Ситуация на рынке топлива угрожает национальной безопасности Украины

В Украине активно обсуждается тема энергоносителей: СМИ, политики и общество настроены уменьшать зависимость от России. Надо отдать должное, определённые успехи есть – страна не покупает газ у РФ. Однако дискуссии идут, на мой взгляд, однобоко: обсуждая тему газа, угля и электричества, забываем про обычное топливо для двигателей внутреннего сгорания. Здесь ситуация катастрофическая: Украина фактически не контролирует свой внутренний рынок, потребляя импорт.

Рынок нефтепродуктов Украины: история и состояние

Ещё в середине нулевых Украина практически полностью обеспечивала себя нефтепродуктами. Или, по крайней мере, могла обеспечить — в стране в разное время работали от 7 до 8 крупных НПЗ, доставшихся «в наследство» от СССР.

Однако, простая эксплуатация активов без капиталовложений в модернизацию сделала переработку нефти на украинских заводах малопривлекательной. Ещё в 2005 году специалисты отмечали, что глубина переработки в стране колеблется от 46,39 (Херсонский НПЗ) до 74,2% (Надворнянский НПЗ). Малая была и загрузка — с 2004 года часть крупных ФПГ увидели все прелести от импорта нефтепродуктов из соседних стран. Если в 2004 году суммы сделок оценивались «сотнями тысяч долларов», то уже в 2007-м, с выходом на украинский рынок беларуского топлива речь пошла о сотнях миллионов. К 2009-му только на покупку беларуского бензина, дизельного топлива, газа Украина тратила от 1,5 до 2,5 миллиардов долларов ежегодно.

В 2011 году Республика Беларусь своей нефтепродукцией закрывала около 40% внутреннего рынка Украины. В 2012-м доля импортного топлива в Украине превысила 50%, а все украинские НПЗ декларировали убытки. К 2014 остались работать лишь два завода — да и то благодаря поставкам украинской нефти.

По состоянию на 2016 год ситуация ещё более удручающая. Об этом свидетельствуют данные, приведённые порталом Oilnews. Рынок бензинов и дизтоплива Украины составляет около 8,13 млн. тонн, большая часть которых импорт. Судите сами:

  • Украина в прошедшем году потребила 2,2 млн. тонн бензина. Из которого 1,2 млн тонн беларуского происхождения, ещё 0,169 млн т. из Литвы. Собственное официальное производство не превышает 0,8 млн т.
  • Баланс дизтоплива составил 5,9 млн. тонн из которых 5,28 млн тонн импорт. 2,7 млн т. поставляет Беларусь и ещё 1,25… Российская Федерация. Да, воюя с Россией, Украина зависит в том числе от российского топлива.
  • Баланс сжиженного газа 1,46 млн тонн. Тут лишь 16% беларуские, а львиная доля так же поступает из РФ.

Таким образом, сегодня Республика Беларусь контролирует 68% розничного рынка Украины по бензинам, 45,7% рынка дизельного топлива и 16% рынка сжиженного газа. Россия — не менее 39%.

Но данные цифры могут быть не полными. Так, в торговле между Беларусью и Украиной (как, впрочем, и между Украиной и РФ) существенная доля принадлежит «серым» схемам. Маленький пример: в 2011-2012 годах, когда торговлю нефтепродуктами курировала «Семья» Януковича разница данных Белстата и Укрстата по поставкам топлива расходилась в денежном выражении на 500 миллионов долларов. Топливо из Беларуси «выезжало», в Украину не «въезжало». Сегодня цифра скромнее — по моим оценкам после уточнения платёжных балансов за 2016 год она составит примерно 27-30 миллионов долларов.

Ещё одна проблема — «нелегальные» НПЗ. Некоторые эксперты оценивают их количество (от мини-заводов до целых комплексов) словами «более сотни».

Наконец, авиационное топливо, которое тоже импортируется из-за рубежа. До 2014 года основным поставщиком была Россия. С 2014 года на рынок вырвалась Беларусь. Причём Минск «предугадал» развитие кризиса и купил установку для производства топлива в конце 2013. А в начале 2014 она по Днепру была доставлена на территорию Беларуси и уже в мае июне украинцам предложили реактивное топливо РТ-1, которое на тот момент не прошло даже стандартизации у себя «на Родине». Но качество было нормальное, цена приемлемой. И к 2015 Беларусь контролировала до 50% рынка. Далее была попытка вытеснить «монополиста», заменив его несколькими поставщиками. Беларуская Нефтяная Компания почти год не поставляла авиатопливо в Украину — до осени 2016, когда после прокола с возвратом самолёта «Белавиа», соседняя страна вновь получила допуск на Украинский рынок. И за неполных два месяца по объёмам поставок в годовом выражении вышла на 4-е место.

Причины обвала

За неполные 8 лет Украина потеряла контроль над собственным рынком моторного топлива. Основной причиной такого провала можно назвать, естественно, отсутствие инвестиций в развитие отрасли. НПЗ не модернизировались и средняя глубина переработки в 55-57% — чрезвычайно низко и неэффективно.

Соседняя Беларусь, которая сегодня фактически контролирует украинский рынок, за период с 1996 по 2011 провела 3 этапа модернизации своих НПЗ, затратив на них по разным оценкам от 2,5 до 3,5 млрд долларов. Сейчас реализуется четвёртый этап стоимостью около 1,5 млрд долларов. В результате по показателю глубины переработки нефти Беларуские НПЗ одни из лучших не только в регионе, но и в Европе (значительная часть экспорта направляется как раз на европейский рынок). Так называемый «индекс Нельсона» в Мозыре составляет 7,7, в Новополоцке 9,2. Средние показатели НПЗ по странам ЕС — 6,6, в РФ — 5,1.

При этом с образованием концерна «Белнефтехим» и реализации программы его модернизации в соседней стране создана целая индустрия, сырьём для которой служат отходы нефтепереработки. Конечный продукт — синтетические нити, технические парафины, краска и т. д. – отправляются на экспорт.

Украина имела лучшие стартовые условия в 1999-2000 году. Но, увы, проиграла в гонке «модернизации», проиграв при этом собственный рынок.

Ещё одним ключевым фактором для возникновения проблемы стала особенность политической и экономической системы в Украине. Страна к 2007-8 годам превратилась фактически в декорацию договорённостей нескольких крупных ФПГ. Игра на их противоречиях, участие в так сказать, олигархических войнах была в полной мере использована Беларусью. Так с помощью серых схем, демпинга были фактически обанкрочены большинство украинских НПЗ. Сохранила активы только группа «Приват» — и то за счёт доступа к «собственной» нефти. ФПГ было по большому счёту всё равно с чего получать прибыль: с переработки или импорта. Последнее было даже выгодней — нет головной боли с содержанием целого завода.

Риски для Украины

Создавшаяся ситуация является прямой угрозой национальной безопасности. Я уже приводил пример, что весной 2014 года ключ от Киева был у Лукашенко: если бы после бегства Януковича Беларусь не увеличила поставки топлива и не ввела отсрочку платежа — Украина была бы парализована. С рынка исчезло бы 50% топлива, а в стране на тот момент не было денег, чтобы расплатиться даже по заключённым контрактам.

Нет топлива — стоят танки, не завозится хлеб и растут цены. Мгновенно.

Да, успех «проекта Украина» чрезвычайно выгоден Беларуси – но это не значит, что так будет всегда. Украина, увы, не имеет «запаса прочности» в вопросах обеспечения собственного рынка моторного топлива. При этом зависимость от России (по дизельному топливу, газу) у меня лично вообще вызывает удивление.

Второй аспект проблемы – деньги. Украина на импорте нефтепродуктов ежегодно (!) теряет не менее 4-5 миллиардов долларов. Ещё не менее 1 миллиарда теряется на нелегальных НПЗ и на «серых схемах» импорта. Из этой суммы не менее 1 миллиарда уходит в бюджет Российской Федерации в качестве оплаты прямых поставок и опосредованно, в виде «доли российской нефти» в беларуском топливе. И после этого мне будут говорить, что Украина воюет с РФ? 1 млрд. долларов в год скорее похоже на дань вассала сюзерену.

Собственная (легальная) переработка или вывод импорта нефтепродуктов из тени наоборот дал бы рабочие места и, учитывая доходность бизнеса, достаточно внушительные налоговые отчисления.

Что делать?

Ключевой, в данном случае вопрос. Первый, наиболее явный ответ — развивать собственную переработку – не является выходом в краткосрочной перспективе. Ведь для начала необходимо найти средства на 1-2 собственных завода и реконструкцию пока ещё работающих (об остановленных лучше не вспоминать – в их состоянии таким активам место в плавильной печи). Это деньги, огромные деньги. Напомню, что Беларусь только на модернизацию своих двух НПЗ уже затратила более 2,5 млрд долларов и ещё 1,5 млрд в планах. Это не считая создания целой производственной цепочки по переработке отходов. Свободных денег «здесь и сразу» в Украине нет.

Но это не значит, что не нужно их искать. Причём за счёт экономии на том же импорте. Грубо говоря, «плати меньше и складывай лишнее в копилку». Например, Украина может увеличить добычу своей нефти и загрузить до оптимальных 90-92% собственные НПЗ.

А так же начать поставки в упомянутый НПЗ в Мозыре на переработку по «давальческим схемам». В таком случае страна платит лишь за «работу беларуского НПЗ» – сырьё и прибыль от продажи конечного продукта украинские. А если поднапрячься и продать «отходы» тем же беларусам (для них это тоже сырьё), то и переработка может получится «копеечная». Данная схема оправдана в краткосрочной (2-3 года) перспективе. Она может обеспечить:

  • Избежать торговых войн, обеспечив загрузку и беларуских НПЗ. В противном случае они будут бороться до конца за украинский рынок. Не выбирая методов.
  • Политические бонусы: Беларусь получает альтернативные источники нефти и уменьшает зависимость от России.
  • Загрузку нефтетранспортной системы — трубопровод Одесса-Броды наиболее выгодный способ поставки (тем более, что маршрут уже апробирован). Постоянная его работа, кстати, может стать толчком для завершения проектов поляками — продолжению системы до Балтийского моря и выхода на рынок нефти из стран Каспия и Азии.
  • Аккумулировать средства для развития собственной переработки. Речь идёт о тех самых миллиардах на строительство новых заводов — ведь 60% рынка топлива в чужих руках это больше чем просто зависимость.

Стоит отметить, правительство Украины уже сделало Беларуси соответствующее предложение. Минск, скорее всего согласится: на фоне торговых войн с РФ поставки нефти на беларуские НПЗ упали на 30%. А это существенная доля внешнеторговой выручки. Лукашенко дал министрам «задание» обеспечить страну нефтью из альтернативных источников. Украинское предложение в данном случае как раз к месту.

Стратегический запас топлива. К чести правительства уже ведутся работы по созданию Госрезерва объёмом до 2 млн тонн в нефтяном эквиваленте. Но это количество планируется «накопить» к … 2020 году. При том, что 2 млн т. страна «сжигает» менее чем за 1 квартал. Естественно, возникают возражения — «денег нет». Но вот странно — на 12 тысяч проблемных вкладчиков банка «Михайловский» и другие популистские инициативы есть. Рынок топлива — большая угроза для страны. Тем не менее, сам факт работы над созданием резерва уже лучше чем ничего.

Но самый главный вывод: при спорах о газе из внимания общественности и политиков ушёл вопрос «чьё топливо в баках самолётов, танков и автомобилей». Пора исправлять ошибки и серьёзно прорабатывать вопрос, искать решения на ближайшие 3-5 лет и на далёкую перспективу. Без этого Украина остаётся чрезвычайно уязвимой.

Новости