Украина рухнет, Запад сгниет, а Россия встанет с колен: о чем мечтают россияне

Почему в принципе в стране возник троллинг более-менее понятно: есть люди, воспринимающие мир, как войну.

В России существует целая субкультура, полагающая, что СССР разрушила пропаганда Запада. И в это действительно верят. Да, для этого есть кое-какие основания, но недостаточные: Советский Союз рухнул в силу собственной неэффективности.

Но они с этим не согласны, они считают, что СССР был сильным и замечательным, поскольку этой группе людей при Союзе жилось хорошо, они были первыми в очереди на раздачу соцблаг от вертикали власти, поэтому им крайне нравится вертикальная модель.

И когда им говоришь, что эта модель неэффективна и поэтому СССР распался, они говорят, что нет – она эффективна, а Союз распался, поскольку мы недостаточно жестко контролировали информационное пространство, и туда проникли вражеские рассуждения, чуждые духу советского человека, пишет Дмитрий Орешкин.

Их можно условно назвать советскими реваншистами. Они воспринимают мир как войну культурных стереотипов и типов управления политическим пространством.

А поскольку война, и она все более очевидно ведется в информационном пространстве, очень для них понятном. СССР был в значительной степени виртуальной реальностью. Мы там строили коммунизм, шли от победы к победе, а в конце концов пришли к тому, что Путин назвал “крупнейшей геополитической катастрофой”.

Но, в отличие от западной культуры, где доминирует уважение к действительности, в советской доминировало уважение к виртуальной. Как только рухнуло представление о великом и могучем Союзе, так и рухнул он сам.

Отсюда – трепетное отношение к информационному пространству, которое нужно защищать, в том числе от западных веяний. С их точки зрения, Запад постоянно проводит информационную атаку. Этому нужно противодействовать – создавать информационные войска.

И здесь начинается самое интересное. Можно продвигать позитивный образ, как это было в сталинские времена, но довольно трудно создавать иллюзию благополучия там, где ее нет. В этом основная проблема путинской стратегии в России: люди начинают немного уставать от этих информационных побед на фоне реального опустошения своего кармана.

Поскольку очень трудно создать реальный позитивный облик того, что они создают, они создают фейковый. При этом не столько улучшают свою ситуацию в виртуальной реальности, сколько дискредитируют чужую.

Очень типичный пример – Украина: это жидобандеровцы, укрофашисты, скакуны и так далее. Это совсем не стихийный процесс. Тут они хорошо понимают: надо вложить в это деньги, найти людей, которые не то что переформатируют информационное пространство, а просто дискредитируют его.

Их задача – загадить информационную площадку, чтобы люди уже не верили ничему. Важно сформировать ощущение, что все врут. Потому сплошным потоком идет фейковая информация.

Идет мутный поток в расчете не на то, что люди поверят, а на то, что перестанут верить. Общее ощущение достигается довольно успешно: Украина вот-вот рухнет, Запад гниет и разлагается, Россия поднимается с колен, и все это на фоне “а мы ничему не верим”. Но в этом мире, где никому нельзя верить, мы верим своим, потому что они свои.

У американцев больше к этому иммунитета, потому что есть альтернативные источники информации, поэтому люди не так этому поддаются. Хотя достаточно, чтобы положить маленькую гирьку на чашу весов не столько в пользу Трампа, сколько против Хиллари.

Всегда есть некоторое не до конца определившееся меньшинство, которое можно было бы подкачнуть в ту или другую сторону. И вот, благодаря влияниям троллинговых групп, они дали дополнительные миллион-два голосов.

В России пространство уже окончательно стало виртуальным. Это самоубийственная политика. Россия благодаря своим же усилиям возвращается в первобытное состояние, когда люди верят только членам своего племени, тем, кого лично знают.

Вот, например, ситуация в Фейсбуке: ты написал текст, тебе прислали условно 200 откликов. Если отклик написан тем, кого ты лично знаешь – ты его читаешь, потому что понимаешь: это человек из твоей группы. А если кто-то неизвестный – это скорей всего тролль, который пришел сорвать дискуссию и обсудить, почему в России так много евреев.

Это деградация до родоплеменного уровня: важны не юридические нормы, а то, мой человек или нет, пусть даже он врет.

Это социокультурная деградация страны. И троллинг, и путинские шуточки – это все очень серьезно, оно нарушает российскую культуру и государственность в перспективе.

Получается, что массовой системы государственного обмена информацией и, соответственно, доверия – чему-то ты же должен доверять – уже не существует. Те, кто недостаточно убеждены в своей правоте и хотят найти разные точки зрения, теряются, потому что мнений нет – есть только поток грязи, сфальсифицированный со всех сторон.

Подмена сущностных разговоров пустой ложью уничтожает национальную общность. В Штатах этого не удалось сделать: там верят Конституционному суду, государственным институтам, понимают разницу между серьезными газетами и несерьезными.

А в РФ люди читают что-то типа Комсомольской правды, а это вполне пропагандистский орган. Но проблема в том, что и КП, и RT не слишком верят, когда читают – но читают. У людей мозги завихряются.

При этом троллям платит не Россия – и в этом гибридная сущность путинского режима. Им платит Пригожин или еще кто-то – так же, как в Сирии воюет ЧВК.

Бизнесмены по просьбе Кремля это делают, потому что, если не сделают – их бизнес рухнет, он зависит от вертикали. Фабрика троллей – это личная инициатива г-на Пригожина, а то, что у него миллиарды появляются на государственных подрядах – это не считается. На Западе уже давно был бы повод для скандала.

Для такой работы в США нужно владеть грамотным английским и найти подход к разным аудиториям, которые составляют население США. То есть нужно иметь разветвленную сеть агентов влияния, подготовленных людей, которые пишут на правильном американском языке, на правильные темы в правильных местах.

К тому же, технологически это должны быть страны с непрозрачным бюджетом – Россия, Китай, Иран. Но не думаю, что у Ирана хватит групп влияния, чтобы всерьез вмешиваться в жизнь США.

Автор: Дмитрий Орешкин, российский политолог