Утро в Кремле началось тревожно

Путин носился взад-вперед по кабинету с тоскою и злобой смотря на стоящих перед ним Суркова и Пескова.

– Это что за идиотизм? – визжал он, – Вы нафига мне на стол положили Председателя Совета Федерации, Матвиенко, обклеенную розовыми сердечками? Нафига???

– Так эта… 14 февраля все же. Мы Вам Валентинку, эта… От всего сердца…

– Слушайте, Лелик и Болек, это день всех влюбленных, а не всех маразматиков. Не многовато маразма за последнее время?

– Какого именно маразма?- поинтересовался Сурков. Песков ничем не интересовался. Он был с бодуна, как и обычно. Ему очень хотелось опохмелиться. Вчерашний боярышник давал себя знать.

– Что это за идея Захарку на Донбасс отправить? Зачем?

– Владимр Владимирович, маразма много не бывает. А сейчас его, как раз достаточно, чтобы хомячки были в восторге. Ваши приверженцы любят героические поступки. Поэтому Захара отправили в Донецк, где он будет полутрупом, – продолжал Сурков.

– Ты хотел сказать политруком, – поправил своего помощника Путин.

– Сначала политруком, а потом полутрупом. Нас бы это устроило. Красивая легенда получится, – заливался соловьем Сурков,- приехал на Донбасс, попал под обстрел, получил контузию и лежит себе овощем, в памперс гадит. А пострадал, мол, от укропов. Красота! Книги у него конечно гавно, но жертву войны мы из него слепим идеальную. А если повезет, то и не полу, а полностью трупик сварганим. Тогда можно будет сказать, что в Украине борются с русской литературой.

– Овощ… пострадал от укропов… Ты бы Владик с диетой бы завязывал, а то у тебя на этой почве сплошные овощные ассоциации. Хотя идея хорошая. А если не попадет под обстрел?- озадачился Путин.

– Владимир Владимирович, он обязательно попадет. Что ж мы не умеем целиться? Только надо заранее наши телеканалы пригласить, чтобы они все засняли, когда случайно окажутся на месте обстрела. Ну, как всегда. Обстрел укропов обеспечим и накроем Прилепина залпом, – закончил Сурков. Обернувшись на стоявшего сзади Пескова он ободряюще улыбнулся и повторил, – Залпом, да!?

– А пить боярышник залпом плохая идея, – вдруг произнес Песков и икнул.

– Пить боярышник плохая идея, а залпом идиотская, – сказал Путин, – ты зачем его пьешь? У тебя же после этого идиотизм прет. Какие Зорян и Шкиряк убили Гиви?

Читайте также: Скоро на российском телевидении останутся две темы: г*вно и Путин

Пресс-секретарь президента Эрэфии вспомнил, что тогда, после второй чекушки боярышника, идея про убийц Гиви показалась ему привлекательной. А вспомнив то, что после третей чекушки ему показался привлекательным и Шойгу, он поёжился. Шойгу тогда не оценил теплоту и симпатию Пескова. Не оценил два раза с ноги по яйцам.

– Бывает, – грустно проплямкал Песков.- Но идея с Прилепиным моя, – добавил он и с надеждой посмотрел в глаза хозяину.

– Ладно, хорошая идея, – согласился Путин, – но давайте ее продолжим. Давайте направим туда Ваню Охлобыстина. Даже если его таки укропы мочканут, то не сильно жалко. Он же юродивый. А мы скажем, что и с российским кинематографом в Украине борются. Хотя слабоватая идея. Масштаба не хватает. Давайте честно, книги у Захара говно, а у Вани в кино все слабенькое. Да и человек он такой же. Как и Захар. Надо, чтобы поверили, послать того, кого народ любит. Кого у нас народ любит?

– Многих, Владимир Владимирович, подобострастно выпалил Сурков. Из них даже можно целый батальон сварганить, который станет ядром нашего агитпропа на Донбассе. Художественное ЕдиноРосовское Народное Ядро Донбасса. Красиво звучит?

– Красиво, – согласился Путин, – только длинно. Надо бы сократить. Что там по первым буквам получается.

– Херня Донбасса, – радостно сообщил Песков.

– Звучит не очень, но суть передает верно, – согласился Путин. Но надо усилить эффект героизма. Давайте туда отправим от нашей эстрады Кобзона и Газманова. От кино Михалкова и Пореченкова. От литературы еще Лукьяненко и Вершинина. А от телевидения Соловьева и Киселева. Это будет мощно, эффектно и по нашему – с размахом! Скажем, что русофобы уничтожают цвет российской культуры.

– А они точно цвет? -поинтересовался Песков.

– Какая культура – такой и цвет, – ответил хозяин Кремля.

– Владимир Владимирович, а как же мы накроем их всех? Они же разбегутся. Или мы весь Донецк накроем разом? – высказал сомнения Сурков.

– Владик, ну ты дурак, что ли? Нафиг их накрывать? Донецк не Грозный, пока не будем. Мы их в воздухе собьем. У нас же Ту-154 и БУКи не закончились? Так что будет и красиво и эффектно. Как я люблю. А обвиним, как всегда, укров. Скажем, что это их бандеровская сущность проявилась. И отправь в этот рейс пару бл@дей. А то чего-то не хватает для полноты композиции.

– Валерию и Мизулину?- спросил Сурков.

– Мизулину не отправляй. Если она в самолет зайдет, то остальных не затащим. Поищите еще кого-то. У нас их с избытком.

– Владимир Владимирович, а что будем делать с Лавровым? – продолжал донимать вопросами фюрера Сурков.

– А что с ним? – удивился Путин.

– С ним ничего, но тут такое дело, что Прилепин захотел въехать в какой-то украинский город на лошади. Мы так поняли, что это он мечтает оседлать главу нашего МИДа. Может у него такие эротические фантазии?

– Фантазии Прилепина меня не интересуют. Лавров мне пока нужен. Отправьте ему другого коня. Хирурга например.

– Вариант, – согласились с Путиным советник и пресс-секретарь.

Читайте также: До Путина начинает доходить, что его развели – Талк

Тут двери кабинета открылись и, улыбаясь, в него зашел Медведев.

– Мужчины, приглашаю всех сегодня ко мне домой послушать хорошую музыку.

– А кто будет играть, – поинтересовался Песков.

– Струнный дуэт с Украины,- так же радостно продолжил Дима, – они мне Римского-Корсакова исполнят. Придете.

– А почему не прийти, – согласился Путин. – Я люблю классическую русскую музыку. Чайковского, Мусоргского, Брамса.

– А Брамс немецкий композитор, – удивил своими знаниями Медведев.

– Дима, не умничай, – обиделся Вова, – лучше скажи, что именно играть будут.

– "Полет шмеля". А что? – по-прежнему улыбаясь поинтересовался Медведев.

– Ничего, – сказал Путин, – С Украины, говоришь? "Полет шмеля"? Я пожалуй пропущу. Там со шмелями, в последнее время, не очень…

– И мы пропустим, – промямлил побледневший Сурков, – нам еще блядей собирать…

– Я тоже к блядям хочу, – высказался Медведев.

Вся троица ранее общавшаяся в кабинете переглянулась друг с другом.

– Хочешь, Дима? Тогда давай. Сади его с остальными, – обратился Путин к Суркову. – И пожалуйста больше не пей боярышник, – повернулся он к Пескову, – тебе же еще работать.

– Больше не буду, Владимир Владимирович, – клятвенно пообещал Песков. И он не врал. Ведь больше чем два литра ему еще ни разу не удавалось выпить. Взяв под локти Диму, они вместе с Сурковым вышли из кабинета фюрера всея Эрэфии. У них впереди был нелегкий день. Нужно было собрать всю ХЕРНЮ и отправить ее навстречу с недотелефоном и угольком.

Борислав Береза

Сообщить об ошибке – Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter