Скниловская трагедия: прошло 15 лет, но за смерть 77 человек так никто и не ответил

27 июля 2002 года навсегда вписан черной краской в историю авиации. Кровавая суббота… О грандиозном авиашоу на Скниловском аэродроме во Львове, организованном к 60-летию 14-го авиационного корпуса, говорил весь город задолго до той даты. Авиа­шоу должно было стать отличным развлечением посреди скучных будней. Горожане толпами шли к аэродрому, ведя с собой детей. 77 человек, из которых 28 — дети, не покинут его живыми, еще более 500 признают пострадавшими в самой крупной авиакатастрофе в мире.

Людей выводили с закрытыми глазами

Львовяне до сих пор в подробностях помнят тот день, как будто это произошло вчера. Забыть его не удастся — с тех пор траурной лентой по сей день для десятков и сотен людей тянутся последствия злополучного авиашоу.

С утра небо закрыло тучами, накрапывал дождь. Несмотря на погоду, начала шоу на летном поле уже ожидали около десяти тысяч человек, тысячи подтягивались к месту событий, ругая на чем свет стоит вечно опаздывающие автобусы. Сегодня они считают эти стечения обстоятельств благословением — именно это спасло от смерти многих.

Взрослые стояли у палаток с прохладительными напитками, дети, открыв рты, смотрели на пикирующий в небе самолет. Много людей было возле стоящей на аэродроме воздушной машины — сюда пускали зрителей. Считавшиеся лучшими летчики Владимир Топонарь и Юрий Егоров выполняли фигуры высшего пилотажа. Около часа дня зрители заметили, что самолет летит слишком низко. Завершая в небе косую петлю с поворотом, истребитель задел крылом дерево, затем начал скользить крылом по летному полю, на котором стояли тысячи зрителей, задел и потащил за собой колючую проволоку, разрезающую людей в секунду, задел стоявший на поле самолет и рухнул в толпу. Прогремел взрыв. Зрителей охватила паника: в толкотне дети искали родителей, родители — детей, друзей. Многих буквально разорвало — тела в течение последующих дней опознавали в моргах по частям.

— Мы опоздали на шоу — по городу уже неслись скорые, вой сирен, со стороны летного поля бежали толпы шокированных людей, — вспоминает львовянка Галина Петруш.

— Нам с четырехлетней дочкой повезло остаться невредимыми — кто-то за секунду до падения самолета крикнул «Ложись», и я бросила малышку на землю, упав рядом с ней, — вспоминает Оксана Биленко. — Когда выходили, я закрыла ладонями ей глаза, она забыла этот ужас. Но я не забуду никогда.

Так, с закрытыми глазами, в тот день с аэродрома выводили многих — повсюду лежали окровавленные и агонизирующие тела, части тел, вырванные внутренности.

Вину никто не признал

Взрыв слышали в соседних районах — но никто не мог подумать, что это упал истребитель, погубив десятки жизней. Там же обычно кукурузники летали, так что о масштабе трагедии многие узнавали из новостей по ТВ вечером, разговоров в городе, звонков знакомых.

Те, кого не отпустили с работы, кому по разным причинам запретили идти на шоу жены, мужья и родители, благодарны провидению.

— Моя дочь со своим парнем тоже собирались туда идти, но отец парня сказал им отменить поездку, у него было плохое предчувствие, — вспоминает Ирина Иваненко. — Слава богу, они послушались…

Оба пилота остались живы — успели катапультироваться за секунду до того, как самолет упал на толпу. В этом они видели свою единственную вину — за то, что остались живы. Владимира Топонаря и Юрия Егорова обвинили в гибели 77 человек. Пострадавшими объявили еще 543 посетителя злополучного авиашоу. Тогда обоих родителей потеряли трехлетний Юрий Мотузюк и пятилетняя Настя Михно, семья Куц лишилась сына и дочери, семья Рудь — сына Александра, который пошел на авиашоу вместе со старшим братом Валерием, племянником и друзьями. Сына Валерия, Юрия, тяжело покалечило. Семья Светланы и Николая Шевчук потеряла старшего сына, а младший получил травмы. Историй погибших — десятки, покалеченных, ставших инвалидами и до сих пор носящих в душе багровый шрам трагедии того дня — сотни. Бередить раны спустя столько лет люди не хотят, но отмечают, что эта трагедия навсегда разделила их жизнь на «до» и «после».

После трагедии львовянин Стефан Козак, потерявший в тот день единственного сына, 24-летнего Григория, создал ГО «Скниловская трагедия». Горе объединяет — именно в этой общественной организации овдовевший вскоре после гибели сына мужчина встретил свою будущую жену Светлану — в тот роковой день погиб и ее 14-летний сын Дима. Организация поддерживала пострадавших в катастрофе и их семьи, но после смерти ее основателя несколько лет назад заниматься этим уже некому.

На скамью подсудимых попали шесть человек — Владимир Топонарь, командир самолета, второй пилот Юрий Егоров, замкомандующего авиакорпусом Анатолий Третьяков, замруководителя полетами Юрий Яцюк, начальник службы безопасности полетов авиакорпуса Анатолий Лукиных и ответственный за подготовку экипажа Олег Дзюбецкий. Дзюбецкого тогда суд оправдал, Лукиных получил условно, все остальные — реальные сроки. Самый большой срок достался Топонарю — 14 лет лишения свободы. Также все, кроме Дзюбецкого, выплатили огромные штрафы — десятки и сотни тысяч долларов. Тем не менее своей вины в катастрофе не признал никто — и летчики стали врагами для тысяч людей, лишившихся детей, сестер, братьев, родителей и лучших друзей.

Пилоты уже на свободе

Сейчас все осужденные уже на свободе. Владимир Топонарь отбывал срок в Кагарлыкской исправительной колонии возле Киева — учреждение минимального уровня безопасности. Здесь отбывают наказание виновники аварий со смертельными жертвами. За хорошее поведение Топонарю последние годы срока разрешили жить в деревне Зикрачи с условием приходить в колонию каждый день отмечаться и работать. После колонии во Львов Владимир так и не вернулся — нашел новую супругу, с которой и остался. Прежнюю жену, которая, по словам знакомых, продала квартиру, чтобы помочь ему во время суда, бросил. Все эти годы в его поддержку выступали сотни людей, которые помогали собрать баснословную сумму штрафа — 150 тысяч гривен. Многие не верили в его виновность — летчик высшего класса, который налетал уже около 2000 часов, не мог ошибиться. Причиной считали ставший вдруг неуправляемым самолет. К слову, на авиашоу планировали использовать другой, но не запустился двигатель, его заменили на многотонный истребитель. Также у пилотов якобы была неправильная карта местности, и они не знали, что прямо под самолетом внизу — тысячи людей. Топонарь писал прошения о помиловании, петиции в его поддержку подписывали неравнодушные. Ас летного дела настаивал, что его просто сделали козлом отпущения и приставили к ответу за гибель 77 людей.

Спустя год после трагедии возле Скниловского аэродрома построили часовню Всех святых украинского народа — каждый год сюда, как и на могилы погибших, приходят их родственники и близкие.

В 2006 году около сотни потерпевших обратились в Европейский суд по правам человека — 20 из них получили травмы, другие потеряли около 70 близких родственников. Некоторые семьи погибли почти полностью — в живых остались 1-2 человека. Тогда завели около 40 дел. По мнению родственников погибших, Украина нарушила свои обязательства согласно Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод. Спустя 10 лет после обращения Европейский суд принял первые постановления по делу гибели людей — семье Михно постановили выплатить 3600 евро за моральный ущерб и 360 евро за правовую помощь. В деле Светланы Атаманюк, которая потеряла дочь, зятя и двух маленьких внучек, нарушений не усмотрели.

Источник: «КП в Украине»