«Торговля страхом» как бизнес и концепция геополитической игры Кремля

Террористические атаки по всему миру, продолжение «гибридной» агрессии Кремля на Донбассе, скандал вокруг Трампа и дипломатические маневры России — всё это ложится в единую логическую цепочку. Стоит лишь повнимательнее присмотреться.

Основные проблемы современной России

В ещё большей степени, чем распавшийся СССР, современная Россия неконкурентоспособна в условиях современного мира. Крайняя социальная и культурная отсталость в сочетании с большинством населения, неспособного к производительному труду, и отсутствием инфраструктуры исключают преодоление Россией экономического тупика и обрекают её на гибель и распад. Однако такой сценарий, разумеется, не устраивает российское руководство.

Хотя выживание России в стратегической перспективе невозможно, Кремль в нынешних условиях вполне способен продлить её агонию на 30-50 лет. Очевидно, что за столь долгий срок могут возникнуть новые возможности продления существования России. В принципе, вся российская история как раз и представляет собой такое перепрыгивание с одной тающей льдинки на другую. Россия никогда не была полноценным государством в обычном понимании этого явления, но успешно имитировала государственность, используя различные окна возможностей. Не составляет исключения и современная ситуация.

Перед российским руководством стоят две основные задачи.

Во-первых, Россия должна найти нечто, что она сможет продавать окружающему миру. В течение долгого времени ставка делалась на продажу сырья, однако рост интеллектуальной составляющей в промышленном производстве существенно обесценил любое сырьё. Кроме того, Россия в значительной степени исчерпала легкодоступные запасы всех видов сырья, а разработка труднодоступных ресурсов требует крупных инвестиций, новых технологий и создания инфраструктуры.

Во-вторых, Россия должна найти способ восполнения трудоспособного населения. Трудовые ресурсы самой России, как уже было сказано, имеют запредельно низкое качество, причем качество это быстро ухудшается. Распад СССР вызвал уход от России территорий, снабжавших её трудоспособным населением и несколько улучшавшим быстро деградирующий российский генофонд.

Эти две проблемы порождают две группы задач, которые и определяют лицо современной российской политики.

«Торговля страхом»

Россия не в состоянии предложить на мировом рынке конкурентоспособные товары, включая сырьё, в объёмах, достаточных для поддержания существования российского государства. Эти объёмы включают, разумеется, и хищения, совершаемые российской правящей элитой, которые совершенно неизбежны при существующем социальном устройстве России и фактически играют роль социального стабилизатора.

В поисках выхода, российское руководство сделало ставку на создание нестабильности и хаоса в различных регионах и в мире в целом, и на дальнейшую торговлю услугами по их преодолению. Общая схема такой работы во всех случаях предельно проста: Россия создает и финансирует угрозы существующему миропорядку, далее — представляет себя в роли одной из жертв этих угроз и предлагает свои услуги по их ликвидации. Если предложение не принимается — эскалация хаоса и акции, направленные на создание образа жертвы, продолжаются до тех пор, пока поставленная задача не будет решена.

Метод этот не нов, он применялся как в Российской Империи, так и в СССР, с неизменным успехом. Иной вопрос, что в современных условиях торговля страхом оказывается основным источником выживания России, в связи с падением возможностей торговли сырьём, а также крайней деградацией населения и утратой периферийных источников демографической подпитки, корректирующей эту деградацию.

Ряд последних событий в рамках концепции «торговли страхом»

Как-то странно получилось, что заявляя о своём противостоянии ИГИЛ, Россия одновременно является одним из основным источником его подпитки, как кадровым, так и материальным. Снабжение ИГИЛ осуществляется через цепочку посредников, либо сдачей боевикам техники и оружия при отступлении, как это было в районе Пальмиры.

Среди кадрового состава ИГИЛ много граждан России, причём это верно как для руководства, так и для рядовых боевиков. Только по официальным данным в составе ИГИЛ воюет не менее 5000 россиян, однако данные эти явно преуменьшены.

В конце минувшей недели в ходе взятия Мосула иракские войска захватили в качестве трофеев десятки российских паспортов, принадлежавших плененным и уничтоженным боевикам ИГИЛ.

Разумеется, столь широкий кадровый приток, равно как и сдача, боевикам огромных объёмов вооружения, включая тяжелую бронетехнику, не может быть случайностью. Кроме того, достоверно установлено, что Россия и войска Башара Асада практически не наносят ударов по позициям ИГИЛ. «Боевые действия» против ИГИЛ носят характер чистейшей имитации и направлены либо на их снабжение, либо на организацию пиар-акций, призванных доказать противостояние России — ИГИЛ, отсутствующее в реальности, либо связаны с тактическими перемещениями войск, как ИГИЛ, так и Асада и России.

