Принц Гарри рассказал, как пережил гибель матери — принцессы Дианы

Британский принц Гарри рассказал о том, как 20 лет глушил в себе эмоции после гибели матери, принцессы Дианы, игнорируя советы брата обратиться за профессиональной помощью.

Интервью с принцем публикует Daily Telegraph, передает Русская служба ВВС.

По признанию самого принца, смерть матери сильнейшим образом повлияла на его личную и профессиональную жизнь, а необходимость постоянно оставаться на виду у публики «не раз приводила его на грань нервного срыва».

В результате принц Гарри все же воспользовался услугами профессиональных психологов, и это помогло ему вернуться к нормальной жизни.

И вот теперь принц Гарри решил поделиться сокровенным в надежде, что это поможет другим людям побороть стигму, связанную с вопросами психического здоровья.

Вот как сам принц Гарри описывает в интервью Daily Telegraph некоторые аспекты психологического давления, которое он испытывал, и способы с ним справиться:

О психическом здоровье: «Когда в 12 лет я потерял маму и на 20 лет наглухо закрылся эмоционально, это оказало очень серьезное воздействие не только на мою личную жизнь, но и на работу».

О переживании горя: «Я зарывал голову в песок, отказываясь даже думать о маме, потому что как это может помочь? Потому что это лишь усиливает печаль, но не может вернуть ее. Поэтому с эмоциональной точки зрения я никогда не давал волю эмоциям».

О проблемах, когда ему было за 20: «Я считаю, что мне очень повезло: я 20 лет не думал об этом, а потом наступили два года полного хаоса».

О процессе восстановления: «Лучшие люди, с которыми легче всего говорить, — это психиатры или тому подобное. Я проделывал это пару раз. Нет, больше чем пару раз».

О бремени постоянного пребывания на виду: «Пожалуй, я много раз был очень близок к полному нервному срыву, когда на тебя со всех сторон обрушивается горе, ложь, непонимание. Но, знаете, это приходит с работой, с выполнением своих обязанностей, и одна из самых больших проблем, — это не найти в себе этот голос и невозможность постоять за себя».

О том, как он справляется сегодня: «Мы стараемся привести диалог к такому состоянию, когда можно сесть, выпить чашечку кофе и сказать: а знаете, у меня был говенный день, можно я вам о нем расскажу? А потом вы просто уходите — и дело сделано. Потому что иначе через неделю, или через 20 лет, то, что было маленьким, может разрастись до снежного кома зверских размеров, от которого уже никак не избавишься».

О помощи принца Уильяма: «Мой брат оказал мне огромную поддержку. Он все время говорил: это не правильно, это не нормально, ты должен об этом говорить, так надо».

О выражении своих чувств: «Когда я делюсь с кем-то своими проблемами, я чувствую себя намного лучше. Я знаю, что в таких рассказах о своих проблемах есть огромная польза, а если об этом молчать, то будет только хуже».

О работе вместе с герцогом и герцогиней Кембриджскими: «Пока возраст позволяет и мы кому-то интересны, мы хотим принести как можно больше пользы».

Новости