Как нам закончить войну: выбор лучшего варианта из нескольких худших

Тянуть резину без конца с Донбассом и ждать, пока труп врага проплывет мимо нас, уже не получится. Блокады активистов, обострения на фронте, изменение внешнеполитических обстоятельств – все это требует от нашего руководства, наконец, принять четкое решение и начать целенаправленно действовать. Ясно одно: так, как было эти три года – больше продолжаться не может, и Запад нам не поможет.

Пора проводить самостоятельную политику.

Прежде всего, нам надо определиться, чего мы все-таки хотим.

Нужны ли нам эти депрессивные территории и готовы ли мы их восстанавливать и дотировать за свой счет, сохранив при этом свою целостность и национальное достоинство?

Нужны ли нам эти люди, в большинстве своем ненавидящие нас, и готовы ли мы жить с ними в одном государстве, надеясь со временем примириться и интегрировать их в наше общество?

Чем мы готовы пожертвовать ради мира и соборности и в чем мы можем наступить себе на горло?

Взвесив все за и против, нам нужно однозначно сделать выбор в пользу одного из четырех вариантов.

Читайте также: Четыре задачи Кремля в Авдеевке

1. Отказаться от оккупированной территории Донбасса навсегда. В таком случае, нам придется отказаться и от Крыма. Это возможно только на международном уровне с признанием новых реалий, новых границ и нового статус-кво.

Плюсы – перестают гибнуть наши ребята; мы избавляемся от депрессивных территорий и нелояльного населения; прекращаем тратить деньги из бюджета на социальные выплаты и пенсии жителям Донбасса; налаживаем с ним и с Крымом прозрачную торговлю.

Минусы – мы терпим колоссальные репутационные потери, согласившись на утрату территорий и «подставив» своих западных партнеров, которые также понесли огромные финансовые и моральные издержки в ходе санкций. Кроме того, мы теряем эти территории для следующих поколений украинцев, которые могли бы их обустроить и приумножить богатство страны.

Выразив такую готовность, нам придется давить на Россию «всем миром», чтобы она признала новые границы и не продолжала обстрелы. Но такой вариант ее, скорее всего, не устраивает, поскольку усложняет дальнейшее давление на Украину и расширение своей сферы влияния. И неизвестно, насколько этот вариант устраивает нас.

2. Отказаться от оккупированной территории Донбасса на определенное время. Иными словами, попытаться сохранить существующую ситуацию на других основаниях и ждать удобного момента для освобождения оккупированных территорий силовым путем.
Для этого нам нужно как можно дольше муссировать тему выполнения Минских соглашений до их полной смерти, затем пытаться заключить следующие и следующие соглашения, при помощи которых можно максимально тянуть время.

Тактически, по отношению к неконтролируемым территориям у нас есть два варианта. Или мы сохраняем гибридную политику в отношении ОРДЛО, одновременно стреляем и торгуем, признавая территории украинскими, а жителей там – гражданами Украины. Или же мы объявляем эти территории оккупированными и пытаемся максимально от них оградиться, разорвав все экономические и другие связи с живущими там людьми. Но даже если мы объявим военное положение на востоке и обнесем оккупированные территории колючей проволокой – это никак не повлияет на военную ситуацию, обстрелы не прекратятся. Невозможно оградиться от тех, кто «ограждаться» не собирается.

Плюсы временного отказа – мы не тратим деньги на восстановление Донбасса и изолируем нежелательные для нас элементы на этих территориях, а тем временем пытаемся возродить экономику, построить здоровое общество и ждем момента для молниеносного освобождения территорий. Кроме того – сохраняем относительный консенсус в обществе и украиноцентричное большинство в нем.
Минусы – мы продолжим платить деньги жителям Донбасса; конфликт будет время от времени обостряться; будут гибнуть наши солдаты и мирные жители; инфраструктура продолжит разрушаться и приходить в упадок; контрабанда и серые схемы торговли также продолжатся.

В случае полного разрыва всех отношений с оккупированными территориями мы также усугубим и ускорим ментальный разрыв с гражданами, живущими там, а подрастающее поколение будет видеть в Украине исключительно врага, что еще больше усложнит в будущем возврат этих территорий.

Кроме того, мы можем попросту не дождаться удобного случая для силового варианта, а возмущенные активисты или антивоенные настроения народа спровоцируют новые выборы, в результате которых к власти могут прийти популисты и пророссийские политики.
И, наконец, терпение и запас прочности у стран Запада не безграничны, и они рано или поздно могут объединиться с Россией в давлении на нас, если мы будем затягивать процесс до бесконечности.

3. Вернуть Донбасс с предоставлением особого статуса. Для этого нам придется пойти на условия России и выполнить Минские соглашения в ее трактовке. На другое Россия не согласится. Здесь ситуация и последствия очевидны и неоднократно обсуждались всевозможными аналитиками и экспертами. Это и прямые переговоры с сепаратистами, и легализация их на освобожденных территориях, и право вето России через Донбасс на внешнюю политику Украины, и так далее.


