Освобождение четырех украинок, которые уже несколько лет находятся в тюрьмах ОРДЛО сорвалось из-за того, что глава Офиса президента Андрей Ермак захотел, чтобы их передали ему лично. Однако этот вопрос ранее согласовывался только с председателем политсовета "Оппозиционной платформы - За жизнь", народным депутатом Виктором Медведчуком, рассказал в интервью экс-глава Закарпатской ОГА Геннадий Москаль.

Он напомнил, что власти уже много месяцев не проводят обмен пленными, и сотни украинцев продолжают безуспешно ждать своего освобождения.

"Обмен пленными застопорился, сотни наших людей в застенках. А началось с того, что помиловали там (в ОРДЛО, - ред.) четверых женщин и сказали, что отдадут Медведчуку. Нет, Ермак сказал: только мне. Вот тогда и пошла та погоня, и так их не отдали", - отметил Москаль.

По его мнению, Медведчук был эффективным переговорщиком, который смог освободить полторы тысячи украинцев. А политика нынешней власти привела к тому, что застопорился не только процесс по обмену пленными, но и в целом, почти все процессы по Донбассу, что добавляет негатива чиновникам со стороны украинцев, которые уже много лет не могут вернуться, чтобы увидеть своих родных.

"Что, Порошенко неправильно сделал, что отдал этот сегмент Медведчуку, потому что он ехал в Луганск, Донецк, Москву, согласовывал? А кто теперь меняет, когда был обмен? Это разведение войск рухнуло, привело к тому, что через день у нас погибшие, раненые. Довели до ручки, а теперь еще и стравили тех людей. Они, может, в душе большинство за Украину, но не могут переехать, потому что больные родители, дом, огород. Но после этого они резко изменят свое мнение о нашем высшем политическом руководстве государства", - подчеркнул Москаль.

Напомним, власти ОРДЛО еще в начале года готовы были в одностороннем порядке вернуть Украине четырех женщин, об освобождении которых договорился глава политсовета "Оппозиционной платформы - За жизнь", народный депутат Виктор Медведчук. Наталья Стеценко, Наталья Савченко, Екатерина Котенко и Светлана Довгаль несколько лет находятся в их тюрьмах по обвинению в шпионаже. Еще 20 января они могли бы быть дома. Однако власть по факту заблокировала этот процесс, и женщины, часть из которых тяжело больны, до сих пор находятся за решеткой.