Попытка перезагрузки отношений США и РФ будет неудачной – мнение

Когда на следующий день после голосования на президентских выборах в США Михаил Саакашвили произнёс сенсационную фразу : «Мой друг Дональд Трамп…» и показал, что они , действительно , находятся если не в дружеских, то в приятельских отношениях, многие подавились от зависти. Особенно те, кто всё поставил на победу Клинтон. Тогда я в шутку, сказал, что Дональд Трам п – мой последователь. Но у каждой шутки есть доля… шутки.

Смотрите сами. С чем пришел Трамп и кто за него проголосовал?

В 2008 году был опубликован мой абсолютно невероятный, по тем временам, прогноз о завершении глобализации . А сейчас Трамп пришел закрывать глобализацию. И проголосовали за него жители наименее ориентированных на глобализацию штатов и отдельных районов. В избирательной кампании Трамп полностью игнорировал Калифорнию, экономика которой является не только наиболее интегрированной в мировую, но и получает максимальную выгоду от существующего уровня глобализации. Также против Трампа проголосовали жители большинства крупных городов. А кто же поддержал Трампа? Это одноэтажная Америка – жители небольших городов и посёлков. Плюс, жители, когда – то индустриального, а теперь уже ржавого пояса. Т.е. наиболее пострадавшие от выноса производств, и Китай, и Мексику. Они же в США являются наиболее пострадавшими от глобализации.

В моей брошюре «Модель развития технологической цивилизации», напечатанной в 2002 году был сделан фундаментальный вывод о замедлении темпов научно-технологического развития. В прогнозе 2008 года замедление темпов НТР было названо одной из двух причин надвигающегося кризиса цивилизационного масштаба. И, наконец, в 2015 году был опубликован мой прогноз о том, что следующего технологического уклада не будет ни через 10 лет, ни через 30. Снова посмотрим, кто голосовал за Трампа. В региональном срезе, очевидно, что это не креативный класс США. Для проверки желающие могут посмотреть, как проголосовала Силиконовая долина и университетские городки.

Идём дальше. В разных прогнозах в разное время я прогнозировал, что экологические нормы будут смягчены, а экологические проблемы будут решать другим образом, далёким от гуманного. Их абсолютная и относительная, в массовом сознании, острота будет смягчена с выходом мирового кризиса за преимущественно экономические рамки. Аналогично тому, как это произошло на постсоветском пространстве. И вот Трамп, во время избирательной кампании предлагает смягчить экологические нормы для запуска добычи углеводородов на Аляске и шельфе. Также многие из команды избранного президента неоднократно высказывали сомнения в антропогенных причинах глобального потепления.

И, наконец, я неоднократно прогнозировал, ещё один глобальный тренд многовекового масштаба. На смену вектору развития морали и нравов в направлении эмансипации, равенства и социально атомизации пришел обратный вектор в сторону традиционных, семейных и патриархальных ценностей. Детального прогноза данного тренда пока не написал, т.к. он является прямым следствием принципа Цивилизационной Относительности. Выборы Трампа убедительно демонстрируют этот сдвиг. По логике предыдущего вектора, после президента – афроамериканца должна была президентом стать женщина. А если мужчина, то латинос или хотя бы белый с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Только не надо это комментировать, что лучшим было бы их сочетание в виде женщины-латинос с нетрадиционной ориентацией. Шутки шутками, но с позиции уходящего тренда, победа Трампа не только не толерантна, а даже не политкорректна. Тем более, что сам Трамп во время избирательной кампании всячески акцентировал свою приверженность традиционным ценностям.

Итак, содержательную рациональную часть своей избирательной кампании построил на использовании в интересах США тех глобальных сдвигов цивилизационного, многовекового масштаба, которые я описываю и прогнозирую последние годы. Эти изменения ещё не стали очевидными не только широкой публике, но даже большей части экспертного сообщества. Случайно ли такое совпадение?

