Когда трогают личные вещи, хочется немножко убить, – Тверской

Мне интересно есть ли ещё такие существа. Я ненавижу разговаривать по телефону. Телефонный звонок – это для меня вторжение в личное пространство, как если бы на улице ко мне подходили, хлопали по плечу и заговаривали о своих делах. Никогда не беру незнакомые номера. Знакомые беру, но далеко не всегда. Люди, знающие меня приучены, чтобы я ответил – надо писать. Не представляю, как можно говорить по телефону часами. А главное – зачем. Сродни насилию и чувствую себя неловко.

Читайте также: Проблема есть, но хамство в Украине отнюдь не повсеместно – предприниматель

Не люблю прикосновения, когда сам их не хочу. У меня нет нейтрального или терпеливого отношения к прикосновениям, объятьям. Если я не хочу, то для меня всё это, как ножом по стеклу. Не нравятся люди, которые считают возможным навязчиво и чрезмерно дотрагиваться. Причём не важно чужой человек или нет. Для меня в этом плане все в какой-то степени чужие. От очень приятных мне людей – это все хорошо, но дозированно, дозированно надо.

Физически не могу взаимодействать с человеком долгое время без перерыва. Возникает необходимость побыть в одиночестве. Побуду и можно продолжать, но постоянно – смерти подобно. Становится душно и невыносимо.

В общественных местах крайне неприятно, когда кто-то приближается вплотную. Например, в метро. К лицу.

Когда трогают личные вещи, особенно телефон. Это ужасно. Хочется немножко убить.

Читайте также: Как научиться отвечать на хамство

В общем, есть ещё такие психи с легкими элементами социопатии, как я?

И вообще, все эти люди, прям брр. Но, без них тоже никуда.

Александр ТВЕРСКОЙ

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter