Режим прекращения свободы слова. Кто следующий после Муравицкого?

Арест на два месяца житомирского журналиста и блогера Василия Муравицкого выходит далеко за рамки и без того свободно трактуемого юридического поля Украины. Банковая накануне президентских выборов максимально закручивает гайки в информационном поле, но делает это чересчур топорно и вызывающе.

Дикие «предъявы»

Муравицого арестовали не сотрудники МВД, а СБУ. При этом на журналиста навесили сразу все самые «жирные» шпионские дела – от госизмены до посягательства на территориальную целостность Украины. По сообщению пресс-службы СБУ в Житомирской области, Муравицкий через свои статьи «психологически манипулировал общественным сознанием», а также «разжигал межнациональную рознь». Обвинения, прямо скажем, поражают своей абсурдностью. Во-первых, любой профессиональный журналист так или иначе влияет на общественное сознание – это, собственно, и является одной из базовых функций его профессии. Если материал/репортаж журналиста вызывает одобрение у аудитории – это, в том числе, и есть воздействие на общественное мнение. Но обвинять в этом журналиста, что его работа эффективна, все равно, как высказать претензии музыканту, что на его концерты ходят много людей.

Во-вторых, еще более нелепо выглядит обвинение в разжигании межнациональной розни. Особенно это разительно выглядит на фоне других персонажей блогосферы и политической тусовки, от представителей праворадикальных течений («Свобода», Правый сектор) до эмоциональных постов Бориса Филатова, в которых неоднократно сквозили призывы к убийству оппонентов. Муравицкий по своей идеологической направленности, скорее, человек левых взглядов. Он не поддержал Майдан, равно как и пришедшую на смену Януковичу новую власть. Его материалы, с которыми легко можно ознакомиться в сети, носят системно-критический характер к действующей власти. Однако критика власти в любой даже среднедемократической стране, вроде России или Белоруссии – это вполне допустимая норма.

Но смотрим, как реагируют «коллеги» того же Муравицого из интернет-сайта «Житомир.Info»: «…мова йде про Василя Муравицького  – колишнього місцевого журналіста 1984 р.н., який зараз активно публікує антиукраїнські матеріали та коментує події в Україні для проросійських ЗМІ». В одном предложении сразу три клише:

  • бывший журналист;
  • публикует антиукраинские материалы;
  • работает на пророссийские СМИ.

Украинская журналистика скатилась к пещерной дикости и даже не замечает уровень своего падения. Во-первых, почему Муравицкий «бывший журналист»? Даже находясь в СИЗО, он остается журналистом. Павел Шеремет ведь не стал «бывшим журналистом» после своей смерти. Он стал мертвым журналистом. А Муравицкий арестованный журналист.

Во-вторых, еще более занимательное клише об «антиукраинских материалах». Что это вообще такое? Муравицкий активно критиковал Порошенко, Луценко, выступал категорически против войны на Донбассе, не разделяет официальную трактовку причинно-следственных событий на Майдане и после него. Иными словами, у парня ДРУГАЯ позиция на события в украинской политической кухне. Кстати, далеко не самая оригинальная позиция. Муравицкого на современном политическом жаргоне можно отнести к «ватникам». Но это ведь не значит, что позиция, которая не нравится власти и провластным журналистам, автоматически становится антиукраинской. Петр Порошенко – это не Украина. Противники Майдана – это не антиукраинцы. Если человек не носит вышиванку – это не равнозначно тому, что он ненавидит все украинское.

И третий пассаж – «работает на пророссийские СМИ». Что это вообще за странная такая категория СМИ? Российские СМИ – здесь все понятно. Те, которые находятся под юрисдикцией РФ. А что такое «пророссийские СМИ»? Какие их критерии? Кто определяет уровень «пророссийскости»? И самое главное, есть какие-то официальные запреты на сотрудничество с «пророссийскими СМИ» в Украине?

Дело политологов

Если на ситуацию смотреть сугубо через юридическую призму, то шансов успешно продавить уголовное дела против Василия Муравицкого нет практически никаких. Человек НИГДЕ и НИКОГДА не писал, что Украину нужно расчленить или кого-то следует резать/стрелять. А именно призывы к таким действиям и являются уголовно наказуемыми. Посадить человека в тюрьму за то, что он, например, выступает за полную реализацию Минских соглашений с амнистией и децентрализацией страны – это, конечно, будет очень оригинально.

Однако учитывая реалии современной Украины, нет никаких гарантий, что Василий Муравицкий выйдет из СИЗО скоро. Примеры Коцабы и Васильца (последний, к слову, в Житомире сидит) в этом плане очень характерны. Журналисты легко могут оказаться за решеткой, а международные правозащитные организации также легко могут не обращать на это внимания. Поэтому с Муравицким, у которого накануне ареста родился сын, может случиться теперь что угодно. Муравицкий не «какой-то там» Насиров или Мосийчук, за него никто расписываться не будет, да и денег у парня свободных (если говорить о вероятном залоге), судя по всему, особо нет.

Но сейчас на ситуацию стоит посмотреть несколько шире. На Муравицком обкатывают технологию точечного ареста оппозиционных журналистов и блогеров. И к слову, по нашей информации, эта идея исходит от технологов «Народного фронта», а нет от Банковой. Именно в ближайшем окружении НФ была продавлена идея, что катастрофический рейтинг партии стал следствием не столько политики Яценюка-Авакова-Парубия, а из-за информационных атак на этих замечательных людей. В этом же кругу была разработана операция выявления и ареста «группы кремлевских политологов» в Украине. Был также составлен и список таких политологов, в который попал ряд известных экспертов – Михаил Павлив, Сергей Слободчук, Василий Стоякин, Михаил Мищишин и Павел Карназыцкий. Но фигуры эти достаточно известны, кроме того, доказать что они работают на «деньги Кремля» юридически практически невозможно.

Поэтому «дело политологов» решили откатать с провинции, выбрав средней узнаваемости журналиста и блогера, кем и стал Муравицкий. То что обвинения против него нелепы – это вообще вторичный вопрос для власти. Важно прощупать общественную реакцию на арест. С Коцабой удалось запустить информационную войну сопротивления, и его таки выпустили. Правда, в общей сложности он провел в тюрьме полтора года. Василец был менее публичным и он сидит до сих пор. Уровень узнаваемости Муравицкого на всеукраинском уровне также не очень высок, а потому вполне возможно, что скоро ему выйти не дадут.

К чему это приведет? Безусловно, к новым арестам журналистов и блогеров. Садить за статьи людей, которые пишут критические материалы по отношению к власти – это уже даже не уровень России, а где-то Пакистан или Саудовская Аравия. Если сравнительно гладко обкатают это дело на примере Муравицкого, дальше будет «работать» в этом направлении уже легче.

Кроме того, свою порцию сигналов получают таким образом и топ-политологи и журналисты. Того же Игоря Гужву, с учетом его известности, с кондачка посадить не удалось. Но под удар теперь попадают менее известные журналисты, которые работают в командах таких как Гужва. Это заставит в уже скором времени сделать критические публикации оппозиционных СМИ менее болезненными для власти.

Ну и в целом, к 2019 году дрессируется бурлящая блогосфера. Всех, конечно, не посадят. Но точечно под ударом теперь каждый.