Оригинал - на сайте "Антифашист"

История о переговорах официального Киева с представителями неподконтрольных территорий о поставках угля имеет сразу несколько последствий.

Виктор Медведчук. Фото: скриншот YouTube-видео
Виктор Медведчук. Фото: скриншот YouTube-видео

Оговоримся сразу — "опровержение" украинской части минской ТКГ не может быть "засчитано": в заявлении признается, что существует проблема с обеспечением углем Луганской ТЭЦ (находится на подконтрольной территории), и, мол, ее нужно решать ради украинских граждан, в т. ч. находящихся на неподконтрольной территории. При этом указывается, что обращение было к российской стороне, а не к представителям неподконтрольных территорий.

Однако все прекрасно понимают, что, если такие договоренности будут достигнуты (пусть даже в отношении одной только Луганской ТЭЦ, хотя, скорее всего, это уже создаст необходимый прецедент), то второй стороной будет некое юридическое лицо с неподконтрольной территории. А вот это уж точно — "зрада зрадная!". Напомним, что до 2017 года, когда осуществлялись закупки угля с территории самопровозглашенных республик, сделки формально заключались между украинскими компаниями. Но сейчас "сохранить лицо" уже не получится.

А теперь — об ином аспекте, условно говоря — "морально-правовом". Прокуроры с подачи Банковой "шьют" госизмену оппозиционному лидеру Виктору Медведчуку — за переговоры о закупке угля на неподконтрольных территориях в 2015 году. При том, что мандат на ведение таких переговоров ему дал тогдашний президент Украины. В открытом доступе есть скан распоряжения главы СБУ Валентина Наливайченко о назначении Медведчука спецпредставителем Украины в Трехсторонней контактной группе.

А не кажется ли вам, что нынешний официальный Киев занимается тем же самым? В смысле — государственной изменой, если исходить из позиции прокуратуры по "делу Медведчука".

Разумеется, на такие случаи имеется универсальный ответ "вы не понимаете, это — другое!". Но, во-первых, мы все понимаем в том числе. И, во-вторых, "другое" — это фамилии президентов и уполномоченных ими лиц.

Однако в отличие от ситуации пятилетней давности, когда Медведчука пытаются обвинить в поставках угля при соблюдении буквы действующего законодательства (т. е. поставку осуществила бы украинская компания, зарегистрированная на подконтрольной территории и платящая налоги в украинский бюджет), то теперь переговоры ведутся о заведомо незаконной сделке.

Конечно же, можно посмотреть на ситуацию и с другой стороны: если нынешние переговоры о возможных поставках угля с неподконтрольных территорий законны, то и дело Медведчука нужно закрыть. А еще лучше — наградить орденом, так как он — в отличие от нынешних — договаривался о de jure законной сделке.