Итоги «решительных» реформ для украинской таможни в 2016 году

16-й год, правда 1816-й, в Западной Европе и Северной Америке запомнился чрезвычайно холодной погодой. Мороз уничтожил большую часть зерновых культур в Северной Америке, в Великобритании и Ирландии из-за холода и сильных дождей погиб урожай, в Китае погибло множество посевов риса, а в Индии, вспыхнула эпидемия холеры. В США 1816 год назвали «тысяча восемьсот насмерть замёрзший».

***

В январе принято проводить расширенные заседания коллегий министерств, служб, других исполнительных органов, на которых подводятся итоги прошлого года и ставятся задачи на год текущий. В состав коллегии, как правило, делегируются руководители высокого уровня из Правительства, Администрации Президента, министерств, ведомств, с которыми соприкасаются задачи и функции в той или иной государственной сфере регулирования. Приглашаются народные депутаты из профильных парламентских комитетов, которые, в том числе, влияют на формирование законодательного поля работы того или иного исполнительного органа. А также вызываются руководители территориальных подразделений, чтобы не только отчитаться за минувший период, но и получить позитивный импульс на дальнейшую работу и установить «обратную связь» с центром.

Несмотря на некий налет «совковости», такие мероприятия имеют смысл проводить, однако при условии, что это делается не «для галочки», а объективно и конструктивно.

ГФС времен Насирова не склонна к объективному коллегиальному рассмотрению результатов своей деятельности, выбрав путь одностороннего вещания, используя творческий метод своего акына – «что вижу, то пою». При этом, видит ГФС однобоко (под углом, приятным своему руководству), а поет — весело и позитивно, но фальшиво.

Учитывая, что ГФС утратило остатки объективного отражения действительности, предлагаю свои максимально объективные выводы о том, каким был для Украинской таможни 2016-й год.

В первую очередь, хочется отметить, что на государственном уровне по отношению к таможне весь год прослеживался один лейтмотив: таможня серьезно поражена коррупцией, необходимы решительные реформы.

В августе премьер-министр заявил, что система таможни серьезно «поражена коррупцией», но в то же время отметил, что ситуация начитает меняться в лучшую сторону, т.к. наблюдается перевыполнение плановых показателей по платежам на 1,5-2 млрд гривен ежемесячно.

По результатам года в ГФС также заявили, что план поступлений выполнен на 108,4%. В 2016 году в бюджет перечислено 235,3 млрд. грн. таможенных платежей, что на 16% либо на 33 млрд. грн. больше, чем в 2015 году. Вроде бы нужно радоваться!? Но есть маленький нюанс, о котором умалчивается.

Как говорил Глеб Жеглов: «…писать картины не сподобил меня создатель, но некоторые маленькие тайны я угадывать умею».

Дело в том, что основной причиной выполнения (перевыполнения) плановых показателей является падение курса национальной валюты.

16-процетное увеличение поступлений в гривне было обеспечено 17-процентной девальвацией гривны! В перерасчете на доллары США (а это основная валюта заключения контрактов, соответственно в долларах исчисляется таможенная стоимость), ГФС «под елочку» в 2016 году положила на 100 млн. дол. США меньше, чем даже в 2015 году.

Сравнение результатов 2016 и 2015 годов в гривневом эквиваленте и без учета курсовой динамики является необъективным и манипулятивным. Уверен, что и в 2017 году ГФС с Минфином продолжат одурачивание той части общества, которая далека от понимания сути процессов, сказками об увеличение таможенных платежей.

При этом, «вешая лапшу» с якобы положительными цифрами, и мифической «детенизацией экономики», ГФС умышленно не говорит о таких тенденциях как: соотношение роста платежей росту налогооблагаемого импорта, отмена/введение налоговых льгот, изменение ставок пошлин и других факторах, влияющих на базу налогообложения.

В целом вся картинка таможенных реформ и ее результатов создавалась ГФС в расчете на минутный эффект и короткую память.

Принцип – запустить «супер-реформу» в медийное пространство, провести пресс-конференцию, на которой рассказать, как это круто и какой эффект ожидается, а со временем либо забыть отчитаться о результатах, либо спустить по-тихому.

Вот перечень главных «достижений» ГФС в прошлом году:

  1. Видеофиксация таможенных процедур.

На волне селфи-копов была попытка сделать селфи-таможенников. Это даже можно назвать не попыткой, а скорее неудачным пиар-ходом, который заглох на этапе пилотного проекта в Борисполе. При чем, о результатах пилота (анонсированная борьба з коррупцией, прозрачность таможенных процедур и т.д.), также, как и о перспективе дальнейшего внедрения видеофиксации, в ГФС решили промолчать.

Свои «за и против» видеофиксации высказывал в своем блоге.

  1. «Черные сотни».

