Катастрофа под Винницей. Что в действительности стоит за пожаром на военных складах

В Калиновке под Винницей с 22:00 26-го сентября горит 48-й арсенал Минобороны.

Это на самом деле большая трагедия. И хоть на утро 27-го сентября, после адского вечера и ночи, во время которой в усиленном режиме работали спасатели, пожарные, медики, полицейские, волонтеры и представители власти, делать выводы рано, несколько моментов уже прослеживаются.

Во-первых, эвакуация людей была организована довольно удачно, оперативно сработали спасатели и волонтеры, были присланы автобусы, а на место происшествия выехал глава правительства Владимир Гройсман, глава СБУ Василий Грицак, глава Генштаба Виктор Муженко. Правда, избежать наличия пострадавших не удалось.

Во-вторых, для ВСУ последствия этого пожара также оценить трудно. С одной стороны — это был самый большой склад боеприпасов после Балаклеи, 48-й арсенал Минобороны (в/ч А-1119).

Всего в 20 км от Винницы, в городе Калиновка, на площади 60 га хранились боеприпасы, в частности, по неофициальной информации, «Грады», «Смерчи», «Ураганы», артиллерийские, авиационные снаряды, ЗУ и др.

Хранилище — открытое. По словам журналиста Юрия Бутусова, нормы загрузки были превышены в несколько раз. Если говорить о складе, то в 2010 г. начался процесс демилитаризации ракетных комплексов 9К72 Scud, в Россию вывозилось тоннами ракетное топливо меланж.

На утилизацию до войны выделялись сотни тысяч, даже миллионов гривен. Принимали в этом участие и международные партнеры. Трудно представить масштаб пожара, если бы этого тогда не происходило.

Кроме того, в СМИ еще в 2007 г. писали, что этот склад в очень плохом состоянии. Действительно — ему уже 80 лет (с 1938 г.). Также известно, что в свое время с этих складов вывезли химическое оружие. К счастью.

Первая мысль относительно ситуации с пожаром на складе, которая может возникнуть сразу, — это российский след. Безусловно, России очень выгодно уничтожать склады с боеприпасами, лишая украинскую армию необходимого боекомплекта.

Взять хотя бы пожар в Балаклее в марте этого года. Там хранился основной запас 125-мм танковых снарядов. В Калиновке хранились боеприпасы к различным видам вооружений, некоторые из них мы назвали выше. До Балаклеи было Сватово — в октябре 2015-го.

22-го сентября был уничтожен склад боеприпасов ТУ «Мариуполь» вблизи села Новоянисоль. Теперь Калиновка. Интересно, что 26-27 сентября на территории Винницы и приграничных районов области проходят Антитеррористические учения. Их организует координационная группа Антитеррористического центра при СБУ в Винницкой области с участием Национальной полиции, Нацгвардии, ГСЧС, ВСУ, пограничников, других региональных субъектов борьбы с терроризмом, органов власти и самоуправления.

Вот такие вот учения вышли, не говоря уже о дне рождения президента Украины Петра Порошенко.

В Генштабе успокаивали, что площадь возгорания составляет около 10 процентов от общей площади арсенала, а в половине охваченных огнем хранилищ боеприпасы отсутствуют. Впрочем, для мощных взрывов было достаточно и этого.

Что произошло под Винницей, должно узнать следствие. За взрыв на складах в Сватово полетели головы, из-за событий в Балаклее — этого не произошло. Вспоминать все взрывы за времена независимости не хочется, а их было достаточно. Но история последних взрывов, как показывает Калиновка, мало чему научила военное командование.

В частности, в плане организации безопасности на стратегических объектах. И речь не только об охране — склады достаточно хорошо охраняются. Можно сколько угодно говорить о профессионализме условных диверсантов, если это были они, и все же в Балаклее снаряды хранились под открытым небом, под солнцем, в не совсем подходящих условиях. По определенным данным, в Калиновке была та же история.

Если произошла служебная халатность и пожар возник из-за нее, то это тем более свидетельствует об отсутствии каких-либо выводов из страшных историй прошлого. Тем более что складу уже много лет.

Это четвертый склад за два года, который горит. Тем более — это стратегический склад. Существует и другой, конспирологический вариант, который активно продвигается некоторыми «экспертами», благодаря которым определенные заинтересованные люди заметили следы «таинственного исчезновения» снарядов на фоне обвинений Amnesty International в продаже Украиной оружия Южному Судану. Но это банальное «изменофильское» предположение, в которое не хочется верить сегодня. Опять же, все версии должно проверить следствие.

Впрочем, Украина получила очередной удар, который, с одной стороны, напомнил, что в стране война и у нас есть чему взрываться — кроме Калиновки еще достаточно военных складов, а с другой — продемонстрировал консолидированность общества, удачные действия власти и волонтеров в масштабной трагедии.

Впрочем, негатива все же больше. Во время войны, хотя и перемирие, ВСУ теряют боеприпасы из-за пожара, в то время как боевики активно получают их от России, укрепляют позиции, заливают их бетоном и вообще не думают про военные ресурсы. Вопрос, а чем мы будем воевать завтра, становится целесообразным.

Кроме этого, пожары на складах могут поднять на поверхность еще один вопрос — теоретическое предоставление Украине американского оружия, которое хоть и не стоит на срочном порядке дня, но все же. После таких историй планы могут быть отложены еще на более длительное время, потому что сможет ли Украина сохранить это оружие, если нам его когда-либо дадут?