Разумеется, не консультировал ни самого Трампа, ни кого – либо из его команды. Просто Дональд Трамп является прекрасным интуитом и типичным стратегическим лидером. Описанные выше мегатренды, которые я изучаю и прогнозирую на рациональном, естественно научном уровне, блестящий интуит Дональд Трамп просто ощутил на интуитивном уровне. И решил использовать то, с чем нельзя бороться, возглавив его. По этой логике, если Штаты не могут противостоять некому мегатренду цивилизационного масштаба и длительности, например, регионализации, то следует возглавить этот процесс, максимально используя это лидерство в своих целях. Вроде бы всё получается не просто логично, а стратегически креативно. Что и показали результаты президентских выборов.

Тем более, что Трамп является не просто блестящим интуитом, но руководителем – стратегом. В цикле статей по стратегическому менеджменту я описал объективный процесс отрицательного отбора руководителей стратегического типа в иерархических системах управления. Если очень просто и коротко, то преимущественно фронтальная система управления делает востребованными стратегических лидеров, а преимущественно иерархическая система управления – тактических руководителей. В более стабильные времена востребованы фронтальные стратеги, а в более спокойные иерархические тактики. Предыдущие «сытые десятилетия» привели к тому, что в иерархической системе управления, не только в США, плотно доминируют руководители тактического типа. Поэтому, когда возникла острая необходимость во фронтальных стратегах, на выборах победил харизматичный кандидат не из истеблишмента. Я достаточно низко оцениваю реальный уровень демократии в современных странах, именуемых себя демократическими. Но когда потребность в стратегическом лидере фронтального типа стала критической даже такой, весьма ограниченный уровень демократии сработал. Ведь Трамп не только стал президентом, но и получил республиканское большинство в конгрессе.

Казалось бы, всё замечательно и корабль под названием Штаты, наконец, получил мудрого капитана, который умеет управлять кораблём в самые сильные шторма и знает каким курсом идти. Однако, не всё так просто.

Читайте также: Русские спецслужбы пасут Трампа уже 30 лет – Милов

Интуитивное понимание Трампа это одно, а рациональное знание это совсем другое. Интуитивное понимание в сравнении с рациональным знанием всегда:

· Менее детально

· Менее сравнимо в количественных показателях

· Имеет неопределённую погрешность, т.е. интуиция может давать непредсказуемые сбои

Чтобы управлять кораблём во время шторма, следует знать как минимум силу шторма, его продолжительность, расчетную прочность судна противостоять штормам, самые слабые места на судне, которые потенциально могут стать причиной катастрофы. Аналогично, чтобы управлять США в цивилизационном шторме следует, как минимум знать:

· Объективные причины и логику внутреннего развития цивилизационного шторма

· Силу цивилизационного шторма, например, насколько снизится потребление в США самой низкой точке шторма

· Слабые места США в отраслевом и региональном аспектах и заранее принять меры к их укреплению

Ничего этого интуиция, даже такого исключительно выдающаяся интуита, как Трампа дать не может. Официальная западная наука тоже мало чем может ему помочь. Как в 2010 году были аж две естественно-научные теории цивилизационного кризиса, так в 2017 году их две и осталось. Причем обе не являются наработками западной науки.

