Продажа ребенка на Киевщине: мать сидела за убийство, дочь взяла деньги за сына

На днях украинцев потрясла новость о продаже двухлетнего ребенка.

Такое трудно представить и в кошмарном сне, однако факты – вещь упрямая.

Правоохранители задержали молодую женщину в момент получения 35 тысяч долларов.

Журналистам удалось узнать о непростой судьбе 22-летней матери маленького Давида – Майе.

Напомним, ранее правоохранители заявили, что злоумышленница проживала со своим сожителем и двухлетним сыном в Киевской области.

Она якобы вела аморальный образ жизни и это привело к ссорам в семье и рукоприкладству. Однако именно ребенок стал основной причиной разлада в семье, поэтому женщина решила его… продать.

Бывший преподаватель Васильковского профессионального лицея, Надежда Васильевна, которая была классным руководителем Майи на протяжении трех лет, согласилась рассказать о семье подозреваемой в тяжком преступлении и о том, что могло привести к этому.

Ниже – рассказ от первого лица.

– Знаете, как бы это ни звучало, но… Генетику мы изменить не можем. Я понимаю, какой Майя совершила грех, но, к сожалению, это можно было предвидеть.

Мама Майи имела четырех детей, все они от разных отцов. Я знала и брата Майи, он сейчас учится в Киеве. Их двоих мама привезла из Олевска Житомирской области.

Мама, уже имея двух деток – Майю и Валеру – попала в тюрьму за убийство сожителя

После этого Майю с братиком отправили в Триполье – в школу-интернат для детей с задержкой психического развития. А затем, по окончании 9-го класса – к нам в Васильковский лицей: для получения профессии. Майя училась на швею.

Когда мама отсидела срок (если не ошибаюсь, восемь лет) она родила еще двух детей. А так как у нее была регистрация в Житомирской области, то младшие детки попали в детдом Житомира.

Мы пытались вести переписку с ними, но сотрудники социальной службы нам сказали, что лучше малышей не тревожить.

Потому что нужно или постоянно общаться, или же дать детям спокойно жить, не травмировать их. А Валера и Майя не были готовы постоянно контактировать. Хотя Валера – более серьезный парень. Самые младшие, к слову, тоже мальчик и девочка – погодки.

Майя рассказывала, что когда ее мать вышла из тюрьмы и родила “новых” детей, то она забирала домой старшую дочку, чтобы та ухаживала за младшими. Рожденными от разных “дядь”

А мать уходила в запои, уезжала на какие-то заработки… Дети по несколько дней были предоставлены сами себе. Майя присматривала, как могла, за младшими.

Потом девочка стала отказываться ездить к матери. Голодно было… Да много всего.

Психика у Майи была нарушена. Хотя, насколько помню, официального диагноза не было.

Если ее, образно, гладили по голове – то все хорошо, но если делали малейшее замечание, у девочку сразу начинались “психи”. Очень остро реагировала. Ругалась, как сапожник – трехэтажными матами. Были приступы злости с сильным возбуждением.

Это было как спусковой крючок. Такое впечатление, что в тот момент у нее перед глазами вставали те ужасы из раннего детства

При этом Майя – талантливая девочка и неглупая. Да, училась на среднем уровне, но она хорошо шила, вышивала, очень хорошо пела. Очень активная. А в выпускной, третий год, у Майи случился роман с нашим учеником – Лешей.

Когда Майя окончила учебу, я ее лично отвезла в Житомир: девочку устроили вышивальщицей на Житомирский комбинат – крупное предприятие. В самом Олевске, откуда она родом, ей не смогли предоставить жилье.

Я общалась с социальной службой. Родственников мы не нашли, не было и того, кто официально признал отцовство.

У матери Майи не было собственного угла. А умерла женщина в Киеве – от сердечного приступа. Самые младшие детки, как я уже говорила – в детдоме или интернате в Житомире.

В этом областном центре было ПТУ для детей-инвалидов. Один этаж общежития выделили для социально незащищенных детей
Тем, кто выпускался из интернатов, давали в этом общежитии регистрацию и само жилье.

…Проработала Майя на комбинате всего месяц-два. Вдруг, я случайно встречаю ее у нас в Василькове. Подумала, что наша выпускница приехала за оставшимися вещами, которые хранились в комнате коменданта. Но Майя приехала к Леше.

Его мама разрешала Майе оставаться у них ночевать. А потом девушка забеременела.

Спустя время, когда Майя приходила ко мне уже с маленьким ребенком и вместе с Лешей, то сказала, что вышла замуж и живет с семьей мужа – в хорошем двухэтажном доме в с. Путривка.

Также Майя рассказала, что ей дали комнату в Олевске. То есть у нее появилось собственное жилье.

Но, опять же, по словам Майи они ушли жить в общежитие консервного завода в Василькове. Кто из них пошел туда работать – не знаю. Скорее всего, конечно, Леша. Это было примерно год назад.

Майина свекровь – тоже из наших выпускников. Она или сирота, или из многодетной семьи. У нее четверо детей: старший мальчишка, двое близнецов (один из них Леша) и младшая девочка

Я раньше спрашивала маму Алексея, зачем она разрешает оставаться ночевать в их доме Майе, ведь было понятно, чем это закончится. Та ответила: “Да ничего страшного, Майя неплохая девочка”. Ну, а дальше вы знаете.

Может, и в этой семье возникли конфликтные ситуации, если Майе кто-то делал замечание – не знаю, все может быть. Но ситуация с продажей ребенка, конечно, ужасная.

Однако самое главное – изначально не было привито семейных ценностей

Детей должны растить и воспитывать родители. Любить.

По состоянию на сегодняшний день известно, что двухлетнего Давида передали под опеку органов социальной защиты. Его отец и свекровь Майи пытались забрать ребенка домой, однако малыш по документам имеет только мать.

Теперь необходима экспертиза ДНК, чтобы доказать отцовство.

Почему Алексей не был указан отцом ребенка, почему маленький Давид вот уже два года как носит фамилию матери, да и можно ли доверить родственникам малыша – этими вопросами займутся социальные службы и полиция.

22-летней Майе грозит до 15 лет лишения свободы. Девушка трагично повторяет судьбу своей матери.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

На сегодня в Украине насчитывается 71 тыс. детей, имеющих статус сироты. Такую информацию привел Уполномоченный президента по правам ребенка Николай Кулеба.

“Сегодня насчитывается 71 тысяча детей, имеющих статус сироты. Большинство детей – под опекой, в основном родных и близких: бабушка, дедушка, дядя, тетя.

Еще почти 14 тысяч – приемная семья, детский дом семейного типа. Это родители-воспитатели, приемные родители”, – сообщил Кулеба.

В интернатах живут шесть тысяч детей. Как разорвать замкнутый круг?