В ЕС начали блокаду Украины из-за языковой политики Киева

Подписанный во вторник президентом закон об образовании вчера принес первые ожидаемые последствия. Власти Венгрии, как и обещали, выступили с официальным заявлением о том, что будут блокировать любые попытки сближения Украины с Евросоюзом.

Заявление вызвало нервную реакцию украинской власти – от миролюбивых (мол, нас не поняли) до угроз ответить шантажом на шантаж. Были и пренебрежительные заявления – мол, у венгров в следующем году выборы, вот они и разыгрывают «украинскую карту», а выборы пройдут – и все забудется.

Однако на самом деле это лишь попытки приуменьшить серьезность положения. Позиция, которую озвучила Венгрия, имеет поддержку у целого ряда стран Евросоюза. Одни, как Венгрия, негативно восприняли запрет на обучение на языках нацменьшинств, другие в принципе против какого-либо движения Украины в Евросоюз. Так что венгры в своей позиции будут иметь поддержку и не имеют никаких причин от нее отказываться.

А это значит, что во вторник Порошенко поставил крест на собственных обещаниях, сделанных в недавнем послании к парламенту, – насчет вхождения в шенгенскую зону, в таможенный союз ЕС и т. д. Так что позавчерашний выбор Порошенко между подписью и вето был фактически выбором между националистическим и европейским курсом. Он выбрал национализм.

За международной реакцией мало кто вспомнил о том, что же ждет собственно украинских школьников, по которым этот закон, собственно, и пройдется. А их уже в следующем году ожидает насильственный перевод с родного языка на украинский в средней школе, начиная с пятого класса и до выпускного.

Перевод начальной школы на украинский должен состояться в 2020 году, но здесь еще есть шанс, что все изменится, – если на выборах 2019 года к власти придут партии, выступающие за восстановление прав нацменьшинств. Произойдет ли это, неизвестно, но уже сейчас ясно, что представители нацменьшинств массово пойдет голосовать за тех, кто пообещает им вернуть образование на родном языке.

Вместо ВВП растут доллар и бензин

Вчерашний день отметился одновременным ростом курса доллара к гривне и цен на бензин. В принципе, это цены взаимосвязаны, однако бензин не может расти в цене одновременно с долларом – какой-то временной лаг должен быть. Так что рост стоимости бензина – это скорее последствие подорожания нефти на мировом рынке. Первое последствие – поскольку вслед за нефтью начнет расти в цене и газ.

Что касается доллара, то происходит то, что должно было произойти после объявления в бюджете о курсе 30,1 грн к концу 2018 года: рынок не любит ждать и старается выполнить правительственный план досрочно. Вчера Гройсман понял, что подобный курс в бюджете прописали несколько опрометчиво, – и объявил, что никаких 30 грн за доллар в следующем году не будет. Однако, судя по растущему на межбанке курсу, рынок проекту бюджета пока верит больше, чем словам премьера.

И это означает, что нынешний рост цены бензина на гривну – не последний. Даже если нефть на мировом рынке перестанет дорожать, бензин еще должен отреагировать на снижение курса гривны.

И это плохая новость не только для автолюбителей: цена бензина в конечном итоге сказывается на стоимости большинства продуктов, которые, увы, возят не на баржах.

Станет ли Береза вторым Лозинским?

Скандал дня – происшествие в Днепропетровской области, в эпицентре которого оказался один из лидеров фракции «Народного фронта» Юрий Береза. «Фронтовик», по неофициальной информации, жестоко избил человека, который пробрался во двор его дома. В отличие от ситуации с Пашинским, огнестрельное оружие не применялось, однако существует большая вероятность, что пострадавший не выживет. И тогда уже возникнут аналогии не с Пашинским, а с Лозинским.

Ситуация, правда, неоднозначная: ведь пострадавший был избит во дворе депутатского дома. Утверждается, что он проник туда с целью поджога и даже был вооружен гранатой. Больше того, по версии полиции, Березы даже не было дома, когда они прибыли задерживать злоумышленника. Однако уже упомянутая ситуация с Пашинским свидетельствует, что полиции нельзя верить, когда речь идет о политиках из «Народного фронта».