Извечный страх Германии: что стоит за визитом Меркель в Москву

Канцлер Германии Ангела Меркель собралась в Москву якобы для того, чтобы предупредить масштабную политическую или военную агрессию Кремля против Киева, направленную на раздел Украины. Эксперты отмечают, что опасения Меркель связаны с нерешительностью новой администрации США, где до сих пор не выработали внятной политики в отношении России. Ранее канцлер отмечала, что встреча с президентом РФ возможна только в случае конкретных успехов по Донбассу или Сирии. В Германии радикальное изменение позиции Меркель оправдывают подготовкой к саммиту "большой двадцатки", которая должна состояться в июле этого года в немецком Гамбурге.

Что на самом деле стоит за предстоящей встречей Меркель и Путина, "Апострофу" рассказывает заместитель главного редактора Foreign Affairs Chronicles Дмитрий Галкин.

Германия всегда больше всего опасалась того, что США и Россия договорятся за ее спиной. То есть Штаты могут предложить какие-то гарантии, Россия в ответ пойдет на какие-то уступки, а Германия при этом окажется в стороне. Таким образом, отношения у РФ с Германией останутся испорченными, а Германия не получит никакого усиления в Европе. Ведь Меркель важно получить от Путина какие-то гарантии прекращения политики на развал Евросоюза, политики по дестабилизации ситуации в Восточной Европе, а также отчасти на Балканах.

Читайте также: У Кремля есть тайное оружие, которого нет ни у кого в мире, – огромные криминальные денежные ресурсы

В то время, когда США пытаются продемонстрировать, что именно они являются главным гарантом безопасности в Европе, для Германии важно зафиксировать собственный вклад в дело обеспечения безопасности в Европе. Кроме того, Меркель не исключает, что все, что Россия потеряет в Сирии, она может попытаться компенсировать за счет ситуации в Украине. Тот факт, что Путин не стал в ответ на действия США обострять ситуацию в Сирии, абсолютно не означает, что он побоится и не пойдет на обострение в Украине.

Канцлер Германии понимает, что, в отличие от Сирии, Москва в Украине действует не напрямую, а через структуры, которыми управляет. В связи с этим, в украинском вопросе от России трудно требовать отказа поддерживать созданные ею структуры. По сравнению с поддержкой Асада в Сирии, такое требование никто не будет ей предъявлять всерьез. Поэтому украинское обострение для Путина намного безопаснее, чем сирийское.

С точки зрения внутренней политики, сейчас совсем непонятно, под каким соусом Россия может начать обострять ситуацию в Украине. Возможен вариант, что украинская власть принятием жестких решений сама подыграет Путину, как это уже происходило, но все же не приводило к серьезным обострениям ситуации. А мелкие вспышки не являются для России значимыми: ведь для компенсации ослабления позиций в Сирии нужно какое-то более-менее значимое обострение в Украине.

Читайте также: Atlantic Council: Шесть неотложных шагов, которые позволят остановить агрессию Путина

Но, с другой стороны, у Москвы есть серьезные внутренние политические ограничения. Российское общественное мнение внутри страны очень устало от Украины, поэтому старт новых военных операций в Украине под лозунгом защиты соотечественников не представляется возможным. К ним накладываются еще и экономические ограничения – Россия уже не может легко потратить несколько миллиардов долларов на очередное "спасение". Кроме того, отношение к образованиям, созданным на Донбассе, и тем, кто их поддерживает, очень меняется. И эта тенденция точно не к обострению.

Дмитрий ГАЛКИН, политический обозреватель

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter