Президент РФ Владимир Путин раздражен домашним арестом украинскими властями председателя политсовета партии "Оппозиционная платформа – За жизнь", народного депутата Виктора Медведчука. Об этом сообщил известный российский журналист Константин Эггерт в своей еженедельной колонки на DW.
"Путин заметно раздражен. Прежде всего - домашним арестом украинскими властями его кума Виктора Медведчука, обвиненного в государственной измене. Он это воспринял как личное оскорбление со стороны президента Владимира Зеленского", – отмечает журналист. Пишет 112.
Эггерт также считает, что Москва готовит либо "добровольное присоединение", либо официальное "взятие под защиту" так называемых "ЛНР" и "ДНР".
"Кремль явно готовит либо "добровольное присоединение", либо официальное "взятие под защиту" так называемых "ЛНР" и "ДНР". Решение пока не принято, но условия для этого быстро создаются. Поводом для такого шага может послужить судебный процесс над Медведчуком, особенно если он закончится обвинительным приговором", – добавил журналист.
Напомним, 20 февраля президент Украины Владимир Зеленский подписал указ, которым ввел в действие решения Совета нацбезопасности и обороны ввести санкции против 8 человек - среди них председатель политсовета партии "Оппозиционная платформа - За жизнь" Виктор Медведчук и его жена Оксана Марченко.
13 мая в Печерском суде Киева избрали меру пресечения председателю политсовета партии ОПЗЖ Виктору Медведчуку. 21 мая Киевский апелляционный суд оставил в силе круглосуточный домашний арест для нардепа. 9 июля суд продлил домашний арест Виктора Медведчука до 7 сентября. Сразу же после начала заседания адвокаты лидера ОПЗЖ заявили об отводе судье Сергею Вовку. Дело в том, что Вовк решил рассматривать вопрос продления сроков досудебного расследования без стороны защиты. Но в итоге суд отклонил ходатайства об отводе судьи, и прокурора.
30 июля Киевский апелляционный суд отказал адвокатам Медведчука в удовлетворении апелляции относительно продления сроков домашнего ареста политика до 7 сентября. В ходе судебного заседания 2 сентября Печерский районный суд принял решение о продлении сроков заключения в виде домашнего ареста еще на 2 месяца, до 31 октября.
В ОПЗЖ отреагировали на этот правовой произвол и заявили, что такие действия власти - откровенная и циничная политическая расправа над оппозиционным политиком, который своей принципиальной позицией раскрывает непрофессионализм, продажность и антинародный характер власти.
Комментируя ситуацию, Виктор Медведчук подчеркнул, что его адвокаты полностью готовы к процессу обжалования меры пресечения и у них есть доказательства, которые опровергают обвинение прокуратуры и доказывают незаконность применения к нему домашнего ареста.
Так, стороной защиты была подана апелляция на решение Печерского районного суда Киева о продлении меры пресечения политику. Однако 30 июля Киевский апелляционный суд отклонил ее, несмотря на разгром всех доводов обвинения.
8 октября народный депутат от партии "Оппозиционная платформа – За жизнь" Ренат Кузьмин заявил, что представители ГБР повесткой вызвали Медведчука якобы для ознакомления с материалами давно уже оконченного уголовного дела о государственной измене и нарушении правил ведения войны. В это же время, по словам нардепа, представители ОГП попытались вручить оппозиционному политику новое подозрение в государственной измене и содействии терроризму, нарушая закон. Однако адвокаты Медведчука не дали прокурорам сделать это. Позже он опубликовал видео, как прокуроры попытались вручить очередное подозрение председателю политсовета "Оппозиционной платформы - За жизнь", народному депутату Виктору Медведчуку, однако адвокаты политика пресекли эту попытку.
Уже в понедельник, 11 октября, Кузьмин сообщил, что Медведчуку все-таки вручили ходатайство об аресте или залоге в один миллиард гривен. Это притом что Медведчук уже находится под домашний арестом, его не нарушает и по закону суд просто не может изменить ему меру пресечения на более тяжкую. Новые обвинения связаны со срывом поставок угля в Украину из ЮАР и содействии поставок топлива из оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей в 2014 году.
В ходе судебного заседания во вторник, 12 октября, Печерский районный суд принял решение о мере пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста Медведчуку по новому подозрению до 7 декабря. Сам Медведчук заявил, что продолжит борьбу с нынешней властью вне зависимости от того, насколько усилятся репрессии в отношении его. Он подчеркнул, что вместе с "Оппозиционной платформой - За жизнь" будут продолжать защищать интересы украинского народа.
Отметим, в сентябре в Киев приезжали с визитом секретарь Сената Франции, вице-президент Комитета иностранных дел, обороны и вооруженных сил Сената Франции, член Парламентской ассамблеи НАТО от Франции и член Межпарламентского союза Жоэль Геррио, а также французский сенатор Натали Гуле. Они посетили Медведчука, который находится под домашним арестом, и провели встречу с ним и сопредседателем партии Вадимом Рабиновичем. А уже 1 ноября немецкие политики основных уровней - депутат Европейского парламента от Германии, доктор Максимилиан Кра, член комитета по внешней политике Бундестага Петр Быстронь и член комитета международного сотрудничества ландтага Баварии Ульрих Зингер - посетили Медведчука и выразили ему свою поддержку. В свою очередь Виктор Медведчук поблагодарил немецких коллег, которые нашли время сегодня приехать ко нему в гости, с учетом тех условий и той ситуации, в которой он находится.
2 ноября Печерский районный суд Киева назначил Медведчуку меру пресечения в виде личного обязательства, как и ходатайствовала прокуратура. Однако практического значения это уже не имеет, так как Медведчук находится под мерой пресечения в виде домашнего ареста по другому делу - об "угольной госизмене".
11 ноября ведущий европейский адвокат Бертран Мельмендье присоединился к команде правовой защиты Медведчука. Он подписал договор о правовой защите лидера оппозиции.
Ведущие европейские политики, международные и украинские эксперты и мировые СМИ раскритиковали указ Зеленского о прекращении работы телеканалов "112 Украина", NewsOne и Zik.