Как сделать так, чтобы дети слушались, и при этом не орать: Что такое родительский авторитет и как построить его без наказаний

В первую очередь давайте определимся, как же устроен родительский авторитет. Если он крепок, тогда родители занимают ведущую роль в отношениях с детьми, они задают общую атмосферу, решают, какие рамки и правила поведения есть у них дома – в общем, родители являются капитанами корабля.

Дети в такой семье хорошо понимают (потому что им объяснили), что можно, чего нельзя и каких конкретно действий от них ожидают. То есть дети являются командой корабля, а управляют этой командой родители.

При этом понимание и согласие между капитанами (родителями) и командой (детьми) достигаются с помощью личного примера капитанов, четких договоренностей, распределения обязанностей и мотивирования команды на плодотворное сотрудничество. И все это вместо шантажа, угроз, подкупов и наказаний, которые, как мы знаем, приводят не к сотрудничеству, а к вражде между капитанами и командой.

Почему я привела в пример все эти ужасные вещи: подкуп, шантаж и прочее? Да потому что мы с вами, дорогие родители, используем все эти техники каждый день и не по одному разу (это не критика, это факт). “Если ты сейчас пойдешь со мной, я куплю тебе конфету”, “Если вы будете продолжать ТАК себя вести – неделю без планшета”, “Что ты натворил! Иди сейчас же в свою комнату и подумай о своем поведении!” Узнаете? Ну что же, нас можно понять.

Мы хотим, чтобы все было хорошо, чтобы они слушались, чтобы было тихо (хоть иногда). Но мы не всегда знаем, как этого добиться. И потому часто автоматически используем тот арсенал, который получили от своих взрослых – родителей, дедушек-бабушек, учителей в школе, тренеров и прочих.

Но все эти приемы уже не работают, жизнь не стоит на месте – нам нужны новые воспитательные модели. Так вот, гибкий родительский авторитет – это и есть новая модель. Она непроста в использовании, требует много внимания, сосредоточенности и последовательности, но результат гарантирован.

Три кита, на которых держится корабль родительского авторитета:

Родители понимают, что ответственные взрослые – это они

Это значит, что взрослые с детьми не спорят (спор может быть между капитанами или между членами команды, но не между капитаном и кем-то из команды). Безусловно, это не означает, что между детьми и родителями не может быть диалога, наоборот, он обязателен – но диалог это не спор.

Также мы на них не обижаемся. Когда взрослый обижается на ребенка, он становится не капитаном, а обиженным юнгой, которого заставили дежурить в неурочное время. Диалог в таком состоянии невозможен.

Если мы обижены, то мы захотим ответить обидчику, отомстить ему или просто надуться и пойти поплакать, даже если это наш собственный ребенок (да, когда мы обижаемся, мы эмоционально возвращаемся в свое детское состояние и не можем реагировать соответственно своему нынешнему возрасту, статусу и опыту).

Родители понимают и учитывают потребности ребенка

Потребности – это не “я хочу / не хочу”, а то, что ребенку необходимо. Мы довольно неплохо знаем, что им нужно есть, когда спать, что надеть. При этом в их эмоциональных потребностях мы разбираемся не очень-то (и понятно, почему – в детстве нас самих не научили разговаривать о чувствах).

Для того чтобы их понимать, есть две возможные стратегии: или вспомнить себя ребенком и попытаться влезть в их шкуру в конкретной ситуации, или представить себе себя в аналогичной, но уже взрослой ситуации.

Вариант один: вспомнить себя в детстве. Вот приходит к ребенку в гости друг и хочет играть во все его игрушки. А ваш (жадина) делиться не желает. Он не знает, чего ожидать от гостя – тот ведь может забрать любимую игрушку домой или, чего доброго, сломать! И вообще, чего он здесь все трогает – это же моя территория. Кстати, это очень важно для ребенка – уметь отстаивать свои личные границы.

Так что мы ему спокойно говорим: “Солнышко, я понимаю, что тебе трудно делиться своими игрушками и ты боишься. Во-первых, друг обязательно вернет тебе твою машинку после того, как поиграет с ней немного. И давай попросим его быть с ней аккуратным и не бросать на пол. И знаешь, когда приходят гости, мы же их угощаем чаем? Так вот, ты как будто немного угощаешь гостя твоими игрушками”. Чувствуете разницу?

Вариант два: Перед тем, как сказать ему “отдай игрушку, надо делиться”, вы пытаетесь представить себе своего приятеля, который пришел в гости и просит покататься на вашей новой машине несколько дней. Представили свою реакцию? Захотите, чтобы вам кто-то сказал “ну чего ты жадничаешь, надо же делиться”?

Родители принимают (ну ладно, стараются принять) своего ребенка таким, как он есть

Мы не можем никого изменить, но мы можем изменить свою реакцию. Когда мы думаем о плохом поведении нашего ребенка, мы тут же решаем, что мы – плохие родители. То есть, когда ребенок ведет себя как-то не так, мы сразу чувствуем, что и мы какие-то не такие.

Это время от времени чувствует буквально каждый родитель, и это нормально. Мы не можем избавиться от этих чувств, но мы можем обратить на них внимание, признать факт их существования и постараться не позволять им управлять своими отношениями с ребенком.

Ребенок приходит к нам с врожденными качествами, темпераментом, проблемами. Потом еще набирается всякого от нас. И не все это нам нравится. Но наша любовь к ребенку не должна зависеть от его качеств – ему нужно, чтобы мы любили его таким, какой он есть, только потому, что он существует. Дети, кстати, именно так нас и любят – совершенно бескорыстно, просто потому, что мы есть.

Поэтому мы можем сказать ребенку, что нас не устраивает его поведение. Более того, мы даже можем запретить ему вести себя определенным образом. Но мы должны стараться никогда не разочаровываться в ребенке, не думать, что он “какой-то не такой”. Вы ведь не готовы его променять ни на какого другого ребенка, правда? Поэтому, никогда не стоит говорить: “вот посмотри, как Машенька хорошо себя ведет, почему же ты так не можешь?”.

А теперь немного о правилах:

Если мы хотим, чтобы ребенок действовал по общим домашним правилам, то эти правила должны быть ему известны заранее. Например, распорядок дня должен быть изображен в картинках и повешен на видном месте. Поведение также должно быть регламентировано.

Например: “У нас дома все разговаривают друг с другом тихо и вежливо. Тот, кто нарушает это правило, кричит и сердится, должен прервать все занятия и идти успокаиваться в специально выделенное для этого место”.

Таких правил должно быть несколько (4-5), вместе с распорядком дня они помогают ребенку обозначить важные для него границы поведения. Каждое правило должно включать в себя логичное и выгодное для ребенка последствие его выполнения. Например: “Утром мы собираемся быстро. И, если успеваем сделать все необходимое, у нас остается время почитать книжку / посмотреть мультик перед выходом из дома”.

Желательно, чтобы правила были сформулированы в позитивном тоне, вместо слов НЕТ, НЕЛЬЗЯ, которые всегда вызывают сопротивление, используем ДА, НУЖНО, СТОИТ. То есть у ребенка всегда должна быть выгодная альтернатива нежелательному для нас поведению.

Тогда получается, что мы всегда предоставляем ему выбрать сценарий – вести себя в соответствии с ожиданиями родителей (и за этим последует выгодный для ребенка результат) или сопротивляться (и тогда результат будет невыгодным для него).

Важно, чтобы ребенок понимал, что эти правила созданы для того, чтобы всем дома (и ему в том числе) было лучше, спокойнее и приятней, а не воспринимал их как что-то, что придумали родители, чтобы им командовать.

Подумайте о том, какие правила поведения вы бы хотели завести у себя дома, организуйте распорядок дня, и вы увидите насколько удобнее станет договариваться с ребенком.

Читайте далее на hyser: «На одного маленького ребенка в мире не хватило любви»: известные люди, которые отказались от своих детей — талант не всегда соседствует с добротой и ответственностью