Поэтому можно заранее прогнозировать, что большая часть реформ Трампа будут либо недостаточно эффективными, либо откровенно провальными. Но Америка должна пройти свой этап увлечения иллюзорными реформами, так же как его прошел Советский Союз с его Перестройкой и также как его прошел Китай с его такой же заведомо иллюзорной попыткой роста за счет внутреннего развития. Рассмотрим это детальнее не с экономической, а с более общей, цивилизационной точки зрения. Ряд аналитиков сравнивали планируемые реформы Трампа с новым экономическим курсом Рузвельта и рейганомикой 80-х годов. Но кейнсианство было эффективно в условиях очень быстрых темпов научно-технологического развития. Рынок за ними не поспевал и только за счет резкого увеличения государственного спроса и доли ВВП, перераспределявшихся через государственный бюджет, можно было, хоть как-то, стабилизировать экономическую систему. Рейганомика была временем, когда в условиях резкого замедления темпов НТР был дан старт стимулированию спроса за счет роста всеобщей задолженности. Поскольку пузыри тогда только начали раздуваться, то перекосы были минимальными, а эффект от финансового стимулирования спроса максимальным. В этом плане Америка именно сейчас начала расплачиваться за золотое десятилетие Рейгана, поскольку негативный эффект от чрезмерно раздувшихся пузырей уже близок к максимально возможному, а дальнейших рост этих пузырей даёт всё меньше эффекта. Тем временем, темпы роста производительности труда продолжают падать и надежда наполнить надутые финансовые пузыри реальным содержимым тает на глазах. В этих условиях дальше долго продолжать политику Рейгана просто невозможно. Сейчас многие прогнозируют увеличение учетной ставки ФРС. Определённое увеличение вероятно будет. Но сколько-нибудь серьёзное и длительное повышение ставки не выдержит ни потребитель из-за резкого роста ипотечных платежей, ни корпоративный сектор и местные и федеральные бюджеты из-за резко возросших расходов на обслуживание огромной задолженности. Поскольку значительную часть спроса казначейских обязательств обеспечивают средства нерезидентов, то, несмотря на статус $ как мировой резервной валюты, США уже не могут проводить политику существенного наращивания госдолга. Более того, рано или поздно огромная денежная масса, созданная предыдущими программами количественного смягчения и стимулирования спроса, прорвёт регуляторные плотины и хлынет на потребительский рынок. Это лишь дело времени. Так, что чисто финансовые возможности для формирования ресурсной базы предлагаемой масштабной инфраструктурной перестройки весьма ограничены. В какой-то мере это даже хорошо – меньше будет пустых городов, ж/д станций китайского типа и дорог ведущих в никуда. Что в Китае, что в США построить новую инфраструктуру или модернизировать существующую не составляет особого труда. А вот обеспечить её экономически эффективное функционирование практически невозможно. Китайские товарищи показали это на многочисленных масштабных примерах. И Штатам ещё повезло, что из-за дефицита средств масштабы их инфраструктурной перестройки будут существенно меньше. Одним из главных программных целей экономических реформ Трампа задекларирован возврат производства из Китая. Почему нельзя вернуть обратно в США большую часть выведенных в Китай или в Мексику производств?

Читайте также: Все президентство Трампу придется оправдываться

· Стоимость рабочей силы в среднем по США существенно выше, чем в Китае, даже в его прибрежных мегаполисах. Попытки либерализировать трудовое законодательство с целью снижения издержек на оплату труда не только вызовут массовые протесты, но и рискуют привести к резкому снижению потребления как рабочими, так и средним классом. Америка, слишком много потребляющая взаймы опасна для всей мировой экономики. Но Америка, резко сократившее потребление будет не менее опасна.

· В сравнении с Китаем в США слишком высокие экологические стандарты. Даже после их существенного смягчения администрацией Трампа. А значит и более высокие расходы на их соблюдение в структуре себестоимости. Конечно в ЕС экологические стандарты ещё жестче, но для Штатов это малое утешение

· Потеря культуры производства после его выноса в Китай. Концепция преобладания услуг в структуре экономики в процессе перехода к иллюзии постиндустриального общества нанесла не меньше вреда, чем вынос производств. Обратно можно вернуть станки, можно вернуть инвестиции, но производственную культуру просто так быстро не вернёшь. Одних опытных технологов потребуется много десятков тысяч. Где их брать?

· После вывоза производств в Китай, туда частично перебралась не только система производственного образования, но и отраслевая наука. Согласитесь, сложно развивать нефтехимическую или металлургическую науку в стране, где почти прекратилось строительство новых металлургических и нефтеперерабатывающих заводов.

· В Китай была экспортированы не только производства, но и культура потребления ранее типично западных товаров. Там сформировался быстро растущий рынок, который будет потерян для американского производителя в случае неизбежного демонтажа системы ВТО в процессе возврата производств из Китая.

· Вывод американских инвестиций из Китая лишь частично будет сопровождаться физическим демонтажем оборудования. Большая часть производств физически останется на месте, как и останется его подавляющая экспортная ориентированность. Она то и будет подавлять экспортные перспективы вернувшихся в Штаты производственных предприятий.

Теперь перечислим преимущества США в процессе возврата производств из Азии или Мексики:

· Сланцевая революция не только обеспечила энергетическую независимость США, но и создала локальные ниши с более дешевыми энергоресурсами местной добычи. В ряде штатов стало выгодно размещение не только высоко энергопотребляющих производств, но и более высокотехнологичных ступенек вертикально интегрированного производственного процесса

Читайте также: Нетаньяху одурачил Трампа – New York Times

· Возврат производств позволит усилить его ориентацию на местную культуру и обычаи потребления. Это усилит конкурентоспособность местной продукции, в сравнение с ориентированной на глобальные рынки.

Сравнивая эти риски и возможности возврата производств, приходишь к неутешительному для Трампа выводу. Китай действительно перестанет быть мировой фабрикой, но эти производства большей частью не вернутся ни в США, ни в Западную Европу, ни в Японию. Процесс сворачивания глобализации есть объективным цивилизационным процессом, а не прихотью злого Трампа. Но США от сворачивания глобализации существенно больше проиграют, чем выиграют. Да, проигрыш Китая, Мексики, ряда ведущих экономик ЕС будет значительно выше, чем у США. Но для США это будет слабым утешением, особенно на фоне тех стран, которые сначала сравнительно мало потеряют от завершения глобализации, а затем, в долгосрочной перспективе ещё и выиграют. Перевод договоров о свободной торговле из международного в двухсторонний формат для большей части стран невозможен. В том числе и для США. Не нравится? – мне тоже не нравится. А что Вы хотели? Это кризис цивилизационный – он не решается ни на одном отраслевом уровне. Ни на экономическом, ни на геополитическом, ни на военном уровнях простых решений уже не осталось.

А как быстро станет очевидно, что очередная попытка придать ускорение системе во время цивилизационного кризиса без кардинальной смены его устоев опять провалилась? На этот вопрос нет точного ответа, поскольку это зависимое событие. Зависимое, от времени начала мега обвала, который спровоцирует выход мирового кризиса за преимущественно экономические рамки. В свою очередь этот мега обвал может начаться в любой день, поскольку давно созрел. Вопрос лишь в поводе для него, а поводы, как известно, не прогнозируются. Можно лишь напомнить, что повод не имеет отраслевой привязки, т.е. необязательно он будет в экономике. Выход кризиса за преимущественно экономические рамки вероятно и станет концом попытки американской Перестройки. Зато можно гораздо с большей уверенностью прогнозировать последующую политику администрации:

• Пожарная команда, а не плановая работа

• Нестандартные, противоречивые решения и много импровизации

• Поиск врагов как вне, так и внутри страны

• Большая доля фронтального, а не иерархического управления

• Кадровые скандалы и громкие отставки

• Попытки сглаживания и подавления массовых протестов, причем не только мирных

В целом, предстоящую каденцию Дональда Трампа можно будет заранее разделить на два этапа. Сначала будет незавершенная и неудавшаяся попытка проведения Перестройки по-американски, которая завершится с выходом мирового кризиса за преимущественно экономические раки. Дальше – либо вариант распада США, причем необязательно, что это будет быстрый и бескровный вариант по советскому сценарию. Либо сценарий консолидации общества за счет не эффективной милитаризации, определения врагов и жесткого противостояния как внутри страны, так и с другими странами. На мой субъективный взгляд, который, в данном случае не основан на развиваемой мною концепции комплексного долгосрочного анализа и прогнозирования, значительно более вероятен второй вариант. Т.е. вместо распада США более вероятна консолидация общества за счет не эффективной милитаризации. Для цивилизационного развития это традиционный вариант. Он наблюдался так часто, что сложно сказать, кто и когда применил его первым. В настоящее время очевидно, что сначала по этому сценарию пошел сначала Андропов, а затем и Путин. Менее очевидно, что движение в этом направлении уже начал … Китай. Это только на первый взгляд кажется, что сценарий неэффективной милитаризации, а эффективной в наше время, по определению быть не может, является заведомо проигрышным. У цивилизационных процессов своя логика. И то, что на геополитическом уровне может показаться заведомо проигрышным сценарием, на цивилизационном уровне является консервацией в неблагоприятных внешних условиях. Пример Османской Империи показывает, насколько такая консервация может быть длительной с минимальными потерями территории и суверенитета. Но кому будет противостоять США, в процессе свое консервирующей милитаризации? Какая из стран будет объявлена новой империей зла? Это будет не Китай, но обо всём по порядку.

