Экс-командир «Омеги» дал показания о расстреле Майдана

Бывший командир спецподразделения внутренних войск «Омега» Анатолий Стрельченко дал показания в деле о массовых расстрелах протестующих на Майдане 20 февраля 2014 года. Об этом в Facebook сообщила адвокат Небесной сотни Евгения Закревская, информируют fakty.ua.

Сьогодні, я думаю, було одне з найважливіших і найінформативніших засідань у справі вбивств 20.02.2014 на вул….

Posted by Евгения Закревская on Thursday, April 25, 2019

Заседание проходило 25 апреля в Святошинском суде Киева.

«Сегодня, я думаю, было одно из важнейших и наиболее информативных заседаний по делу убийств 20.02.2014 на ул. Институтской… Чем события 18−20-го февраля и Майдана в целом были для силовиков. Как они это видели, что чувствовали», — пишет защитница.

Она считает, что «пока это наиболее близкие к реальности показания „с той стороны баррикад“ из того, что мы вообще слышали».

Стрельченко рассказал, как вместе с 60 спецназовцами, среди которых были три пары снайперов, прибыл на улицу Институтскую в центре Киева.

По его словам, действия координировались с экс-руководителем роты «Беркут» Дмитрием Садовником, который ныне скрывается от следствия в России, и с Олегом Янишевским, одним из пятерых обвиняемых в деле о массовых убийствах.

Он получил распоряжение заместителя командующего на пробитие баррикады в направлении Майдана Независимости по улице Крещатик.

«Применялась бронехника одного из подразделений Беркута. Применялась машина технического обслуживания. И мой БТР-80», — сообщил Стрельченко.

Отвечая на вопрос, какова цель применения бронетехники против протестующих, Стрельченко сказал: «Глупость. Полный бред. Но, учитывая то, что на моем направлении были ворота в баррикаде, я не считал задачу невыполнимой. Поэтому я отдал распоряжение попробовать выбить ворота».

Он добавил, что в результате был «неисправен третий мост, БТР завис на мешках с песком и сожжен».

«Двое военнослужащих из экипажа БТР получили ожоги. Водитель и старший машины. Бронетранспортер предназначен для доставки личного состава. Он не предназначен для пробития каких-либо препятствий. Насколько мне известно, должна была применяться инженерная машина разграждения на базе танка Т64. Но ее не было. Мне не известна мотивация руководителей операции», — приводит слова Стрельченко адвокат.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: