Настоящая цена современного искусства

Инвестировать в работы лидеров аукционных торгов Моне, Пикассо или Мунка профессиональные коллекционеры давно наловчились. А вот находить перспективный альтернативный арт – это настоящий талант. Кто, за сколько и зачем покупает «другое» искусство в мире и в Украине, рассказывает в блоге на сайте "Форбс-Украина" арт-критик, куратор и арт-консультант Ольга Толстунова.

Альтернативные формы искусства – интернет- и видео-арт, перформансы, хеппенинги – не самые покупаемые. И все же у этих направлений есть свои поклонники. По данным Artnet, 14% коллекционеров любят и приобретают «другое» искусство. Однако в 2016 году в этой категории на мировых аукционах было представлено лишь 0,3% лотов.


Stromboli n°III-Volcano, 2002 Фото Марина Абрамович

С 2010 года аукционный дом Phillips активно распродает принты фоторепортажей перфомансов – кадры из представления Ванессы Бикрофт VB35, которое состоялось в Нью-Йоркском Гуггенхайм музее в 1998 году. За шесть последних лет аукционисты продали более 20 фотографий стоимостью от $1000 до $13 000. Похожая история происходит с бабушкой мирового перформанса – Мариной Абрамович. Конечно, несколько ее работ обрели своих владельцев. Например, один из ключевых перформансов в ее карьере Light/Dark приобрела семья коллекционеров из Вашингтона – Аарон и Барбара Левин, цена покупки не разглашается. Но основные аукционные продажи искусства сербской художницы – это документации ее актов. Фотографии ее перформанса STROMBOLI N° III (2002) куплены в Collection Florence et Daniel Guerlain за €19,126.

Читайте также: Восемь смертных грехов современной цивилизации

Несмотря на интерес к фотокарточкам перфоманса, очень немногие коллекционеры покупают сам перфоманс. Одна из главных причин – незащищенность интересов покупателя. Максимальная защита покупки – передача всех прав собирателю альтернативного арта по соответствующему договору. Это означает, что художник или арт-группа не имеют права показывать перфоманс без ведома и разрешения нового владельца. Если коллекционер не против новых показов, он зачастую получает процент от прибыли от конкретного шоу. Размер заработка оговаривается в контракте изначально при передаче всех прав. Еще один вариант для покупателя – коллекционер приобретает сам перформанс и оставляет за собой право выдавать разрешение использовать сценарий и другим художникам тоже. В этом случае права могут быть перекуплены третьей стороной, например, аукционным домом. Вот тогда на перфомансе можно заработать.

С инсталляциями – еще одной формой альтернативного арта – все немного проще. Они имеют физически осязаемую форму и могут быть достаточно мобильными. Благодаря этому коллекционеры видят в них объект для капиталовложений. Даже такие масштабные произведения, как инсталляция японской художницы Яей Кусамы, выставляются на торги и имеют успех у собирателей. Так, в 2008 году на аукционе Christie's работа японки была продана за $51 млн, что является рекордом для ныне живущей женщины-художника.


Работа японской художницы Яей Кусамы Фото DR

В разделе видео-арт пока не зафиксировано миллионных продаж, но представители аукционного дома Christie's регулярно твердят о большом потенциале этого направления искусства и призывают коллекционеров заглянуть в будущее. Видео-арт порой сравнивают с фотографией, которая прошла тернистый путь, прежде чем получила заслуженные лавры. Например, в 2011 году на торгах дома Christie's фотография Синди Шерман «Без названия #96» была продана за $3,89 млн.

Читайте также: Шедевр или поделка: почему не стоит доверять общественному мнению

Многие эксперты рынка предрекают такую же участь видео-арту. Мол, в скором будущем его также ждут пусть не массовые, но миллионные продажи. В Украине видео-арт тоже иногда покупают. Правда, очень редко. И, в основном, сделки происходили до кризиса. Например, на торгах украинского аукционного дома «Золотое Сечение» в 2011-м медиаинсталляцию Murder picture Алины Якубенко приобрел известный коллекционер Игорь Воронов.


Синди Шерман «Без названия #96» Фото Синди Шерман

При покупке видео-инсталляций следует помнить: к объекту, который зачастую записывают на DVD-диск, должен прилагаться сертификат подлинности, где могут быть описаны специальные инструкции для просмотра, а также содержится подпись автора. При этом покупатель подписывает соглашение о запрете на распространение, копирование и загрузку произведения на любые интернет-ресурсы без ведома автора.

Историю продаж видео-арта сложно назвать новой. Еще в 1998 году нью-йоркская галерея David Zwirner провела несколько успешных выставок, выдумав очень удачный трюк. Несколько арт-видео стоимостью от $20 до $100 были выставлены на открытую продажу, но для того чтобы обратить внимание коллекционеров на изюминку выставки – видео Overture Стена Дугласа – галеристы придумали лист ожидания. И таким образом повысили стоимость работы, которая в итоге продалась за $150 000.

Трендсеттерами, устанавливающими моду на инсталляции, видео- и интернет-арт, являются всемирно известные коллекционеры, которые, желая поделиться своими собраниями со зрителями, основывают галереи, фонды, а иногда и музеи. Например, наследница австрийской королевской семьи Франческа фон Габсбург-Лотринген основала в 2002 году выставочное пространство TBA21 в центре Вены, где и показывает работы из своей видео- и медиаколлекции. Фрау Габсбург является счастливой обладательницей инсталляций Олафура Элиассона, Кристофа Шлингенсифа и Дуга Аиткена. Самая же внушительная коллекция видеоарта принадлежит немке Ингвид Гоэтц, основательнице Музея собрания Гоэтц в Мюнхене – количество произведений приближается к 500. Одно из самых интересных произведений в ее коллекции – работа Энтони МакКолла You and I, I, Horizontal. Работа из этой же серии выставлялась на торги дома Christie's в 2012 году за $1100.

Решение о покупке «другого» искусства непростое, требует основательного подхода и определенной дерзости. Мировые примеры доказывают: при детальном изучении рыночной ситуации приобретение произведения альтернативного арта может стать не только удовольствием, но и неплохим капиталовложением. Мировые арт-критики прогнозируют резкий подъем цен на «другое» искусство в момент, когда оно станет историей, даже совсем недавней. Чтобы это понять, нужно просто вспомнить о величайших коллекционерах ХХ века – Амбруазе Волларе или Сергее Щукине, которых когда-то считали безумцами за их любовь к новому, по тем временам, искусству. Сейчас работы из их коллекций – импрессионистов, фовистов, кубистов – десятилетиями остаются в топах аукционных продаж и продолжают расти в цене.

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter