Обострение ситуации на Донбассе, фактически срыв перемирия и усиление напряжения в отношениях официального Киева и Кремля произошли из-за давления украинских властей на оппозиционного политика, председателя Политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Виктора Медведчука. Такое мнение в эфире радио «Эхо Москвы» высказал военный обозреватель российской «Новой газеты» Павел Фельгенгауэр.

Виктор Медведчук
Виктор Медведчук

«Я думаю, что триггером нынешнего обострения во многом послужили действия украинских властей против Медведчука, Козака и закрытие трех телеканалов», ‒ заявил Фельгенгауэр, назвав при этом Виктора Медведчук «личным другом» российского президента Владимира Путина.

Аналитик фактически подтвердил озвученный ранее другими экспертами тезис о том, что не стоит недооценивать влияние Виктора Медведчука на принятие политических решений в отношении Украины его давним и близким другом Владимиром Путиным.

«Зачем продолжать устойчивое перемирие, если оно приносит политические дивиденды не нужным нам людям?» ‒ задал ведущему риторический вопрос Фельгенгауэр, отметив, что действительно считает последние события, взбудоражившие и Украину, и всю Европу, ответом Путина на санкции СНБОУ в отношении Медведчука и его окружения.

По мнению военного эксперта, Киев сможет договориться с Москвой и снизить градус напряжения. Но для этого Зеленскому и его команде придется идти на серьезные уступки. И в первую очередь – прекратить ущемлять интересы Медведчука, не сдвигать его с политической арены, а также восстановить вещание оппозиционных телеканалов.

«Россия даст задний ход с нынешней мобилизацией, это уже было сказано официально, что потребует очень серьезной платы с Украины. И одной из плат, я думаю, будет восстановление вещания этих каналов, ‒ сказал Павел Фельгенгауэр. ‒ Также это прекращение всякого преследования Медведчука. Возможно, и другие вещи, как принятие Украиной нашей интерпретации Минских соглашений. Твердокаменный отказ Запада принимать Украину в НАТО, в ЕС. Вот будет та плата, что мы дадим задний ход и остановимся на пороге. А если нет – тогда извините. Это политические цели».