Евросоюз не перестает удивляться от коррупции по-украински. Предлагают мощное оружие

В июне, во время визита в Киев, еврокомиссар по вопросам политики расширения и добрососедства Йоханнес Хан официально дал старт Антикоррупционной инициативе ЕС (EUACI).

Эта инициатива помогает развивать институциональные возможности новых антикоррупционных органов Украины, тесно сотрудничает с комитетом Верховной Рады по вопросам предотвращения и борьбы с коррупцией, региональной властью, а также поддерживает диалог с неправительственными организациями и журналистами, которые ведут антикоррупционную деятельность.

Какие тенденции в борьбе с коррупцией украинской власти беспокоят Евросоюз и почему не стоит судить об успехах работы антикоррупционных органов с громких заголовков, DW рассказала руководительница EUACI, экс-министр иностранных дел Грузии Эка Ткешелашвили.

Госпожа Ткешелашвили, бюджет и срок действия возглавляемой вами инициативы?

Эка Ткешелашвили: Бюджет составляет почти 16млн евро на три года. После этого ЕС оценит результаты нашей деятельности и решит, продолжать нашу миссию. Было бы хорошо, если бы за эти три года борьба с коррупцией в Украине шла бы столь успешно, чтобы эта проблема исчезла. Однако это довольно нереалистично, поскольку коррупция – это явление, которое очень трудно преодолеть. Думаю, что, несмотря на ощутимые результаты, через три года мы будем иметь еще много работы. И Евросоюз будет оставаться и в дальнейшем рядом с Украиной в этой борьбе.

Во время последнего визита в Киев глава Transparency International заявил, что украинская власть демонстрирует минимальные результаты антикоррупционной борьбы, поскольку до сих пор ни один из самых громких коррупционных скандалов не завершился тюремным заключением. Вы согласны с этим мнением?

Антикоррупционная борьба – сложное комплексное понятие. И ему трудно давать черную или белую оценку. Оценивания возможно лишь в конце пройденного пути. А Украина стоит только в его начале. Я понимаю, что украинская общественность стремится заметных признаков того, что правила игры в стране изменились. Я часто слышу, что в Грузии, например, коррупция была искоренена за короткое время. Но Украина гораздо больше по размерам страна и имеет более широкий спектр проблем, чем Грузия. Сейчас мы находимся на том этапе, когда антикоррупционная борьба не всегда дает громкие заголовки для новостей, но делается много важного для институционального развития антикоррупционных органов, для того, чтобы показывать результаты, должны быть профессиональными и эффективными. На это требуется больше времени, чем надеялись украинские граждане. Поэтому трудно оценивать достижения антикоррупционной реформы только по тому, сколько коррупционеров уже сидят в тюрьме. Ведь цикл уголовного расследования коррупционных дел имеет свой собственный темп. Проблема, которая сейчас вызывает у нас наибольшую озабоченность, – отсутствие прогресса в создании Антикоррупционного суда. В прошлом году было принято решение о создании Антикоррупционного суда в рамках реформы судебной системы, но с тех пор прогресс в этом вопросе был ограничен. И это звено, отсутствие которой создает серьезный вызов для антикоррупционной борьбы и трудности для таких органов, как Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) и Специальная антикоррупционная прокуратура (САП).

Еще тенденции в антикоррупционной борьбе в Украине вызывают беспокойство в Брюсселе?

Надлежащее функционирование Национального агентства по предупреждению коррупции (Назка) – это та сфера, в которой приковано пристальное внимание ЕС. С тех пор, как в Украине была запущена система электронного декларирования доходов государственных чиновников, мы видели мало прогресса в деятельности Назка. Бесспорно, такой уровень прозрачности, который предоставляет е-декларирования, очень важен. Но мы сейчас на том этапе, когда нужно продемонстрировать пользу этой системы, каким образом эти данные могут быть использованы для того, чтобы установить источники доходов чиновников и определить, как они могут быть наказаны за ложную информацию в электронной декларации.

Вас не беспокоит, что в последнее время украинская власть пытается взять под политический контроль НАБУ?

Происходит процесс, в ходе которого вновь институты и власть учатся сосуществовать. Для правоохранительных органов необходимо время, чтобы осознать суть деятельности НАБУ и САП и их независимость. А политические игроки должны понять, что это не просто какие-то декларативные органы, а они действенно бороться с коррупционной безнаказанностью в стране. Конечно, нельзя говорить, что в этом процессе не кроется никаких опасностей, а независимость вновь антикоррупционных органов – гарантированная и застрахована. Однако надо пройти этот период, чтобы все поняли, что изменения в стране необратимы и назад дороги нет.

Как вы объясняете высокий уровень коррупции в Украине? Многие склонны приписывать это советском прошлом, другие – национальному менталитету.

Я не верю в теории о заложенной в ДНК нации терпимость к коррупции. А когда речь идет о советском наследии, то проблема заключалась прежде всего в том, что общество и государство были слишком оторваны друг от друга. В Советском Союзе никто не считал, что обманывать систему – это плохо. Напротив, тот, кто мог обмануть государство, считался чуть ли не героем. Поэтому, чтобы это изменилось, необходима смена поколений, утверждение нового этического подхода к коррупции. Потому что сейчас мы не в той ситуации, когда, обманывая собственные государство и систему, ты делаешь доброе дело.

Видите ли, вы какие-то сходства в антикоррупционных процессах Грузии и Украины?

Для Грузии и для Украины борьба с коррупцией – это основа национальной безопасности. Против наших двух стран состоялась агрессия вооруженных сил РФ, и чем больше мы будем ослаблены коррупцией, тем лучше это будет для России. Поэтому если мы заботимся о национальной безопасности, то должны заботиться о борьбе с коррупцией. Другая сходство, которую я заметила, это настойчивость украинцев, которые не хотят мириться с коррупцией. Люди говорят об этом не только на кухнях, не питая надежды, что коррупция может быть преодолена. Они знают, что заслужили изменения. Именно общественность подталкивает власть более эффективно бороться с коррупцией. Я как бывший политик хорошо знаю если общество следит за каждым твоим шагом и требует результатов, это держит тебя в форме.

Напомним, что взятки даются для того, чтобы получать публичные услуги в конкретный момент или на постоянной основе. Украинцы говорят, что они дают взятки, потому что думают, что это нормально и ожидаемо.