Директор Института сердца Борис Тодуров: грязные провокации, титушки и жажда власти

Почему хороший врач оказался плохим гражданином и отвратительным управленцем.

Без Табу обращает внимание на директора Института сердца Бориса Тодурова, который пустился во все тяжкие.

То, что строилось десятилетиями, невозможно сломать и переделать за четыре года. Но иногда стоит хотя бы попытаться. Ведь было время, когда не верилось, что явления вроде отмены визового режима с ЕС и запуска настоящей децентрализации в Украине невозможны. При этом в стране еще хватает не столько советских пережитков, сколько болячек режима Януковича. Упорно сопротивляющаяся реформам система здравоохранения – ярчайший тому пример.

Помните, как в прошлом году известного кардиохирурга Бориса Тодурова пытались выставить альтернативой все еще не избавившейся от статуса и.о. Ульяне Супрун во главе Минздрава? Основу группы поддержки и влияния тогда составляли упыри нардепы с откровенно пророссийской позицией вроде Вилкула и Новинского. Однако были и дипломированные медики, призывавшие «убрать американку». Семен Глузман, например, до последнего распинался о необходимости назначить министром «старого друга», не называя при этом директора Института сердца по имени прямо.

За это время считающийся уникальным в Украине светилом медицины специалист и чиновник в одном флаконе успел неоднократно запятнать и без того далеко не белоснежную репутацию. Одной лишь истории с укрывательством титушковода Юрия Крысина в цивилизованном обществе было бы достаточно для снятия с должности и громкого порицания. Но ответственные лица сделали вид, что ничего не произошло. Опасного преступника, правда, спустя несколько месяцев за решетку все же упрятали, дабы на «добром докторе» от соблазна хирургический колпак снова не загорелся.

Хорошо, что хоть сейчас выяснилось, как все было обставлено. Адвокат Крысина, давно знакомый с мужем заведующей детского отделения Ирины Аксеновой, сделал предложение, от которого в Украине обычно не отказываются – передержать «больного» в укромном месте подольше, дабы сорвать заседание суда. Мог ли Борис Тодуров не знать об этой афере? Ни в коем случае. Если верить приближенным к нему лицам, без рачительного директора даже мелкие хозяйственные решения не принимаются. Да и подчиненных своих по мотивам скандального укрывательства шеф защищал уж больно рьяно, наплевав на факты и неписанные законы.

Адок в Институте сердца:


Никто бы сейчас не вспомнил об одиозном врачевателе, если бы не запланированные на вторник выборы руководителя Института. Именно выборы, а не перевыборы, поскольку гарантированной поддержки Борис Тодуров не имеет даже среди тех двух десятков сотрудников, кто имеет право голоса, не говоря уже о коллективе в целом. Что принято делать в таких случаях? Правильно, сделать процесс переизбрания максимально закрытым, а любопытство со стороны подать как противозаконное желание влезть со своим уставом в чужой монастырь.

Для этого, как счел старый друг Глузмана, не грех пустить государственные средства на организацию тренингов для персонала на тему «Как правильно укрывать преступников и провоцировать прессу». Но по иронии судьбы засекретить это мероприятие не удалось точно так же, как и пребывание в детском отделении матерого бандита. С14 отправили под прикрытием слушателя свою активистку, сумевшую записать сеанс мракобесия. Разглашение и без того спровоцировало бы скандал, однако главврач вместе с подчиненными подлил масла в огонь, не выпуская девушку из помещения в течение нескольких часов и требуя стереть запись.

Откровенно говоря, в этой истории омерзительно все. Интересно, сколько наивных сограждан повелось бы на байку о попытке рейдерского захвата государственного учреждения, особенно после митингов в вышиванках на Грушевского? Каким негодяем нужно быть, чтобы фактически приказывать персоналу провоцировать физический контакт и принимать удары на себя? Реплика о сильной клинике, формирующей противовес власти как регулятору – вишенка на торте. Задумывался ли заигравшийся в политика медик, что если бы не эти самые власти, то Института сердца попросту не существовало бы. А значит не было бы и кормушки, за которую обеими руками хватается директор.

Справедливости ради стоит отметить, что Тодуров – специалист небесталанный. Не единственный в своем роде, каковым его изображают товарищи вроде слуги двух господ Гордона, но все же профессионал. Он неоднократно бывал в зоне АТО, помогал армии медикаментами и бесплатно оперировал некоторых солдат. Тем не менее, эти поступки не могут и не должны служить индульгенцией. Ведь точно также бесплатно, но уже «на перспективу» Борис Михайлович оперировал чиновничьих родственников, дабы в дальнейшем заручиться поддержкой влиятельных персон. А простые люди в то же время либо не дожидались очереди, либо не могли потянуть неподъемные тарифы института даже на медикаменты, не говоря уже об условном коронарном шунтировании. Это, извините, перебор. Тут надо не призывать загладить вину и договориться, а выносить проблему как минимум на суд общественности.

Характерно, что случай кардиохирурга, пытающегося активно оппонировать Супрун, далеко не единичный. В регионах хватает начальников здравотделов и главврачей больниц, которые одной рукой строчат кляузы на и.о. министра, а другой гребут под себя выпрошенные местными властями у МОЗ средства, да еще и тратят часть из них не по назначению. Систему круговой поруки по-хорошему пора бы давно сломать. Но восьмому созыву Верховной Рады для этого, как видите, не хватило и четырех лет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: