Алена Яковлева — мама троих приемных детей. Их семья, которой и так пришлось выбираться из многих передряг, вынуждена была переехать из оккупированного Донецка в Киев. Но несмотря на то, что им пришлось начинать все с нуля, Яковлевы не унывают, не сдаются и даже активно помогают другим.

Специально для проекта Clutch Алена рассказала о том, как их семья нашла друг друга, с какими сложностями им пришлось столкнуться и какие радостные моменты не дают потерять веру в человечество, добро и любовь.

Бусинки — это редакторский спецпроект Clutch о приемных родителях, безусловной любви к детям и процедуре усыновления в Украине. Нашими героями стали мамы и папы приемных детей, общественные деятели, директора детских домов и другие люди, которые так или иначе влияют на судьбы детей, попавших в сложные жизненные ситуации.

Почему «бусинки»? Бусы порвались и бусинки (которые символизируют детей) рассыпались по всей Украине. Цель нашего проекта — собрать максимум информации, записать вдохновляющие истории, услышать мнение психологов и ответить на все вопросы людей, которые хотят стать приемными родителями.

Как появилась Дарина

В моей жизни наступил момент, когда я очень захотела ребенка. Отношений на тот момент у меня не было, рожать от непонятного человека не хотелось, поэтому я решила удочерить девочку лет 3-4. Ребенка помладше брать не планировала, ведь не хотела уходить в декрет. Так в моей жизни появилась Дарина.

В Службе по делам детей мне подыскали девочку, назначили встречу, но она так и не состоялась — сказали приехать через три дня. Все это время я молилась и в молитвах четко увидела ответ: это моя дочь.

Многие спрашивали меня, мол, екнуло что-то внутри, когда увидела девочку? Нет, ничего не екнуло. Мне не понравилось имя, не понравился внешний вид, не понравилось, как она разговаривает. Но я была твердо уверена, что это – мой ребенок.

Поначалу Дарина почти не разговаривала, всего боялась, постоянно плакала. У нее было много диагнозов, которые требовали срочного лечения. Но мы смогли все это преодолеть. Благодаря постоянному труду и помощи моей мамы, которая переехала на время ко мне.

Я не посвящала никого в свои планы усыновления, кроме родителей, и безумно благодарна, что они поддержали мою затею. Конечно, я бы взяла ребенка в любом случае, но без их помощи мне было бы намного труднее.

Толик и Вика

Спустя время Дарина начала просить братика или сестричку, так что я решила усыновить еще одного ребенка. Мы нашли мальчика трех лет, хотели с ним встретиться, но оказалось, что его уже усыновляют. И тут мне позвонили из приюта в Енакиево (Донецкая область) и предложили взять брата и сестру.

Популярные новости сейчас

Приватбанк не работает по всей стране: люди не могут снять деньги и рассчитаться картами - что происходит

Главное за четверг, 12 сентября: внутри партии «Слуга народа» бунт, Ирину Геращенко попросили покинуть зал Рады, первое провальное голосование в Раде

Неприятный сюрприз для водителей - оставят без штанов: за что влепят штраф 34 тысяч - громкое изменение в ПДР

Показать еще

Оказалось, что у детей два месяца назад умерла мама, отец сразу же сдал их в приют, и они все время плачут, переживают, не могут привыкнуть к интернатной системе.

И я решилась — мы с Дариной поехали смотреть на детей. Зрелище было, честно сказать, не для слабонервных. Если мальчик еще выглядел нормально, то на девочку невозможно было взглянуть без слез. Она весила 11 с половиной килограмм — и это в 5 лет! Как годовалый ребенок.

У нее не было передней стенки зубов. Оказалось, что «любящий» отец выравнивал ей зубы напильником. Они все были черными, гнилыми. И это далеко не полный список болячек.

Так что, когда я увидела Вику, у меня сработала жалость. Было ясно, что девочку надо срочно лечить, поэтому я решила взять обоих детей в семью.

Они были как Маугли: не умели умываться, чистить зубы, менять белье. Толик не знал, как называются части тела и даже самые элементарные органы. Он говорил: «Мама, у меня болит вот здесь» и показывал, но назвать не мог.

На развитие детей так называемым родителям было безразлично, но это не худшее, что было в их семье. Оказалось, что дети голодали, на них орали, били, пьяный отец бегал за ними с молотком.

За эти 5 лет, как я стала многодетной мамой, мы сделали Вике пять операций, но постоянно всплывают новые диагнозы, и уже просто опускаются руки. Но я верю, что вместе мы справимся с любыми трудностями.

Сейчас у меня ощущение, что это мои дети, что я их родила. У нас одинаковые привычки, вкусовые пристрастия, мы все ранние жаворонки. Более того, когда наблюдаю за их играми и разговорами, я слышу себя, свои интонации, свои фразы. Мы стали по-настоящему родными.

Донецк-Киев

В 2014-2015 году мне с чемоданом вещей и детьми на руках пришлось начинать жизнь с чистого листа. Сказать, что было тяжело — не сказать ничего. Когда мы уехали в Селидово (Донецкая область), нам пришлось жить в квартире без холодной воды и газа. Был только свет. Три маленьких ребенка и нет воды, для меня это была настоящая проверка на прочность.

Наши скитания по свету, в конце концов, привели нас в Киев, где мы сейчас снимаем квартиру. Сюда же я забрала и родителей. Но, конечно, своего жилья не хватает. Был бы свой дом, усыновила бы еще двух детей.

Благотворительность

Я всегда помню о том, что есть люди, которым пришлось хуже, чем мне, поэтому стараюсь помогать по мере возможностей и приобщать к этому детей. Всей семьей мы участвуем в проекте «Жизнелюб».

Жизнелюбы оборудуют домики, в которых раздают еду инвалидам и одиноким пожилым людям. И мои дети там работают, когда выпадает свободная минутка, а бабушка вообще куратор домика на Дорогожичах. Вот недавно дети учились печь блины, а потом отнесли приготовленное на раздачу.

Мы с детьми ходим на благотворительные мероприятия, отправляем деньги и вещи в разные организации. Я сказала сразу: если вам хочется подарить что-то нуждающимся, просто подходите ко мне, и я отправлю. Так что дети часто приносят свои игрушки, одежду, книги.

Года два назад я предложила Дарине три варианта дня рождения: либо мы все вместе идем в развлекательный центр, либо дарим ей подарок, либо выделенные деньги отправляем детям в Серую зону на пасхальные подарки. Она думала два дня, в итоге, решила отправить деньги. Вот так пожертвовала своим праздником ради 15 других детей.

Принципы воспитания

Девиз нашей жизни: «Что нас не убивает, делает нас сильнее». Я учу детей, что мы — донецкие, мы сильные, у нас все получится, сколько бы попыток для этого не пришлось предпринять.
Я никогда не ругаю детей за оценки. Ну, принесут «шесть», и что? Дома устраивать террор? Я учу детей, что школа – место, где люди ошибаются и учатся. Для меня не важны оценки, для меня важно, чтобы дети научились жить, нашли свое любимое и прибыльное дело и были счастливы.
Я всегда прошу прощения у детей, если была неправа или несправедлива, и учу их, что взрослые тоже могут ошибаться.
Никогда не заставляю заниматься хобби. Они пробуют, потом бросают, начинают что-то новое, а я просто поддерживаю. Не понимаю родителей, которые пытаются реализовать свои амбиции через детей. Это же их жизнь, и только они должны решать, чем им заниматься для души.
Я чувствую своих детей. Все эти методики, приемы не всегда работают – у меня Вика, например, вообще идет против системы. Но я принимаю моих детей такими, какие они есть, и подстраиваю методы и рычаги влияния под них.
Я многим говорю: не воспитывайте детей – воспитывайте себя. А дети все считают и скопируют с вас.

Для меня важно, чтобы дети знали, что они – семья, и не важно, что мы разной крови. Мы должны всегда быть друг за друга горой, помогать и поддерживать в любой ситуации. Именно в этом сила нашей семьи.