После помпезного запуска в начале сентября «черные сотни» растворились по всей Украине. Кроме въездов в зоны таможенного контроля на новеньких Renault Duster, результаты их работы – это dust («пыль») в глаза наивных.

ГФС с Минфином молчат как партизаны: ни анализа результатов деятельности, ни отчета о потраченных бюджетных средствах (а это почти 4 млн. грн. в месяц) на все эти «катания» по Украине, не говоря уже об установленных критериях эффективности и достигнутом эффекте, который измеряется не виртуальными «детенизациями», а конкретными цифрами).

Проект «черных сотен», как и прогнозировалось, оказался большим «пшиком». Более того, те кто подался в эти «элит-подразделения», стали обманутыми жертвами обещанных зарплат в 30-40 тыс. грн. А может быть, было предложено переходить на хозрасчет и самоокупаемость?! Нечего проедать бюджетные деньги, надо черпать ресурс из теневой экономики.

  1. «Единое окно».

Несмотря на отсутствие качественного прорыва, по итогам года ГФС достигла определенного количественного результата по внедрению «единого окна». Например, в декабре по 140 тыс. декларациям 30 тыс. контролей было пройдено по принципу «единого окна» путем обмена электронными сообщениями.

С одной стороны, это неплохой показатель в динамике, а с другой – существует масса нерешенных проблем, как технического, правового, так и организационного характера, которые не позволяют полноценно работать по принципу «единого окна», и соответственно говорит о том, что окно «единое окно» работает.

  1. «Уполномоченный экономический оператор» и NCTS.

Внедрение «уполномоченных экономических операторов» вместе с присоединением к Общей транзитной системе ЕС (NCTS) – это на года затянувшаяся игра в таможенную имитацию с ЕС.

Это наш таможенный «безвиз», который, к сожалению, не будет достигнут и в 2017 году. И виноваты в этом и исполнитель (ГФС), и координатор (Минфин) и народные избранники (ВРУ), которые больше озадачены «проблемами» легализации «пересечки» на западной границе, вместо решения глобальных вещей, которые способствовали бы развитию внешнеэкономической деятельности.

  1. «Институциональные реформы».

Институциональные реформы подразумевают в первую очередь количественно-качественные преобразования в системе. При этом целью всех количественных изменений должно быть качество и эффективность работы того или иного института.

Но сегодня у ГФС своя искривленная реальность. Говоря об институциональной реформе таможни, Роман Насиров в 2016 году не только не занимался качественными преобразования в системе таможенных органов, а наоборот активно лоббировал законопроекты, уничтожающие таможню как отдельный институт.

При этом, смешно называть громким словом «институциональная реформа»:

— презентацию формы для сотрудников ГФС по цене 500 дол. за комплект (при зарплатах этих же сотрудников в 100 дол.),

— создание Межрегиональной таможни (очередного контроллера и псевдоборца с коррупцией)

или открытие Регионального кинологического учебного центра Всемирной таможенной организации (за громким названием скрывается по сути дополнительная табличка при входе в Хмельницкий кинологический центр, который работает еще с 2010 года).

  1. Международное сотрудничество.

В прошлом году от ГФС было много новостей касательно международного сотрудничества: бесчисленные иностранные консультанты, эксперты, миссии, встречи, рекомендации на рекомендации и т.д.

ГФС на всех уровнях неустанно изучала международный опыт, но в сухом остатке «хвастаться» нечем, ни одного конкретного результата.

К сожалению, для ГФС, и международное сотрудничество можно оценить конкретными показателями: количеством регламентов ЕС, имплементированных в национальное законодательство, присоединение к конвенциям и др. международным инструментам.

Есть еще и международная техническая помощь, которая, в том числе, исчисляется количеством полученных материальных ресурсов. От того сколько раз и куда руководство съездило с ознакомительными визитами для изучения опыта — это всего лишь заголовки для пресс релизов.

Говорить о расширении совместного контроля в пунктах пропуска на западной границе можно до бесконечности долго, как и наблюдать за очередями на границах, что стало, к сожалению, уже не исключениями, а укоренившейся тенденцией.

Пока коллеги по границе – пограничники — миллионами долларов осваивают проекты международных доноров (и в основном не в виде консультаций, а в материальном измерении), результаты ГФС на международной арене можно описать такими словосочетаниями как «важность сотрудничества», «активизация», «продолжение сотрудничества», и конечно же увещевания иностранных партнеров о том, что «ГФС находиться в активной фазе реформирования и модернизации».

***

В целом, 2016 год можно охарактеризовать как продолжение стагнации таможенной системы Украины. Не смотря на громкие заявления правительства и руководства ГФС, названные приоритеты в реформировании таможни, по факту реформы отсутствуют, а вот борьба за установление влияния на таможне между руководством ГФС, Минфином и парламентом — продолжается. Жаль, что в этой борьбе не остается места для решения проблем непосредственно таможни.

Новости