Каковы шансы Украины уцелеть после прихода Трампа?

В Украине часть политического класса поспешила забронировать себе места у барского стола, за которым президенты Дональд Трамп и Владимир Путин, возможно, займутся переделом мира, и где Украина окажется среди главных блюд, чтобы успеть подхватить остатки. Но так ли велики риски для Украины от возможной потери поддержки Запада в период президентства Трампа, и какие для страны остаются шансы?

Плюсы и минусы от потери поддержки Запада

Чем поддерживает Запад Украину в противостоянии российской агрессии? Первое – экономические санкции против России; второе – кредиты, в том числе МВФ, третье, — техническая и финансовая помощь в проведении реформ, четвертое – поддержка демократии и гражданского общества. Начнем в обратном порядке. Отказа Вашингтона развивать демократию в Украине будет означать сокращение расходов на американские представительства, прежде всего, USAID, как это уже было во время правления беглого президента Януковича. Из украинских граждан материально пострадают только грантоеды. Конечно, западных грантоедов могут заместить российские агенты влияния из разных НГО якобы тоже по поддержке реформ. Но если украинская власть начнет мероприятия по противодействию, то на обществе потеря этой поддержки от Запада не особо отразится.

Второй и третий пункты взаимосвязаны. Сейчас в очередной раз откладывается предоставление очередного транша МВФ. «У американцев стандартная схема в три этапа. Она успешно была опробована в Болгарии и Румынии, — говорит руководитель департамента международной безопасности «Майдана Закордонных справ» Алексей Куропятник. – Сначала параллельно существующим коррупционным правоохранительным органам создается антикоррупционный. У нас их уже три. Потом появляется повод, чтобы сажать в тюрьму высокопоставленных чиновников. Он у нас тоже есть – это электронные декларации. Третий ход – суд и наказание тех, кто близок к власти». Если вспомнить, последний транш МВФ Украина получила только после того, как, несмотря на саботаж и сопротивление Киева, все-таки был создан электронный реестр деклараций, вероятно, что следующий транш завис из-за несогласия Киева переходить к третьему этапу борьбы с коррупцией. Но просто так отказаться от сотрудничества с МВФ уже не получится. В 2017 году Киев должен начать отдавать долги – почти 4 млрд. долларов. При президенте Трампе в США, который очевидно не склонен беспокоиться о развитии демократии в каких-то далеких странах, переговоры будут сложными.

Чтобы реструктуризировать или отодвинуть выплату долга, у Украины остается один аргумент – прошло недостаточно времени для проведения реформ, которые рекомендует МВФ, чтобы возвращать долги. Именно так происходит в Греции. Так что если Киев, действительно, намерен сохранить поддержку Запада, придется продолжать демонополизацию энергорынка, пенсионную реформу, проводить приватизацию госпредприятий, реформу госслужбы, и, конечно же, показывать результаты борьба с коррупцией, возможно, даже кого-то из приближенных к власти посадить. От всего этого страна только выигрывает. Но проигрывают олигархи и политический класс.

И наконец, пункт первый – экономические санкции Запада против России. Для Кремля сейчас вопрос последствий санкций стоит не так остро, как низкие цены на нефть, но к ним правительство РФ сумело адаптировать экономику. По данным Минэкономразвития РФ, к концу 2016 года падение ВВП замедлилось до 0,6% с 3,7% в 2015 году. Согласно тому же источнику (в докладе Мирового банка «Российская экономика: постепенное медленное движение вперед» показатели немного другие). На 2017 год, Минэкономразвития обещает рост экономики до 2%, Мировой банк – на уровне 1%. Инфляция в 2016 году снизилась до 5,38% (данные Росстата) с 12,9% — в 2015 году. В 2017 году Центробанк обещает удерживать ее на уровне 4%. Западные аналитики (Bloomberg, Financial Times) считают, что вполне возможно удержать ее на уровне 2016 года.

Андрей Мовчан из Московского Центра Карнеги отмечает, что пока падение уровня жизни в России далеко от того, чтобы вызвать социальное недовольство. Не только потому, что подавляющая часть населения все годы живет чуть лучше или чуть хуже, а потому что оно не стало шоковым и для жителей больших экономически развитых городов. В Москве к 2014 году ВВП на душу составлял около 30 тыс. долларов в год, а к 2016 году снизился до примерно 20 тыс. долларов. Пока, за последние два года, экономические трудности не повлияли политику Путина по отношению к Украине.

