Сможем ли мы заставить депутатов работать на Украину, а не на свой карман

Третий день подряд площадь Конституции перед Верховной Рады напоминает протестный котел: меняются только партийные флаги митингующих. 11-13 июля под стенами парламента проходят многочисленные акции протеста с шумовыми и дымовыми эффектами. Митингующие призывают народных депутатов поддерживать все представления Генпрокуратуры в отношении коллег и наконец-то принять во втором чтении изменения в Конституцию, которые отменяют депутатскую неприкосновенность, как таковую.

Пока требования митингующих в полном объеме не выполнены. Более того, народные депутаты, по наблюдениям “КП в Украине” не особо-то и реагируют на митинги под Радой, воспринимая их исключительно как вынужденный побочный эффект своей законодательной деятельности.

“КП в Украине” выяснила, как нужно проводить митинги и акции протестов под Верховной Радой, чтобы на них должным образом реагировали народные депутаты, а также проанализировала, каким образом и когда “сила улицы” изменила планы власти.

В нужное время в нужном месте в нужном количестве

– Если оценивать по 10-бальной шкале, то влиятельность нынешних митингов на принятие решений в Верховной Раде я бы оценил на “троечку”. Крайне низкое влияние, – говорит политолог Василий Мокан. – Депутатам такие митинги лишь создают дискомфорт в работе, не подстегивают их к определенным действиям.

По мнению эксперта, чтобы митинги превратились в Дамоклов меч для власти, необходимо соблюсти четыре условия. Первое – акция протеста должна быть многочисленной и с широкой географией.

– Одно дело, если под Раду выйдет 100-200 человек, а другое дело – когда тысячи украинцев начнут митинговать в разных уголках страны, – рассуждает Мокан.

Второе – время проведения митинга. Резонанс имеют идейные митинги, а не эмоциональные.

–  Сегодня мы видим митинг в свете последних представлений ГПУ в отношении отдельных депутатов. Преобладают эмоции. Но если бы активисты начали проводить митинг с требованием отмены депутатской неприкосновенности за несколько месяцев до выборов и в первые дни после выборов, то к голосу улицы, думаю, депутаты прислушались, – продолжает политолог.

Третье – продолжительность митингов. Чем дольше будет длиться митинг, тем выше шансы, что к требованиям митингующих прислушаются. Как говорится в известной пословице, вода камень точит.

– Важно, чтобы митинг продолжительное время под софитами медиаосвещения. Тогда найдется немало депутатов, которые захотят пропиарится на митинге и получить электоральные балы, – убежден Мокан.

Четвертое – не менее важна тема митинга. Если требования митингующих поддерживает значительная часть населения, то народные избранники будут прислушиваться.

– Или же требования митингующих должны задеть представителей международной общественности,- уточняет Василий Мокан. – Международники молниеносно реагируют на митинги с антикоррупционными требованиями и потом со своей стороны подводят власть к принятию определённых решений.

Пять случаев, когда “улица” победила:

Декабрь 2011 года – парламентско-правительственный квартал был парализован массовыми акциями протестов чернобыльцев и афганцев. Около 7-10 тысяч протестующих, объявив бессрочную голодовку, требовали не отменять социальные льготы и погасить задолженность по зарплатам и пенсиям. Кабмин и депутаты пошли на уступки.

28 января 2014 года – нарастающие акции протеста в центре столицы и усугубление силового противостояния между митингующими и силовиками вынудили народных депутатов отменить диктаторские законы. 361 парламентарий проголосовал “за” отмену так называемых “законов 16 января”.

16 сентября 2014 года. Под стенами Верховной Рады сотни митингующих жгли покрышки, бросали дымовые шашки, распыляли слезоточивый газ, требуя принятия закона об очищении власти. Депутатам пришлось трижды голосовать за люстрацию, пока на табло Рады по появились заветные 231 “за”.

21 марта 2017 года. Общественники-антикоррупционеры провели под стенами паламента костюмированный митинг с требованием не голосовать за кандидатуру американца Найнджела Брауна на должность аудитора НАБУ от Верховной Рады. Митингующие уверяли, что если бы Брану стал аудитором, то команда президента сделала бы ручным НАБУ.

18 мая 2017 года. Протестовать под стены Рады пришли священники и прихожан УПЦ МП. Требовали отказаться от рассмотрения антицерковных законопроектов. Депутаты согласились повременить с принятием этих законов.

Пять случаев, когда “улица” проиграла:

27 июля 2010 года – оппозиция вывела к парламенту 20 тысячный митинг против ратификации так называемых Харьковских соглашений, которые предусматривали продление срока пребывания Черноморского флота РФ в Крыму и снижение цены на российский газ для Украины на 30 %, но не более чем на $100 за тысячу кубометров. 236 голосами депутаты ратифицировали Соглашения.

Июль 2012 года – по Украине прокатилась волна “языковых Майданов”. Во многих городах страны украинцы выходили на главные площади с требованием отменить так называемый “закон Кивалова-Колесниченко”.

31 августа 2015 года – несколько тысяч митингующих под флагами “Свободы” и “УКРОПа” протестовали против принятия изменений в Конституцию в части децентрализации и закреплении в Основном законе Украины особенного статуса для Донбасса. Митинг имел трагические последствия- четверо бойцов Нацгвардии погибли от разорвавшейся гранаты, которую бросил один из митингующих. 265 народных депутатов в первом чтении проголосовали за внесение таких изменений в Конституцию. На второе чтение этот законопроект не спешат выносить.

Декабрь 2016 – май 2017 годы – периодически по Радой митингуют приверженцы принятия №5567 об урегулировании транзита и временного ввоза автомобилей с иностранной регистрацией для личного пользования. Депутаты отказались легализовать ввоз импортных б.у.авто за симовлическую плату в год в размере 150-200 евро.

Апрель-июль 2017 года – периодически Верховную Раду пикетируют общественные активисты и представители “молодых” партий с требованием изменить избирательное законодательство – отказаться от смешанной системы и перейти на 100% пропорциональную систему с открытыми партийными списками. Депутаты на словах готовы голосовать, а на деле – отказываются наотрез.