Президент испытывает панический страх и на это есть причины

Новость из США. Фрейд и гениальная речь.

Во время сегодняшней совместной пресс-конференции Трампа с премьер-министром Норвегии состоялся следующий диалог между президентом и корреспондентом при Белом Доме любимого им телеканала Fox Джоном Робертсом.

Робертс: “Открыты ли вы для беседы со специальным прокурором Робертом Мюллером? Вы согласны встретиться с ним без каких-либо условий? Или вы потребовали бы, чтобы были установлены строгие условия, оговаривающие любую встречу между вами и специальным прокурором?”

Трамп: “Ну, опять Джон, не было никакого сговора между кампанией Трампа и россиянами, Трампом и россиянами. Никакого сговора. Когда я смотрю вы берете интервью у людей, выходящих с заседаний своих комитетов, я имею в виду, что демократы все работают для своих выборов, пытаясь сказать, что это – черта, все они говорят, что нет никакого сговора. И нет сговора.

И когда вы говорите о беседе, у Хиллари Клинтон был допрос, где она не была приведена к присяге, ей не дали присягу, они ничего не записывали, запись не велась, и это было сделано в уикенд на 4 июля. Это, наверное, смехотворно, и многие люди рассматривали это как очень серьезное нарушение, и это действительно так.

Но снова я поговорю с адвокатами – я могу только сказать это, не было абсолютно никакого сговора. Все это знают. Каждый комитет – я нахожусь в офисе уже 11 месяцев. В течение 11 месяцев у них было это фальшивое облако над нашей администрацией, над нашим правительством. И это вредит нашему правительству. Это наносит ущерб нашему правительству. Это мистификация демократов, которая используется в качестве предлога для оправдания проигрыша выборов, которые, честно говоря, демократы должны были выиграть, потому что они обладают таким огромным преимуществом в коллегии выборщиков.

Поэтому все это поднялось по этой причине. Но было практически всеми установлено, что нет сговора. Итак, посмотрим, что произойдет. Посмотрим, что произойдет. Я имею в виду, конечно, мы увидим, что произойдет – когда у них нет доказательств сговора, и никто не нашел никакого сговора на всех уровнях, кажется маловероятным, что у нас вообще состоится такая беседа”.

Вы что-то поняли? Я, конечно, совсем не профессиональный переводчик, но, переводя Трампа, всегда очень стараюсь, чтобы передать все мельчайшие нюансы его английской речи. А это не так просто, поскольку нелегко переводить человека, объявившего себя “стабильным гением”. Речь гения, возможно, слишком гениальна, чтобы нам, простым людям, ее понять… Хотя стараюсь, как могу.

Если серьезно, то по Фрейду из ответа президента следуют два вывода. Первый состоит в том, что он панически боится того, что спецпрокурор Мюллер уже, возможно, нашел юридически обоснованные доказательства сговора и сотрудничества людей из его штаба с Россией. Отвечая на вопрос, вообще не подразумевавший обсуждения того, был ли такой сговор, Трамп 7 раз (СЕМЬ!) повторил, как заклинание, “не было сговора”. Второй вывод – его неравнодушие к Хиллари Клинтон, которую он упоминает всегда и везде, говоря о чем угодно.

А если не по Фрейду, то… стыдно перед Премьер-министром Норвегии, стоя рядом с которой, президент все это говорил. Стыдно перед всем миром, что во главе Америки стоит человек, который не может связать двух слов, окованный паническим страхом того, что раскроется нечто тайное, что ему хотелось бы держать вечно за семью печатями, обуреваемый какой-то нездоровой постоянной страстью к женщине, у которой он выиграл выборы президента в 2016 году…

Автор: Игорь Айзенберг