4. Вернуть Донбасс без предоставления особого статуса
. Осуществить это без согласия России мы не сможем ни чисто военным, ни дипломатическим путем.

Военный путь сегодня отпадает: наша армия пока не способна противостоять российской, которая мгновенно, в случае нашего наступления, может войти на Донбасс при поддержке ракет и авиации.

Дипломатическим путем мы также не вернем Донбасс, ни при помощи Минских договоренностей, ни при помощи Будапештского меморандума, поскольку международная дипломатия сегодня импотентна и превратилась в «говорильню». И пустыми призывами мы сможем формировать разве что информационный фон, но никак не позицию мировых держав.

Единственный вариант – это внутреннее «восстание» в непризнанных республиках и возвращение их в Украину по собственной инициативе. Только такой вариант позволил бы нам обойти Минские и другие соглашения и апеллировать к желанию народа, как это обычно делает Кремль.

Кто может восстать? Варианта всего два: или мирные жители, или сами боевики из числа местного населения. Могут ли восстать мирные жители? Это, скорее всего, исключено, поскольку «подвал», в таком случае, покажется лучшим местом на земле. Остаются только боевики.

При каких условиях могут восстать местные боевики? Только в случае, если они будут полностью разложены нашей пропагандой и разочарованы в России; если они будут уверены, что те права, за которые многие из них восстали в 2014 году, в Украине не будут попираться – это вопросы языка, культуры и т.д.; если они увидят для себя определенные выгоды; если им будет гарантирована амнистия. Ведь все мы прекрасно понимаем, что многие боевики не могут сложить оружие только по той причине, что здесь их ждет тюрьма.

Что мы должны сделать, если выберем этот вариант?

Первое – в качестве жеста доброй воли гарантировать на законодательном уровне языковые и культурные права населения на освобожденных территориях без предоставления других преференций.

Второе – под видом выполнения Минских соглашений объявить амнистию всем, кто сложит оружие, кроме тех, кто участвовал в убийствах и пытках наших пленных и преступлениях против мирных жителей. Иными словами, отнестись к сложившим оружие боевикам, как к военнопленным, которые после проверки будут либо амнистированы, либо привлечены к ответственности за военные и уголовные преступления.

Третье – начать массированную и качественную пропаганду, направленную на боевиков, которая базировалась бы на риторике всеобщей усталости от войны, необходимости прекратить братоубийство, на ценности жизни и важности примирения, на второсортности жителей Донбасса для россиян и т.д. Разложение армии врага при помощи пропаганды – одна из главнейших задач любой воюющей стороны и странно, что наше государство этим не занимается.

Читайте также: Гибридная война против Украины ведется методами НКВД – политтехнолог

Четвертое – начать переговоры на уровне руководства силовых структур с отдельными командирами боевиков об условиях их перехода на нашу сторону, используя в качестве аргумента любые методы, начиная с давления через родственников и друзей и заканчивая подкупом и обещаниями определенных должностей в будущих органах местной власти. Переход на нашу сторону, если мы к такому готовы, будет служить основанием для амнистии в случае отсутствия военных преступлений и преступлений против гражданских.

Главная задача такого подхода – заставить непризнанные республики «посыпаться» на уровне городков и сел, когда отдельный населенный пункт по предварительному согласованию между нашими силовиками и местными командирами или авторитетными боевиками будет объявлять об отделении от ДНР/ЛНР и возвращении в Украину. В таком случае наши войска при поддержке боевиков, согласившихся сотрудничать, смогут беспрепятственно занимать населенные пункты и обустраивать их оборону до следующего продвижения. Основание для нарушения Минских соглашений – желание граждан вернуться под юрисдикцию Украины.

Захват одного населенного пункта таким путем будет иметь намного больший деморализующий эффект для боевиков, чем потеря пяти в ходе боевых действий, и может привести к цепной реакции.

Разумеется, на сегодняшний момент это выглядит малореальным. Но пропаганда способна делать чудеса, и при ее умелом использовании это всего лишь вопрос времени. Особенно, если наши спецслужбы сумеют найти правильные «ключики» к сердцам и душам отдельных командиров боевиков.

Плюсы – реинтеграция территорий; огромный политический и информационный эффект даже при возвращении таким путем 1-2 населенных пунктов; демонстрация миру собственной состоятельности и субъектности; лишение России рычага давления на нас.
Минусы – моральный шок у общества и, особенно, у ветеранов АТО от «примирения» с вчерашними врагами; огромные финансовые затраты на восстановление инфраструктуры и социальной сферы Донбасса; возможный рост преступности по всей стране; возвращение миллионов нелояльных Украине избирателей и риск смены власти на пророссийскую с изменением внешнеполитического курса страны.

РЕЗЮМЕ. Все варианты для нас плохи, но хороших и идеальных решений в такой ситуации быть не может априори. Нам остается лишь выбрать наиболее приемлемый и начать целенаправленно его реализовывать. Иначе мы так и продолжим барахтаться в болоте неопределенности, пока не утонем.

Дмитрий БАЧЕВСКИЙ

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter