О праве на личное оружие

Из-за особенностей законодательства я получил право на личное (травматическое) оружие лет двадцать, что ли, назад. И немедленно им воспользовался.
Купил несколько травматических пистолетов и даже, случайно, унаследовал пневматическую винтовку.

Я долго разнообразно баловался этим полуоружием, пока не случилось несколько событий. Из которых вспомню два.
Первый случай. В разудалые 90-е мой товарищ перегонял новую, довольно дорогую иномарку и попросил меня его сопровождать. Посреди нашего путешествия машина сломалась до полной неподвижности. На довольно глухом участке шоссе, в лесу. Вне зоны приема (а у нас уже были крайне редкие по тем временам мобильники). Посовещавшись, мы разделились – товарищ словил машину и уехал в сторону ближайшего населённого пункта за подмогой, а я остался сторожить неподвижное движимое имущество. С пистолетом в бардачке.

Вероятность бандитского наезда по тем временам была высокой. И действительно, не прошло и получаса, как навстречу показалась "Лада", "восьмерка", которая метров за двадцать притормозила и медленно проехала мимо. Я хорошо рассмотрел всех пятерых бритоголовых в её салоне, а они – меня. Проехав 50 метров далее, машина остановилась. Из неё долго никто не выходил. Я неотрывно наблюдал за угрозой в зеркала заднего вида. Наконец, дверь "восьмерки" открылась и из неё ко мне направился разведчик.

Читайте также: Право на пистолет

Я быстро просчитал варианты. Самым проигрышным было любое начало перестрелки. Самым правильным – напугать до того, не вступая в речевой контакт. Поэтому я вытащил пистолет и положил его на приборную панель, хорошо освещенную солнцем. Парень подошёл вплотную, увидел пистолет, остановился, постоял и вернулся назад. Сел в машину. Несколько минут невидимого мне разговора, и "восьмерка" уехала.

Ещё раз оценив происшедшее, я пришёл к выводу, что если бы перестрелка началась, единственным убитым был бы я.
Второй случай произошел в центре города, на перекрестке за оперным театром. Его оккупировали цыгане, навязывавшие "сервис" по "протиранию" стекол автомобилей. Известно было, что тем, кто отказывался от "услуги", цыгане тут же в отместку стекло пачкали.

И вот цыганенок подбегает к моему капоту, я жестами гоню его прочь, он злобно плюёт на моё лобовое стекло и вытаскивает грязную тряпку. Взбешённый, я мигом выхватываю из бардачка пистолет, выскакиваю на улицу… перепуганное лицо мальчишки, который тут же исчезает за углом.

Читайте также: Право на ношение оружия: новая каста неприкасаемых или законы для избранных

Успокоившись, анализирую свои спонтанные действия. Ясно понимаю, что собирался выстрелить – не важно, в воздух или под ноги. Но – выстрелить. Представил как это выглядит в глазах прохожих, представил свою объяснительную в милиции. Но даже не это поразило меня. Поразила собственная готовность оружие применить по столь незначительному поводу.

Я понял, что в моём индивидуальном случае оружие – провокатор, и рано или поздно, имея под рукой ствол, я таки выстрелю.
С тех пор я расстался со всеми стволами и зарекся их иметь.

Сергей ИВАНОВ- МАЛЯВИН

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter