СССР был обречен, поскольку сам его факт существования исключал возможность создания единой Европы, — Богословская

Самым главным фактором в распаде СССР был проект создания единой Европы. При мощном СССР и при Варшавском договоре этот проект состояться просто не мог — было слишком много опасностей. Поэтому в рамках глобального планирования парад суверенитетов в Советском Союзе полностью как организованный, договоренный и проплаченный проект создания политпространства на монопространстве бывшего СССР — чтобы новой Европе не противодействовал «совок» в том виде, в котором он был.

Такое мнение высказала экс-нардеп Ольга Богословская в интервью Хвиле.

«Проект объединенной Европы абсолютно недооценен аналитиками постсоветского пространства, — заявила она. — Практически никто этот вопрос не изучал и не концентрировался. Мне Бог помог: в 2000 году я возглавила украинскую делегацию в Германии. Тогда мы были в Маастрихте, где писалось три проекта конституции будущей единой Европы. Один из них предусматривал федеральную Европу, второй — конфедерацию, третий — то, что сейчас более-менее реализовано в Лиссабонском соглашении».

«Тогда, проговорив с авторами этих трех типов и видов конституции Евросоюза, я узнала очень много о том, как это вообще создавалось, как начиная с оттепели 1960-х были созданы специальные институты, которые рассчитывали модели объединения Европы, рынки, методы введения новой валюты, — рассказала Богословская. — Это был глобальный проект и само существование единой Европы как глобального мирового проекта было несовместимо с существованием советской империи».

Новости