Запасы прочности режима Путина

Удержать экономику от краха правительство РФ смогло, благодаря сокращению бюджетных расходов и накоплениям в Резервном фонде и Фонде национального благосостояния (ФНБ). Летом 2016 года было принято решение на три года заморозить расходы: даже частично отменить индексацию пенсий для работающих пенсионеров. Остальным пенсионерам пенсия была индексирована вдвое меньше уровня инфляции 2015 года через одноразовую выплату 5000 тыс. рублей. Финансирование сокращено для 30 из 42 госпрограмм, среди которых и содержание Крыма: с 149,3 млрд руб. в 2016 году до 65,98 млрд в 2019 году. Хотя военно-оборонные расходы предполагается тоже уменьшить, но достоверно никто не знает, сколько они составляют. А в федеральном бюджете на 2017 год 70% засекреченных расходов приходится на военные нужды. В этом году полностью будут исчерпаны средства резервного фонда. Потом будет тратиться ФНБ, в котором, по информации Центробанка, в еще около 73,5 млрд. долл. (4,36 трлн. рублей). С учетом того, что в прошлом году резервный фонд опустел на более 73%, то оставшихся денег ФНБ тоже хватит ненадолго.

Сокращение расходов и государственные накопления все равно не компенсирует недополученные из-за низких цен на нефть поступления в бюджет. Нужен рост экономики. Но одним из серьезных последствий внешней политик Путина стало падение спроса на внешних рынках и внутри страны. Помимо того, что население все-таки обеднело, началось сворачивание экономической деятельности по причине экономической неопределенности, которую российский министр экономразвития Максим Орешкин назвал одним из главных тормозов экономического роста.

Российская экономика сжимается, и это создает все больше проблем для украинского бизнеса. К примеру, главный актив Виктора Пинчука компания «Интерпайп» и ранее продавала свои трубы в Россию. Хотя у россиян есть свои металлургические гиганты, «Интерпайпу» все равно стабильно перепадала доля заказов от программ «Роснефти» и «Газпрома» по модернизации трубопроводов. По информации самой компании, в 2015 году экспорт труб в Россию сократился с 27% до 10%. Экспорт на американский рынок тоже упал с 15% экспорта в 2014 году до 10% в 2015. Все сложнее будет удерживаться и на европейском рынке, из-за усиления в ЕС тенденций к протекционизму.

Пример с «Интерпайпом» – только частная (хотя и знаковая) демонстрация общей зависимости украинской экономики от российской, вплоть до заробитчан из Украины. На самом деле, чтобы вернуть оккупированные территории Донбасса и Крым с помощью санкций, Киеву нужно было максимально возможно прекратить экономическое сотрудничество с Кремлем. А так, когда в России начнут проявляться более серьезные последствия санкций и низких цен на нефть, они волной ударят и по Украине.

Запаса экономики РФ при нынешних условиях хватит на 3-4 года. Тактически Путину это подходит: в 2018 году ему ничего не помешает еще раз стать президентом. Но в уже 2019 году, по прогнозам Московского центра Карнеги, в России начнутся первые серьезные проблемы в экономике. Защитные меры от санкций и низких цен на нефть не помогут избежать двух главных бед: зависимости от экспорта нефти и негативных ожиданий бизнеса из-за недоверия к власти и репутационных издержек для правящего режима в мире.

В 2021 году в России – очередные парламентские выборы. Тогда же нужно будет определяться с преемником, что после двух десятков лет авторитарного режима – само по себе болезненно. И кризис во власти совпадет с социально-экономическим кризисом. В другом отчете Мирового банка говорится, что через несколько лет российское руководство не сможет выполнять общественный договор, по которому власть в обмен на авторитарное правление обеспечивает населению высокие выплаты от государства. В отчете отмечается, что в России треть всего работающего населения занята в госсекторе, 60 миллионов пенсионеров, а 20 миллионов работают в госкомпаниях. Сокращение государственных расходов и защитные меры от санкций не компенсируют недополученные доходы от экспорта нефти, а отсутствие инвестиций в нефтегазовый сектор приведет еще и к сокращению добычи нефти.

При режиме Путина не будет ни демонополизации, ни конкурентной среды, благоприятного инвестклимата и прочих рекомендаций Мирового банка, чтобы добиться роста экономики России. Они не подходят для существующей в России модели экономики. Ведь те же государственные монополии ( «Роснефть», «Газпром», «РЖД», «Ростелеком», банки «ВТБ, Сбербанк», др.) не являются классическими госпредприятиями. Участие государства в них представлено контролем в акционерном капитале высокопоставленных чиновников из окружения Путина – по определению американского аналитического центра Stratfor, силовархов. Как писал тот же Stratfor, в начале прошлого года Путин потребовал от них переводить половину прибылей своих компаний в федеральный бюджет. Но вызвало жесткое недовольство в окружении Путина, в частности, глава «Роснефти» Игорь Сечин отказался это делать, а в «Газпроме» сослались на и без того непростое финансовое положение. Путин уже не раз давал понять своим соратникам, что готов избавиться от непокорных. В августе 2015 года был уволен глава ОАО РЖД Владимир Якунин, через год – главу администрации президента Сергея Иванова («Ростелеком»), в ноябре 2016 года был арестован министр экономразвития Алексея Улюкаева («Газпром», ВТБ). Но президент Путин и его окружение все равно остаются взаимозависимыми.

Новый друг со старыми врагами за спиной

Интерес Кремля к назначению главы американского нефтяного гиганта «Exxon Mobbil» Рекса Тиллерсона на пост госсекретаря не только в том, чтобы добиться отмены санкций. Хотя и это важно, потому что тогда российский нефтегазовый сектор снова получает доступ к западным технологиям и инвестициям. Но для Путина крайне важно восстановить и углубить сотрудничество с «Exxon Mobbil», которая из-за санкций остановила 9 из 10 проектов в России и потеряла 1 млрд. долл. Если заявление бывшего советника Путина Андрея Илларионова о продаже более 19% акций кому-то из окружения Трампа, соответствует действительности, то это означает, что расширяя присутствие американского капитала в святая святых, российский президент намерен лишить своих соратников рычагов давления на него. Также Кремль рассчитывает, что администрация Трампа будет проводить политику в энергетике, направленную на повышение цен на углеводороды.

На Западе уже осознали, что времена высоких цен на нефть уже не вернутся. Предложение превышает спрос. Из-за изменений климата (отмена Трампом плана Обамы не отменяет проблему, которая уже признана глобальной) спрос не сильно вырастет, и развитые страны продолжат переходить на альтернативную энергетику. Борьба за рынки сбыта нефти будет продолжаться. И здесь США не собираются уступать России.

В американском Конгрессе сейчас получили влияние «неоконсерваторы» – крыло Республиканской партии, которое всегда выступало за мировое господство Америки, подкрепленное военным присутствием и контролем рынков нефти. Их представляют оба президенты Буши, вице-президент Дик Чейни, госсекретарь Кондолиза Райс, главы Пентагона Дональд Рамсфельд и Роберт Гейтс, действующий сенатор Джон Болтон, близок к ним и сенатор Джон МакКейн. Именно «неоконы» выдвинули своего кандидата на вице-президента Майка Пенса, которого многие из сторонников Трампа считают образцом морали и чести, и ради него голосовали за такого нетрадиционного для Республиканской партии кандидата в президенты.

«Неоконам» всегда удавалось договариваться с Кремлем. Однако при их правлении Путин не позволял себе дерзко расширять сферы влияния России в мировой политике. Республиканцы, которые всегда считали Ближний Восток своим нефтяным ресурсом, серьезно раздражены усилением России в Сирии, и далее намерены жестко контролировать решения Трампа по этому региону. К кому больше близок предполагаемый госсекретарь бывший глава Exxon Mobbil? Точно, не к Трампу, но к «неконсерваторам». Вероятно, что «неоконы» не особо будут беспокоиться об интересах Украины в договоренностях с Россией. Но, вряд ли, они будут приветствовать покладистость Киева перед Москвой.

Также союзниками для Украины в американской политике останутся влиятельные демократы. «Для Демократической партии Украина – возможностью доказать, что их внешняя политика не провалилась. Ведь у них не получилось добиться успехов ни в странах «Арабской весны» (Египет, Ливия, Сирия, Тунис, Йемен – ред.), ни в Ираке после вывода войск», — считает Алексей Куропятник. Лидеры демократов, которые работали в администрации президента Обамы останутся ключевыми фигурами и в политике Вашингтона на европейском направлении.

Сколько Дональд Трамп продержится хозяином Белого дома, сейчас никто не берется прогнозировать. В лучшем для него случае – не дольше одного срока. «Я бы удивился импичменту. Думаю, он будет терять популярность в первые два года, и станет совсем не популярным в последние два года», — считает политический аналитик Колумбийского университета (Нью-Йорк) Линкольн Миттчелл. В спину Трампу дышат более перспективные республиканцы. Сенатор Тед Круз, который был вторым после Трампа на праймериз, но из-за большого разрыва снял свою кандидатуру. Он вел переговоры с потенциальными спонсорами о своем выдвижении на президентские выборы в 2021 году прямо на конгрессе партии во время номинации Трампа. Есть еще молодой многообещающий сенатор от Флориды Марк Рубио, которого именно «неоконы» поощряли выдвигаться кандидатом на этих президентских выборах.