Иными словами, сотрудничество России с ИГИЛ доказано десятками эпизодов. Однако российская пропаганда по-прежнему создаёт образ России, борющейся с ИГИЛ, поскольку задачей Кремля является продажа услуг по «борьбе с терроризмом».

Немного истории

Обращаясь к историческим примерам нельзя не заметить, что в современном мире все террористические организации, чья деятельность заметна в мировом масштабе, притом, без каких-либо исключений, все, и также без исключений, международные наркокартели, и весь — и также без исключений — глобальный криминал, прежде всего, структуры, занятые нелегальной торговлей оружием и отмыванием денег — всё это было либо создано при прямом участии советских, а затем российских спецслужб, либо, вскоре после возникновения, взято ими под контроль и крышу, поддержано и укреплено.

Примерно с конца 50-х — середины 60-х годов прошлого века СССР превратился в бесспорный центр и надежный тыл мирового терроризма, и также в тыловую базу и центр координации и поддержки наркоторговли и нелегальной торговли оружием.

При этом, Россия продолжает оставаться мировым центром такого рода, перехватив эстафету у СССР. Пример последнего времени: 15-17 января в Москве прошли межпалестинские переговоры «по восстановлению национального единства», в которых участвовали представители палестинских организаций, признанных в США и ЕС террористическими, но не считающимися террористическими в России.

Россия также регулярно проводит на своей территории мировые съезды сепаратистских и радикальных организаций, не говоря уже о прямом создании, вооружении и поддержке — военной, экономической и дипломатической — террористических формирований, ведущих локальные войны на постсоветском пространстве.

Вместе с тем, наращивая террористическое давление, Россия должна поддерживать в мировых СМИ и с их помощью в мировом общественном мнении образ «жертвы террора». Разумеется, этот спектакль не может обмануть профессионалов. Он нацелен на западного обывателя, на электорат, который обрабатывают купленные Россией политики и гражданские активисты.

Одна из последних акций такого рода — убийство российского посла в Турции, которое, при внимательном рассмотрении, может оказаться акцией российских спецслужб.

В пользу такой версии событий говорит целый ряд деталей произошедшего. Во-первых — явно постановочный характер действия: первый выстрел в воздух для привлечения внимания, монолог над мертвым телом, который был беспрепятственно произнесен, дальнейшие действия стрелявшего. Судя по всему, он не был смертником — рассчитывал на то, что его возьмут живым, и имел согласованный с теми, кто направлял его, план своих дальнейших действий и показаний в ходе суда. Трудно сказать, что именно наплели ему те, кто вывел его огневую позицию. Но можно не сомневаться, что его вели — и вывели в нужное время и в нужное место …

«Слишком светлая получилась сцена убийства. Слишком чистым осталось изображение убийцы. Это не вписывалось в набор представлений о том, как должен выглядеть теракт. Психологическая мотивация требует совсем другого представления о террористе. О том, как он должен выглядеть. Ни один режиссер не выбрал бы такое лицо на роль киллера. Красивый, хорошо одетый и очень аккуратный парень, такой, смешавшись с другими не вызовет никакого чувства опасности. В этом есть что-то непостижимое, как и в этой сцене ниже. Я не могу постичь: человек, который только что в присутствии камер и журналистов демонстративно убивает другого, и его никто не трогает, ему дают время произнести свой гамлетовский монолог, а после этого он спокойно, с оружием в руках, пошел поправлять картину на стене. И также спокойно ждать, когда его пристрелят. Что это, если не искусство? И кто режиссер этого оскароносного кино? Искусство — это уметь показать, а не доказать», — пишет блогер Алла Князева (Ofeliyadd) .

Западные СМИ уже в первые часы после теракта указывали на то, что наиболее очевидным выгодополучателем от гибели Андрея Карлова оказывается Владимир Путин — в свете предстоявшей трехсторонней встречи между Россией, Турцией и Ираном. Убийство посла вытеснило в новостях информации о военных преступлениях России в Сирии, несколько легитимизировало её действия с позиции грубой силы, представило пострадавшей стороной.

«Путин будет пытаться извлечь выгоду из своей новой роли в качестве доминирующей силы в Сирии, предлагая более широкие мирные переговоры на встрече в Астане, в которой примут участие Россия, Турция и Иран, — писала тогда The Guardian — Ранее Путин настаивал на том, что его предложения не будут вступать в противоречие с Женевским процессом, инициированным ООН, взамен лишь дополнят его».

Дальнейшие события

Турция списала убийство на происки сторонников Фетхуллаха Гюлена. Российский сенатор Франц Клинцевич заявил, что за убийством Карлова «вполне вероятно стоят представители внешней секретной службы НАТО». Таким образом, к трехсторонней встрече в оборот были вброшены три взаимодополняющие версии: турецкая — о том, гюленовцы пытаются поссорить Турцию и Россию, российская — об организации убийства Карлова спецслужбами Запада с целью сорвать миротворческие действия России в Сирии и иранская — о мести России за взятие Алеппо.