Как я уже писал ранее, в периодически повторяющихся тридцатилетних смутах, которые являются зеркальным отражением также периодически повторяющихся фаз мировых войн, по определению не может быть классических коалиций по типу антигитлеровской коалиции стран. Однако и кажущееся противостояние всех со всеми далеко не хаотичное. Для США можно четко выделить три уровня предстоящего внешнего противостояния.

Первый уровень будет характеризоваться самой слабой остротой противостояния. Это будет скорее раздражающее непонимание с потенциальными союзниками к которым как песок сквозь пальцы будет утекать долгосрочные конкурентные преимущества США. Это противостояние со странами с благоприятными сверхдолгосрочными перспективами из моего списка , опубликованного в 2009 году и уточнённого в 2016 в отношении ряда исламских стран. Напомню, что в соответствии с изменившимся критерием долгосрочной конкурентоспособности это страны со сбалансированной ресурсной базой для проведения внутренней колонизации и освоения своей территории на достигнутом к завершению Модерна технологическом уровне. Однако, по мере ослабления США будет наблюдаться относительный рост влияния стран из благоприятного списка. И это пусть и сравнительно слабое противостояние, периодически будет прорываться в разных формах. Особенно интересно будет наблюдать за усилением такого типа противоречий между США и … Канадой. Когда-нибудь, на пике Второй Тридцатилетней войны известное литературное выражение «успеть добежать до канадской границы», возможно, обретёт новый смысл. Понятно, что к тому времени ни зоны свободной торговли между США и Канадой, ни безвизового режима между этими странами уже не останется.

Читайте также: У КНДР завершують розробки міжконтинентальної ракети

Второй уровень внешнего противостояния будет с перспективно неблагополучными странами, обладающими недостаточной собственной ресурсной базой для проведения масштабной колонизации собственной территории. К сожалению, таких стран много. Для США важны не только Китай, но и соседняя Мексика, Индия, Германия, Франция и длинный ряд других стран. Впрочем, сама Америка так избыточно много потребляет, что при всём богатстве своих природных ресурсов, в т.ч. и недавно открытых и законсервированных, не может опереться на преимущественно свою ресурсную базу. С другой стороны, в этом плане уровень благоприятности внешних условий в США существенно выше, чем в Китае, Мексике, Германии или Франции. Очевидный и, похоже, единственный способ хотя бы частичной компенсации замедления темпов роста НТР и производительности труда состоит в экспансивном освоении доступного пространства. В условиях разворачивающейся смуты Второй Тридцатилетней войны , противостояние между странами с недостаточной собственной ресурсной базой для проведения такого освоения на достигнутом технологическом уровне с одной стороны представляется неизбежным, а с другой стороны очевидно взаимно проигрышным. Образно говоря, это противостояние пауков в банке. Администрация Трампа, конечно, может объявить основным врагом Китай, но следует понимать, что противостояние этого уровня у Штатов всё равно будет с большей половиной мира. Для гипотетической победы над Китаем США необходимо не только закрыть свой рынок для китайских товаров, но и закрыть китайский экспорт в другие страны. Что сделать будет практически невозможно, т.к. Китай в этом плане ведёт разумную и взвешенную политику. Пока трудно себе представить какой крючок для Китая может стать аналогом крымско-донбасского крючка, на который клюнула и плотно сидит Россия. Вряд ли это будет Тайвань, хотя администрация Трампа, очевидно, будет педалировать тайваньскую тему, как и тему спорных островов Спратли. Но, если китайские товарищи не совершат грубейших ошибок в стиле Путина, то сформировать антикитайскую коалицию будет невозможно. А без неё противостояние США и Китая будет вдвойне проигрышным для США. Тем более, что Китай уже лет пять заранее готовится к нему. Пример – Трамп только готовится разорвать договор транс-тихоокеанского партнёрства, а Китай уже имеет договор свободной торговли с Австралией. Аналогичные договора есть и с рядом других странами с долгосрочно благоприятными перспективами, а по другим странам идет интенсивная работа. Пример – уже после избрания Трампа Китай срочно восстановил дипломатические отношения с Норвегией и сразу же публично задекларировал начало переговоров о зоне свободной торговли между двумя странами.

