Скандал: власть в Киеве панически боится военного трибунала

Власть настолько боится формирования независимого Госбюро расследований, что готова погрузить страну в правовой коллапс, который наступит 20 ноября.

Независимого расследования преступлений топ-чиновников, нардепов, экс-президентов, министров, генпрокурора, судей, полицейских, которое должно было начаться с 20 ноября 2017 года и проводиться представителями новосозданного Государственного бюро расследований (ГБР), не будет.

Поскольку не будет самого ГБР.

Одновременно с этим, 20 ноября Генпрокуратура теряет законное право расследовать такие уголовные дела, поскольку с этой даты ее полномочия в этой сфере переходят к ГБР. Которого не существует.

Соответственно, начиная с этой даты, все зафиксированные преступления чиновников категории «А» никто не сможет расследовать на законных основаниях.

По словам юристов и адвокатов, в стране неминуемо наступит правовой коллапс, при котором одна правоохранительная структура уже лишена права следствия, а другая, к которой эти полномочия должны перейти, еще не создана.

Такова цена страха первых лиц государства перед структурой, которую они изначально воспринимают как навязанную западными партнерами обузу, потенциальную опасность для себя и своего окружения.

Тянуть до последнего

С самого момента принятия постановления Кабмина «Об образовании Государственного бюро расследований» 29 февраля 2016 года процесс формирования украинского аналога ФБР тормозят любыми возможными методами.

Все эти полтора года конкурс на главу ГБР сопровождали многочисленные скандалы – от весьма спорного состава конкурсной комиссии до самих кандидатов на этот высокий пост.

В результате по состоянию на конец октября 2017-го комиссия определила лишь, кто будет проверять конкурсантов на полиграфе.

А до этого полгода процесс не продвигался исключительно потому, что не было утвержденного правительством порядка прохождения полиграфа претендентами на пост главы ГБР.

Этот документ Кабмин удосужился принять только через год после старта конкурса.

Окружение президента через своих представителей в конкурсной комиссии выбрало беспроигрышную тактику: дотянуть ситуацию с избранием главы ГБР до крайнего срока, когда станет ясно, что создать этот орган в обозначенное законом время нереально. И выступить с инициативой законодательных изменений, которые отсрочат запуск ГБР на нужное президенту время.

Запуск Госбюро расследований означает потерю механизма влияния на топ-чиновников из неподконтрольного президенту лагеря.

Реальность такого плана косвенно подтвердил сам Петр Порошенко в своем ежегодном послании к Верховной Раде.

«Уже несколько раз переносился запуск Государственного бюро расследований. Мы снова оказались перед необходимостью вносить изменения в закон и подвигать дедлайн – 20 ноября, – констатировал президент.

– До названной даты следует, как минимум, выбрать руководителя ГБР, который сможет за дополнительный переходный период сформировать и запустить Бюро».

Другими словами, президент одобрил сам факт того, что вопреки Уголовно-процессуальному кодексу к 20 ноября будет лишь избран глава ГБР, а запуск этого органа будет перенесен на так называемый переходной период.

Сейчас АП продвигает сразу несколько вариантов отсрочки старта работы бюро: от одного года минимум, до трех лет. То есть использует проверенный принцип «изменения будут, но на них нужно время». Такой же принцип использован и в вопросе снятия депутатской неприкосновенности: непременно снимем, но с 2020 года.

Законопроекты об отсрочке запуска ГБР уже готовы, но очевидно, их пока придерживают, чтобы ближе к 20 ноября принять по сокращенной процедуре и за пять минут голосования поставить крест на независимых расследованиях преступлений топ-чиновников и правоохранителей на ближайшие три года.

Сейчас идет этап активной подготовки к легализации этого процесса и его обоснованию. Чтобы лишний раз не нервировать представителей Офиса Совета Европы в Украине и Консультативной миссии ЕС, сопровождающих процесс проведения конкурса на пост главы ГБР, подконтрольные АП юристы говорят, что Госбюро вполне может начать расследование уже в ноябре 2018 года.

Но в то же время осторожно намекают, что процесс создания такого масштабного правоохранительного органа с нуля может неожиданно затянуться. И возможно, понадобится немного больше времени. Например, года два, в крайнем случае – три.

Все это делается исключительно с одной целью: как можно дольше оставить за полностью подконтрольной Администрации Порошенко Генпрокуратурой полномочия следствия. В том числе и в отношении первых лиц государства и топ-чиновников.

Незачем спешить

Украинский аналог ФБР, закон о котором был принят еще в ноябре 2015 года, должен был стать первым проектом создания с нуля мощнейшего правоохранительного органа с 1,5 тыс. сотрудников.

Одновременно предполагалось, что запуск ГБР станет толчком к продолжению реформирования Генпрокуратуры, которая утратит полномочия следствия.

Фактически это означает потерю механизма влияния на топ-чиновников из неподконтрольного президенту лагеря, в частности, на выдвиженцев «Народного фронта». Потому что пока Бюро не работает, несговорчивых чиновников всегда могут переубедить при помощи прокуроров.

Президент и лидеры политических партий делают все, чтобы даже если ГБР будет создано, установить над ним контроль лояльных менеджеров.

Именно утрата функции следствия не давала покоя генпрокурору Луценко, который никак не мог смириться с такой потерей, и еще год назад предлагал оставить за ГПУ это право до 2019 года.

Теперь генпрокурору остается лишь удовлетворенно потирать руки: его прогноз сбывается с точностью до 100%.

Все идет к тому, что ГБР частично сформируется именно к этой дате благодаря готовящимся в АП изменениям в Уголовно-процессуальный кодекс – документ, который оговаривает дату запуска Бюро.

Наряду с этим срыв сроков конкурса на должность главы ГБР подконтрольные Администрации Порошенко эксперты пытаются выставить победой: дескать, начало проверки претендентов на полиграфе станет финишной прямой этого процесса. И до

20 ноября это можно успеть. Но только это. В остальном придется подождать.

Необходимость отсрочки в несколько лет обосновывают сразу несколькими причинами.

Во-первых, кроме главы Госбюро расследований нужно набрать остальной штат, а это еще один конкурс, на который необходимо время.

Кроме того, закон о ГБР предусматривает формирование семи территориальных управлений Бюро. А это также процесс не одного месяца.

Во-вторых, на полноценную деятельность ГБР, по мнению пропрезидентских экспертов, в ближайшее время все равно не хватит денег.

Заложенные в бюджете на 2018 год 651,5 млн гривен способны покрыть только самые необходимые нужды – зарплаты, коммунальные платежи, оплату топлива.

А нужно еще обустраивать помещения, закупать технику, мебель, оборудование. Получается, что на развитие бюро денег нет.

По крайней мере, в бюджете они не предусмотрены. Какой тогда смысл торопиться с запуском этой структуры?

Более того, до начала работы ГБР надо успеть внести поправки в закон о Госбюро, поскольку он принимался с внесенными с голоса правками и теперь многие его статьи противоречат как одна другой, так и другим нормативным актам.

Соответственно, этот орган не сможет работать эффективно и, самое главное, четко в соответствии с законом.

Таким образом, с учетом времени на конкурсы, обустройство территориальных управлений, организационные моменты и финансовые вопросы, предпочтительным является начало работы ГБР через год, в ноябре 2018-го. В крайнем случае, в 2019 году.

Перезагрузка отменяется

Хорошо понимая, какую линию гнут представители президента в конкурсной комиссии, ряд общественных организаций и отдельные нардепы еще летом предложили перезапустить конкурс.

Причина – срыв всех мыслимых сроков, недоверие к членам конкурсной комиссии и подозрение в лоббировании кандидатур, близких к АП.

Но президентские юристы быстро сориентировались и представили свои контраргументы.

Во-первых, суд не установил факта нелегитимности представителей конкурсной комиссии, соответственно, менять никого не нужно.

Во-вторых, новый конкурс не означает выхода в финал кандидатов, к которым не будет претензий в заангажированности, причастности к тому или иному политику.

А значит, зачем что-то начинать заново, если качественно других кандидатур не будет?

Но самое интересное, что одновременно с этим президентские аналитики нашли главных виновников того, что процесс конкурсного отбора идет вяло, с постоянными задержками и скандалами.

Оказывается, все дело в недостаточном внимании общественности к этому процессу.

Один из членов конкурсной комиссии Денис Монастырский прямо заявил: «Если бы за создание ГБР ратовала хотя бы половина тех сил, которые сегодня продвигают создание антикоррупционного суда, ГБР уже начинало бы свою работу в определенные законом сроки».

Впрочем, истинная причина происходящих вокруг формирования ГБР событий видится совсем в другом.

«Правоохранительные органы и их руководители по-прежнему не заинтересованы в создании такого органа, а политики – президент и лидеры политических партий делают все, чтобы даже если он будет создан, установить над ним контроль лояльных менеджеров», – считает нардеп Мустафа Найем.