспективе вести диалог о поставках нефти дальше – в страны восточной Европы: Польшу и через систему беларуских нефтепроводов оси север-юг на литовские НПЗ, загруженные сегодня более чем на 50% переработкой нефти из России. Ведь первоначально нефтепровод Одесса-Броды должен был быть дотянут до польского Гданьска. Однако, ключевым будет вопрос финансирования такого проекта из Европы, которая сегодня находится в нестабильной ситуации. Вряд ли Польша сможет самостоятельно профинансировать такой проект, а игроки из Западной Европы боятся нестабильности в Украине и не готовы вкладываться в рисковые проекты.

Выводы: Российская Федерация будет продолжать терять доходы от торговли нефтью и нефтепродуктами из-за слабого спроса и роста конкуренции на мировом рынке.

Имея ограниченные возможности влиять на цены на нефть, РФ будет всеми силами бороться за «свои» рынки и нормализацию отношений со странами Евросоюза. При этом работая (как и в «газовой сфере») на противодействие появлению новых игроков на рынке и изменению географии поставок.

Для России будет критически важно договориться с США и ЕС в следующем году, поскольку у нее заканчивается ресурсная подушка в Резервного фонда. В июле 2016 года первый замминистра финансов РФ Татьяна Нестеренко заявила, что резервы России закончатся к концу 2017 года, если ничего не изменится. Этот фактор будет заставлять Россию находить общий язык с ключевыми игроками, либо идти на уступки, либо повышать ставки посредством создания конфликтных ситуаций в точках пересечения интересов.

Новости