Однако на свет стали мало-помалу всплывать детали, подтверждающие версию о причастности к убийству Карлова именно российских спецслужб. Так, выяснилось, что у убийцы Карлова, Мевлюта Алтинташа, была любовница-россиянка, которая живет сейчас в Москве и выехала из Турции незадолго до теракта. Обнародование этой информации вызвало недовольство как в Москве, так и в Стамбуле. Журналистам в Турции тут же запретили освещать расследование убийства Карлова, а российские СМИ начали просто что-то лепить на упреждение.

Параллельно с убийством российского посла Карлова в Анкаре произошел очередной теракт в Европе – в Берлине по аналогии и сценарию теракта в Ницце .

Рэкет по-российски: если вы не купите наших услуг — мы будем вас убивать

Третьим направлением действий России, предпринимаемых с целью организации «торговли страхом» является прямое террористическое давление на Запад. Следом за организацией «селективной миграции» — переброса через европейские границы беженцев из Сирии, признанных наиболее перспективными для дальнейшего вовлечения в террористические структуры по Западной Европе прокатилась волна терактов, за каждым из которых отчетливо угадывался российский след.

При этом, после каждого теракта с российской стороны, притом, на самом высоком уровне раздавались заявления о том, что именно санкции ЕС и США против России в связи с аннексией Крыма и интервенцией на Донбассе и не препятствуют полноценному сотрудничеству в борьбе с терроризмом и порождают всё новые теракты.

Террористическому давлению подвергается и Турция: теракты в аэропорту и ночном клубе Стамбула, поскольку Москва не вполне уверена в надежности союза с Эрдоганом.

Конечные цели Москвы и опасения Запада

Россия пытается найти своё место в новой мировой архитектуре предлагая себя Западу в качестве страны-вышибалы, «решателя» разного рода проблем, требующих силового вмешательства и поставщика дешевого пушечного мяса. Взамен Россия настаивает на возвращении под своё влияние периферии СССР, что необходимо ей в первую очередь для доступа к человеческим ресурсам, поскольку население самой России полностью деградировало и непригодно, по сути, уже ни на что.

Москва также настаивает на невмешательстве Запада в её внутренние дела — то есть, по сути, на право совершать любые преступления против человечности на территории России и в зоне российского влияния.

В принципе, Запад мог бы пойти на это — так же, как и в случае с Китаем, если бы Россия была полноценным государством и в силу этого — предсказуемым партнером. Однако нестабильность России, её постоянное балансирование на грани развала, несостоятельность России как государства вносит слишком существенный фактор непредсказуемости.

В отличие от Китая, Россия, где казнокрадство чиновников и слияние власти с криминальными структурами является важнейшим государствообразующим фактором, всегда будет зоной рискованных инвестиций и непредсказуемой дипломатии.

Не только усиление, но даже стабилизация России неизбежно повлекут за собой опасный для Запада рост амбиций Москвы и её претензии на первые роли в мировой политике. При этом, эти претензии никак не подкреплены экономически и всегда основаны только на грубом шантаже и расшатывании западной политической и экономической системы.

В то же время Запад до сих пор не выработал адекватных средств давления на Россию. На Западе так и не наступило полное осознание того факта, что Россия, как государство, за последние два десятилетия окончательно превратилась в фикцию. Сегодня Россия — это уже не игрок, а лишь силовой инструмент международной криминальной группировки, основные активы которой давно уже выведены за российские пределы.

Разумеется, эта структура желала бы сохранить Россию как удобную базу максимально долгое время, но в принципе она уже выросла и укрепилась настолько, что может обойтись и без неё. Рано или поздно это и произойдет: Россия, полностью выработанная, будет отброшена как пустая оболочка. Подготовка к этому также идет на наших глазах, путем постепенной передачи российских территорий Китаю, что должно обеспечить плавную передачу управления и успешную эвакуацию той части российских элит, которая представляет ценность для управляющей Россией группировки. Эта группировка также в значительной степени коррумпировала и разложила западные политические элиты, причем, на самом высоком уровне.

Недооценивая террористическую опасность, исходящую от России Запад явно переоценивает опасность конфликта с ней с использованием ЯО. Именно в этом направлении и намеревается судя по всему играть администрация Трампа, предлагая России снятие или ослабление санкций, возможно даже — признание в той или иной форме аннексии Крыма в обмен на ядерное разоружение. Однако такие переговоры обречены на неудачу. Во-первых, из-за проблем контроля. Во-вторых, по той причине, что в Кремле прекрасно понимают все преимущества, получаемые на основе ядерного шантажа осуществляемого в отношении всего мира, и никогда не откажутся от столь удобного и мощного инструмента.

Новости