Репрессии в оккупированном Крыму: что дальше

Российская репрессивная машина в аннексированном Крыму набирает обороты. Теперь объектами для нападок и фабрикации дел стали адвокаты, представляющие интересы арестованных крымчан, преследуемых по политическим мотивам. Отрабатываются способы и методики массированных репрессий, жертвами которых могут стать не только члены Меджлиса, но и политически активные крымские татары и украинцы, пишет Сергей Стельмах специально для "Крым.Реалии".

Адвоката Эмиля Курбединова, который представляет интересы журналиста Николая Семены и зампреда Меджлиса Ильми Умерова, арестовали на десять суток. Его подозревают в распространении "экстремистских материалов". На днях сотрудники ФСБ силой привели на допрос адвоката Николая Полозова. Вероятно, сделано это было с целью лишить Умерова защиты, так как с юриста были взяты показания в качестве свидетеля. Таким образом, давление на проукраинских жителей полуострова перешло в новое качество.

Дабы понять логику дальнейших действий "властей" полуострова и российских силовиков, стоит напомнить каким образом за последние три года происходило закручивание гаек. Летом 2014 года Госдума узаконила так называемую "крымскую статью" за "сепаратизм". За публичные призывы к нарушению территориальной целостности России, озвученные в интернете, можно получить пять лет тюрьмы. Данная норма стала основанием для фабрикации дела против крымского журналиста Семены. Уже тогда прозорливые московские эксперты и правозащитники предупреждали, что подобные "новации" открывают дорогу к "северокореизации" российской государственности.

Читайте также: Как работает судебный конвейер в оккупированном Крыму

Далее полуостров наводнили различные сомнительные московские эксперты, рассказывавшие местной публике, что Крыму якобы угрожает "кавказский сценарий" и "властям" необходимо готовиться к борьбе с терроризмом. В российское информационное пространство систематически вбрасывали тезисы о распространении в Крыму опасных течений ислама и необходимости принимать срочные меры. Учитывая масштабы и системность работы, сомнительно, что ее проводили без указания из Москвы. Общественное мнение заранее готовили к громким политическим акциям. То есть нынешняя кампания по преследованию крымских сторонников религиозно-политической организации Хизб ут-Тахрир была запланирована еще на рубеже лета-осени 2014 года. Около года ушло на отбор наиболее удобных жертв. Учитывая, что преследованиями украинцев и крымских татар занимаются так называемые "интегралы" (перебежчики из СБУ в ФСБ), в жернова репрессивной машины попали активисты, которые ранее фигурировали в оперативных разработках.

Преследования сторонников крымскотатарского Меджлиса начались после известной встречи с народным депутатом Мустафой Джемилевым на "границе" 3 мая 2014 года. Пока Кремль и "власти" полуострова пытались наладить контакт с крымскотатарской элитой, активистов карали только штрафами. Как только "вербовка" начала пробуксовывать, на руководство представительного органа и сторонников Меджлиса завели уголовные дела. Наиболее известные сюжеты – так называемое "дело 26 февраля", по которому пытаются засудить зампреда Меджлиса Ахтема Чийгоза (арестован в январе 2015 года), и преследование его соратника Ильми Умерова. На него сначала "повесили" обвинение в "сепаратизме" (он публично заявил, что Крым – это Украина), а в конце прошлого года его дополнительно обвинили в "экстремизме".

Российские силовики, таким образом, стремились запугать остальных членов Меджлиса и делегатов Курултая, дабы они открыто перешли на российскую сторону или согласились дать показания, выгодные следствию. К весне прошлого года стало очевидно, что ставка на коллаборационистов не дала ожидаемого результата. Наталья Поклонская, будучи тогда еще "прокурором" Крыма, заблокировала работу представительного органа до окончательного решения "суда". Большая часть "доказательств", собранных силовиками, состояла из выступлений народных депутатов Рефата Чубарова и Мустафы Джемилева, находящихся за пределами полуострова. С того момента к ответственности могут привлечь каждого крымчанина лишь на том основании, что он разместил в социальной сети новость, в которой фигурируют указанные политики.

Важная деталь: запрет национального самоуправления крымских татар совпал по времени с принятием Госдумой так называемого "пакета Яровой", комплекса "антитеррористических" законов. Правки дополнили и существенно расширили вышеуказанную "крымскую статью" за сепаратизм: тюрьма за недоносительство, обязательное сотрудничество с "органами", "призывы к терроризму" в Интернете. Осенью прошлого года Верховный суд России оставил в силе решение по запрету деятельности представительного органа крымских татар, признанного в Крыму "экстремистской организацией". Под ударом оказалась большая группа лиц: члены региональных меджлисов, делегаты Курултая и их семьи. Против каждого из них в любой момент могут сфабриковать дело, бросить за решетку, отобрать бизнес, лишить работы.

Таким образом, крымские "власти" и силовики при содействии Кремля методично зачищали политическое поле Крыма от любых форм протеста. Они отказываются соблюдать "собственные" российские законы. Даже, когда дело касается интересов крымчан, поддержавших "референдум". На полуострове нет свободы слова и собраний, информационное пространство жестко контролируется, защита демократических ценностей расценивается как "экстремизм".

Исходя из вышеописанного, российские силовики в ближайшем будущем могут действовать по следующему сценарию. Первое, расширение социальной базы репрессий. В группе риска находятся представители Меджлиса, его региональных подразделений, делегаты национального съезда, отказавшиеся работать на Кремль, и члены их семей. Для фабрикации уголовного дела и ареста ФСБ достаточно одной записи в социальных сетях, которую следователи сочтут "экстремистской".

Читайте также: Деоккупация Крыма: силовой сценарий неизбежен?

Второе, более агрессивная пропаганда среди коренного народа, создание и закрепление в массовом сознании ложной картины якобы поддержки аннексии со стороны крымских татар. Пропагандистский телеканал "Миллет" (создан на базе крымскотатарской редакции ГТРК "Крым") систематически промывает мозги зрителям. Соотечественников, преследуемых ФСБ, они клеймят "террористами" и "отщепенцами". Журналисты круглые сутки восхваляют российскую "власть" и лично президента Владимира Путина, напоминая, как он подписал "указ о реабилитации". Населению постоянно внушают, что большая часть коренного народа уже свыклась с российскими реалиями и не помышляет о возврате Украины.

Третье, активизация коллаборационистов, но уже в ином качестве. До середины прошлого года их использовали для созыва марионеточного Курултая; теперь задача – убедить крымских татар в необходимости быть покорными, заставить их отмежеваться от единоверцев, преследуемых "властями". Созданы максимальные условия, дабы у активной части крымских татар и украинцев развился Стокгольмский синдром – психическая реакция, при которой жертва начинает сочувствовать агрессору и оправдывать его действия. Наиболее успешно такую тактику применяет муфтий Эмирали Аблаев.

Если в 2014-2015 годах крымским татарам сулили щедрое финансирование, обустройство поселков компактного проживания, развитие национальной культуры, то теперь коренной народ обязывают "любить" Россию просто так. Тем, кто не согласен, грозят издевательства и тюрьма. Пока еще сдерживающим фактором являются западные санкции. Москва стремится к их отмене или смягчению. Политические преследования в Крыму по этническому принципу – существенный аргумент в пользу их ужесточения. Если Вашингтон и Брюссель уменьшат экономическое и дипломатическое давление на Кремль, репрессии на полуострове примут необратимый характер.

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter