Радиоактивная Украина: какое будущее у наших детей

В Украине ситуация с источниками средств на реализацию проектов, направленных на то, чтобы обезопасить население от радиоактивных отходов, выглядит весьма удручающе. Но большинство проблем уже требует безотлагательного решения и лишь усугубляется со временем.

За последние 10 лет доля АЭС в выработке электроэнергии в Украине увеличилась с 45% до 53%. Однако, усиленно эксплуатируя АЭС, мы постоянно откладываем на потом решение важнейших вопросов обращения с радиоактивными отходами (РАО) и отработавшим ядерным топливом (ОЯТ).

Сроки выполнения Госпрограммы по обращению с ОЯТ и РАО срываются из года в год. В результате у нас отсутствует необходимая инфраструктура: установки по переработке отходов, хранилища для отработавшего ядерного топлива, площадки для хранения высокоактивных отходов. Тем самым мы перекладываем решение проблем на будущие поколения.

Роль атомных электростанций в энергобалансе Украины резко возросла после событий в Донбассе, которые привели к утрате большинства угольных шахт, обеспечивающих работу тепловых электростанций.

Прежде всего, речь идет о ТЭС, работающих на антрацитовой группе угля, который добывается на шахтах, оставшихся на неподконтрольной территории Донецкой и Луганской областей. Именно поэтому перед началом минувшего отопительного сезона 2016-2017 премьер Владимир Гройсман заявил о намерении наращивать производство электроэнергии на АЭС.

И действительно, в январе-феврале текущего года доля АЭС в общем объеме выработки достигала 53,2%, в апреле – 54,49%, а в мае — рекордных 68%. Для сравнения: в 2010 г. на АЭС пришлось только 43% выработки электроэнергии. Итак, акцент явно делается на использование атомной энергетики, позволяющей получать более дешевую и экологичную (с точки зрения отсутствия вредных выбросов в атмосферу) электроэнергию. Но при этом нерешенным остается важнейший вопрос — утилизация ОЯТ и РАО, возникающих в ходе эксплуатации АЭС.

Фактически в Украине есть только отдельные элементы инфраструктуры, необходимой для полноценного и безопасного обращения с ОЯТ и РАО. Только одна из четырех действующих АЭС в нашей стране — Запорожская – имеет собственное пристанционное хранилище отработавшего ядерного топлива. ОЯТ трех других станций мы отправляем на длительное хранение и переработку в Россию.

Оставшиеся после переработки высокоактивные отходы (ВАО) мы уже должны были начать принимать обратно и хранить их у себя, как того требует международное законодательство. Однако необходимое для этого хранилище до сих пор так и не построено. “Энергоатом” несколько раз договаривался с российской стороной о переносе сроков возврата ВАО. Последний раз удалось договориться об отсрочке до 2022 г.

Кроме того, сейчас не на всех наших АЭС есть необходимая инфраструктура для полноценной переработки и подготовки к хранению и транспортировке радиоактивных отходов. Например, на Запорожской АЭС освоено 5 технологических процессов по выпариванию жидких РАО и предварительной обработке низкоактивных твердых РАО. А вот на Южно-Украинской – только 2.

К тому же глубина переработки РАО на существующем оборудовании довольно низкая, поэтому емкости с отработанным материалом уже занимают слишком много места на территории АЭС. К примеру, уже в 2016 г. степень заполненности хранилищ упаковками солевого плава (продукт конечной переработки жидких РАО) на Запорожской АЭС была 94,37%. Хранилища на Хмельницкой АЭС в 2016 г. были заполнены отработанными радиоактивными фильтрующими материалами на 90,4% от проектной емкости.

В этом году Кабмин постановил выделить почти 2 млрд грн на строительство двух комплексов по переработке радиоактивных отходов на ЗАЭС и ХАЭС. Однако источники финансирования в соответствующем постановлении не определены.

По-хорошему, к 2 млрд грн, необходимым для строительства комплексов по переработке, в этом году нужно будет изыскать еще 400 млн грн для строительства хранилища для высокоактивных отходов (ВАО), полученных от переработки отработавшего топлива Ровенской АЭС. В соответствии с международными обязательствами, условиями договора и полученной отсрочки, Украина должна принять из России первую партию ВАО уже в 2022 г. Между тем, проект хранилища ВАО вот уже который год находится на бесконечных согласованиях и утверждениях.

“Нам пришлось внести в проект изменения и дополнения и сейчас он находится на Госстройэкспертизе. Я, надеюсь, что до конца июня мы сможем получить положительное заключение”, — рассказал генеральный директор ГК “Радон” Валентин Мельниченко.

Однако подобные прогнозы по хранилищу ВАО звучали и в прошлом году, а проект, как говориться “и ныне там”. По оценке гендиректора “Радона”, при условии согласования проекта и полноценном финансировании (необходимо около 400 млн грн) работы по строительству хранилища займут около двух лет. Учитывая тот факт, что это строительство будет вестись не за счет международных доноров, а за счет государства, возникают серьезные опасения в том, что площадка для хранения остеклованных отходов (ВАО) появиться в срок. Особенно если учесть, что на подходе еще одна грандиозная стройка, которая, судя по всему, потребует в десятки раз больше денег.

Речь идет о строительстве Централизованного хранилища ядерного топлива. Эпопея с этим проектом тянется с 2005 г. и все еще далека от завершения. За это время проект успел подорожать ни много ни мало в 9 раз. Сначала “Энергоатом” и американская компания Holtec планировали построить ЦХОЯТ за $170 млн. Именно с таким ценовым предложением американцы выиграли тендер, взяв на себя обязательства построить весь комплекс под ключ, предоставить технологии и помочь с поиском финансирования.

Однако в 2015 г. стоимость ЦХОЯТ выросла до $300 млн, а обязательства Holtec сократились до поставки оборудования. В начале июня Кабмин согласовал обновленную версию проекта уже за $1,4 млрд. Что столь существенно изменилось в проекте – неизвестно. Как неизвестно и то, откуда “Энергоатом” планирует брать эти деньги.

Еще недавно, когда речь шла о $300 млн, одним из основных источников средств для реализации этого проекта называли кредит от Bank of Ameriсa и Merrill Lynch на сумму $250 млн. Однако последнее подорожание проекта, мягко говоря, ставит его реализацию под сомнение.

Поскольку лишнего миллиарда долларов ни у “Энергоатома”, ни в госбюджете, ни у населения, наращивающего долги за коммунальные услуги и электроэнергию, просто нет.

Очевидно, что единой системы обращения с ОЯТ и РАО в Украине, к сожалению, пока так и нет. За какие-то ее элементы отвечает НАЭК “Энергоатом” (проект ЦХОЯТ, пристанционные комплексы по переработке РАО на украинских АЭС).

Другая часть находится в ведении Агентства по управлению зоной отчуждения ЧАЭС (хранилища, предназначенные для радиоактивных материалов и топлива с аварийной станции, комплекс “Вектор”, не построенное хранилище для ВАО и т.д).  Все это умножается на отсутствие полноценного финансирования и технологий.

В результате тактика “отложенного решения” по обращению с ОЯТ и РАО, выбранная Украиной, выглядит крайне неубедительно. Между тем Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) выступает за то, чтобы проблемы, связанные с эксплуатацией АЭС, включая обращение с РАО, не перекладывались на будущие поколения.

“Когда мы говорим об отложенном решении, необходимо понимать, что оно должно быть подкреплено детально разработанной стратегией, проектами, механизмами реализации и финансированием. Иначе мы просто складываем радиоактивные отходы под себя”, — комментирует ситуацию почетный президент Украинского ядерного общества Владимир Бронников.

На сегодняшний день есть две составляющих решения этой проблемы – захоронение ВАО в глубоких геологических формациях и формирование замкнутого ядерного топливного цикла. Например, у российских атомщиков уже есть уникальный опыт переработки отработавшего ядерного топлива реакторов ВВЭР, установленных в Украине и других странах Восточной Европы и дальнего зарубежья.

Повторное использование ядерных элементов, полученных в процессе переработки, в реакторах на быстрых нейтронах позволяет существенно снизить уровень радиоактивности остающихся отходов и снизить время, необходимое для их полураспада. Украина же пока даже не приступала к разработке ни одного из этих направлений. Для их реализации необходимы десятилетия научных разработок и миллиардные инвестиции.

В целом у нас ситуация с источниками средств на реализацию проектов, направленных на то, чтобы обезопасить население Украины от радиоактивных отходов, выглядит весьма удручающе. Сформированный в 2008 году фонд по обращения с РАО, в котором, по словам экспертов, в настоящее время должно уже было накопиться около 4 млрд грн ушел в небытие.

Кабмин в 2015 году принял решение о его ликвидации, а собранные средства пустил на другие нужды. Правда, уже в этом году чиновники снова вспомнили о проблеме радиоактивных отходов и инициировали создать такой фонд заново, естественно с нулевым балансом средств на старте.

Между тем потребность в средствах на реализацию из года в год откладываемых проектов постоянно растет. Ярким примером тому является проект ЦХОЯТ, подорожавший почти в 9 раз. В общей сложности только на строительство пристанционных комплексов по переработке РАО, хранилища остеклованных ВАО и ЦХОЯТ необходимо найти, привлечь, аккумулировать более 40 млрд грн. Примерно столько понадобилось нашему Кабмину, чтобы героическим усилием повысить в начале года минимальную заработную плату для бюджетников до 3,2 тыс грн.

Осилит ли бюджет в ближайшее время еще один подобный финансовый подвиг? Между тем большинство этих проблем уже требует безотлагательного решения и лишь усугубляется со временем.

Напомним, что США намерены выделить Украине огромную сумму на реализацию программ в сфере безопасности. Об этом говорится в сообщении посольства Украины в США