Таким образом, у Киева остаются не плохие шансы на то, что Вашингтон не изменит своей позиции по украино-российскому конфликту, и достойно «пережить» правление Трампа, продолжая отстаивать свои интересы. Но чтобы воспользоваться ими, Киев сам не должен менять своей позиции и проводить грамотную дипломатию.

Большая война только внутри страны

Путину уже не выгодно втягиваться в какую-либо масштабную военную операцию по разным причинам. Во-первых, это вызовут негодование восточных стран ЕС и Балтии, что уменьшает шансы добиться отмены санкций. Во-вторых, при «неоконах» военная агрессия как инструмент усиления переговорной позиции может не сработать, что показала война в Грузии в августе 2008 года. Новый президент США Дональд Трамп, хотя по Конституции и остается архитектором внешней политики, но его позиции на старте президентской карьеры шаткие. По словам одного из его биографов Майкла Д’Антони,даже сам Трамп глубоко в душе боится, что все, что с ним происходит, не легитимно, и он – не совсем легитимный президент. Мощные акции протеста, что прокатились по США в день инаугурации Трампа — тому свидетельство.

В-третьих, российским войскам уже намного сложнее успешно воевать против украинской армии. «Россияне опасаются успешных военных действий с нашей стороны. Водоразделом стала успешная контратака украинских войск под Марьинкой в июне 2015 года. А когда Кремль отказался от военной операции против Украины летом 2016 года, когда во время празднования дня независимости России и перед выборами в Госдуму проходили масштабные учения у наших границ, наблюдателям стало очевидно: дальше Россия будет искать способ красиво выйти из конфликта», — говорит директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак. По его словам, в российской армии среди персонального состава усиливается тихий протест из-за непонимания мотивов войны против Украины. Воевать на Донбасс уже отправляют войска, в которых ядро – профессиональные военные, а основной состав – контрактники из разных регионов России, соседних стран и наемниками из оккупированных украинских территорий, которые уже не рассчитывают на амнистию Киева.

А вот Алексей Куропятник считает, что Кремлю не нужны активные боевые действия, потому что причина, по которой была развязана война, практически исчезла. «В Украине всегда были разные группы влияния, которые периодически сменяли друг друга во власти, причем путем выборов. Но зимой 2014 года в Кремле четко осознали, что Киев окончательно отверг навязываемую Россией модель экономики, когда все завязано на одной группе влияния, слитой с государственной властью. Но сегодня в Киеве уже почти сложилась комбинация, чтобы во власти окончательно сформировалась одна бизнес-группа (пусть пока и не очень устойчивая), которая сосредоточит в своих руках все экономические и политические решения», — говорит он. Статья украинского олигарха Виктора Пинчука в “Wall Street Journal” – не просто сигнал, что в Украине есть влиятельные люди с точкой зрения, отличной от официальной позиции Киева и готовые к миру на условиях Кремля. Это была заявка на свое место на тот случай, если президент Путин добьется с помощью президента Трампа признания своего права вмешиваться во внутренние дела Украины. И, судя по реакции президента Порошенко, – с ним не согласованная тогда Путину в Киеве нужен будет только один вассал. Тогда для Украины в нынешнем экономическом и политическом положении, Беларусь покажется куда более независимым государством.

А для украинских олигархов, пусть и не всех, остается шанс остаться при своих интересах. Нужно только выйти победителем в привычной уже для них конкурентной борьбе за власть. Хочется надеяться, что решение президента Порошенко закрыть фабрику в Липецке продиктовано не тем, что он, возможно, не прошел кастинг на вассала режима Путина, а расчетом и осознанием политических реалий в мире и возможностей для Украины.

«Украина без реформ для Запада – не более чем государство несвободного типа, которое дерется, чтобы не быть поглощенным другим, более сильным, государством несвободного типа. Но пыль от этой драки уже залетает в развитые свободные государства», — говорит Алексей Куропятник. Если для режима Путина президентство Трампа может стать последней возможностью утвердить геополитические амбиции и сохранить власть внутри страны, то для Украины этот же период может быть последним испытанием, чтобы сохраниться как независимое государство. Пройти его можно только, реформировав страну – армию, экономику, финансы, политическую систему. Тогда появится шанс, избавиться от вмешательства Москвы если не навсегда, то надолго. Так выглядит тот самый исторический выбор, перед которым не раз оказывалась Украина, как и то, что сделать его нужно руководству страны.

Новости