Третий уровень внешнего противостояния США. Взаимное, хотя и бесплодное противостояние между странами с недостаточной собственной ресурсной базой для проведения комплексной внутренней колонизации было бы неизбежным, если бы не наличие ещё одной группы стран с избыточной собственной ресурсной базой и недостаточными собственными возможностями для её освоения. Собственно в чистом виде такая страна одна. Зато самая большая. Это Россия. Настолько большая, что всё человечество может осваивать её богатства и обживать территорию в течение более века и этим экстенсивным расширением частично компенсировать резкое снижение темпов роста НТР. Потенциальная комплиментарность (взаимодополняемость) экономик давно освоенных и мало освоенных стран очевидна. Да вот проблема – в мало освоенных странах естественным образом формируются современные сословно-авторитарные общества. А в случае же масштабного международного освоения этих территорий их сословная организация перестанет быть эффективной – авторитарные институты будут сметены, а высшие сословия потеряют свои привилегии. Вот и объективная основа для противостояния на третьем, самом остром уровне. В самом деле – зачем противостоять Китаю, если у него и так крайне скудная удельная ресурсная база, приходящаяся на одного человека. Даже с учетом Тибета и Синцзян-Уйгурского автономного района. Ведь даже гипотетически получив полный контроль над Китаем, США ничего не приобретут кроме его системных проблем! А получив доступ к освоению российских пространств, десятки стран одним махом решат свои стратегически проблемы, которые невозможно решить никаким типом внутренней политики внутри этих стран. Да, потом начнётся конкуренция за наиболее лакомые кусочки построссийских территорий. Например, если Китай получит контроль над Северной Маньчжурией, то станет потенциально практически вровень со Штатами. Но это будет потом, после победы над Россией. Аналогично после победы над Испанией в историческом прошлом. Ведь, период англо-голландских войн начался после того, как было подорвано монопольное могущество Испании, т.е. после завершения Тридцатилетней войны. А пока, противостояние с высшими сословиями российского, а также частично украинского, казахстанского и белорусского обществ объединит в рыхлую коалицию, самые разные страны как былое противостояние с великой Испанской империей. При сохранении менее острых противоречий между ними по двум другим, выше описанным направлениям.

Выводы и прогнозы:

· Трамп способен, в лучшем случае, лишь смягчить для США, но не отменить, как выход мирового кризиса за преимущественно экономические рамки, так и втягивание США во Вторую Тридцатилетнюю войну . Перестройка экономики и международных отношений, проводимая администрацией Трампа завершится неудачей. Необязательно, но возможно она завершится одновременно с выходом мирового кризиса за преимущественно экономические рамки.

· Регионализация, традиционализация и смягчение экологических стандартов являются не личными инициативами Трампа, а проявлением объективных долгосрочных закономерностей цивилизационного развития.

· Попытка перезагрузки отношений США и РФ будет неудачной и приведёт к обострению отношений на новом уровне противостояния. РФ будет объявлена новой империей зла. Антироссийская коалиция таки будет сформирована, но она будет не стабильной, с большими внутренними противоречиями и не станет основой нового мирового порядка.

Читайте также: Как президент Трамп дорогим россиянам в глаз попал

Владимир СТУС для ЛІГА.Блоги

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter