Спекуляция на справедливости: какой будет Украина через 20 лет?  

Высшее образование не должно и не может быть монетой, которой государство расплачивается с селом, ветеранами АТО, малообеспеченными, сиротами и людьми с ограниченными возможностями. Расплачиваясь за провалы своей социальной политики местами в вузах, государство только углубляет проблему. Сегодняшние абитуриенты – это страна через пятнадцать-двадцать лет.

В этом году при поступлении в вузы некоторые абитуриенты получат “довесок” к результатам ЗНО: МОН приняло решение о введении коэффициентов для некоторых специальностей, регионов и социальных групп.

Коэффициент несколько увеличивает бал ЗНО для тех, кто хочет поступать в вузы “непопулярных” регионов – Луганские и Донецкие самые “выгодные”, при поступлении в них балл ЗНО умножается на коэффициент 1,03. Львовские, днепровские, одесские и харьковские вузы имеют коэффициент 1,01, Киев ничего не прибавит, а все прочие города получают коэффициент 1,02.

Те, кто решил посвятить себя естественным и инженерным специальностям, “помножат” свой балл на 1,03. А абитуриенты из сельской местности – на 1,02.

Такое решение министр образования Лилия Гриневич пояснила стремлением немного “разгрузить” столичные и другие популярные вузы и наполнить студентами вузы в других городах, поддержать ставшие не слишком популярными инженерные специальности и уравнять возможности для выпускников сельских школ во имя “равенства возможностей”. Министр признает, что уровень подготовки в сельских школах низок и предлагает компенсировать этот недостаток вот таким образом.

При этом предложение Министерства здравоохранения вывести 150-балльный минимум для поступающих в медвузы, в МОН понимания не нашел. Заручившись поддержкой главы парламентского комитета по вопросам здравоохранения, министр образования перенесла решение этого вопроса на неозначенное будущее. Из чего можно сделать вывод, что ужесточение требований для поступления в вузы – любые, не только медицинские – не входит в планы МОН. Зато вводится “позитивная дискриминация”, направленная якобы на достижение “справедливости”, но при этом снижающая степень доверия к распределению мест сразу на несколько порядков.

Решение о введении коэффициентов отдает рекламным трюком. Непонятно, зачем вводить коэффициент на технические и естественные специальности – это никак не изменит соотношения сил между конкурентами, а если кто-то “не дотянет” на юридический и решит компенсировав коэффициентом идти на техническую специальность, то это медвежья услуга будущему промышленности. Вузы, конечно, доукомплектуются, но за счет тех, кого “дотянули” до проходного балла коэффициентом.

Та же идея – доукомплектовать “непопулярные” вузы – лежит, по всей видимости, в основе идеи регионального коэффициента.

Что же касается коэффициента “для сельской местности”, то тут мы слышим отголосок старых добрых “сельских квот”. Конечно, министр поясняет это соображениями “справедливости” и даже находит в себе гражданское мужество признать, что в сельских школах учат плохо, поэтому надо как-то это детишкам “компенсировать”.

Вопрос, за чей счет “компенсируют”, возникает сам собой и тут же повисает в воздухе.

Коэффициенты и квоты для разных категорий населения означают, что бюджетные места в вузах государство считает “своими” и чиновники распоряжаются ими так, как им удобно. А им удобно превратить эти места в способ заплатить тем, кому они так или иначе оказались должны. Места в вузах оказываются платой за кровь (когда речь идет о детях воинов АТО), платой за духоту провинциальной жизни (региональный коэффициент), за свою неспособность сделать так, чтобы система образования работала везде и с одинаковой эффективностью (сельский коэффициент). В общем, от всех тех социальных проблем (и целых нарывов), которые не может или не хочет решать украинские власти, они откупаются, тем, что у них есть – в данном случае, бюджетными местами в вузах.

Государство можно понять. И даже местами согласиться, что это по-своему справедливо. Да, нужно как-то оттягивать публику от столицы и наиболее популярных вузов, испытывающих перегрузку. Хорошо бы немного “вытянуть” народу в не самые популярные регионы. Хорошо бы как-то компенсировать сельскому населению его социальную заброшенность. И сиротам. И семьям воинов АТО. И инвалидам. У них ведь и правда нет “равных возможностей” с выпускниками дорогих киевских лицеев, детишками из больших городов и обеспеченных семей, не скупящихся на репетиторов. А если сельский самородок сдает ЗНО на 180 баллов, то этот результат подороже стоит, чем 200 баллов киевского баловня судьбы, натасканного репетиторами. Интеллектуальная ценность у тех 180 выше, чем у этих 200.

Однако все это чистая спекуляция на “справедливости”. Например, потому, что посчитать эту интеллектуальную ценность в каждом конкретном случае совершенно невозможно. Потому что и столичные школы бывают очень разные, и “равенство возможностей” в одном большом городе у разных людей такое разное, что с селом вполне сравнится. Да и села бывают очень разные. По каждому населенному пункту, каждой школе и каждой семье коэффициентов не насчитаешь. Справедливость, возможно, есть, но она не достигается начислением коэффициентов. И в то же время начисление коэффициентов – это всегда путь к ручному управлению и злоупотреблениям. Какие бы благородные цели не стояли за “дифференциацией” подхода к абитуриентам, вузам и специальностям, все они – от лукавого.

Расплачиваясь за провалы своей социальной политики местами в вузах, государство только углубляет проблему. Сегодняшние абитуриенты – это страна через пятнадцать-двадцать лет. Манипулируя местами в вузах, мы расплачиваемся собственным будущим за провалы в настоящем.

Учиться в вузе должен тот, кто демонстрирует соответствующий уровень подготовки и интеллектуальных способностей – что, по идее, определяется во время ВНО.

Возможно, это жестоко по отношении к малообеспеченным, сиротам и сельским жителям, Луганской и Донецкой области. Возможно, это прозвучит не только жестоко, но и несправедливо, но при отсутствии “равенства возможностей” (например, мы никак не можем их обеспечить, а может, и нет никакого “равенства возможностей” в природе) надо постараться удержать хотя бы равные условия.

В мире нет полного равенства – поэтому не стоит его имитировать. Что стоит и необходимо сделать – дать равные условия “на входе”. Четкие и твердые правила игры. Да, кому-то придется работать больше, а кому-то меньше, кому-то придется преодолевать большее расстояние до цели, а кто-то окажется к ней ближе, кому-то и вовсе придется идти пешком, при том, что кто-то приедет на велике, а кого-то и на бэхе привезут с личным шофером. Но правила должны оставаться ясными, прозрачными и не содержать никаких “но…” – только тогда они будут четким ориентиром для всех, кто имеет желание поступить в вуз и получить путевку в лучшую, возможно, жизнь.

Ломоносов стал тем, кем стал, вовсе не потому, что пришел пешком из Холмогор в Москву, а потому что оказался достаточно умен, талантлив и мотивирован. Льготы и коэффициенты за приход пешком и холмогорское происхождение вряд ли были предусмотрены уставом Славяно-греко-латинской академии. Усилия образовательных ведомств должны быть направлены не на то, чтобы квотами и коэффициентами исправить некую “несправедливость”, а на самом деле прикрыть провалы собственной политики. Эту “несправедливость” нужно исправлять обширными реформами социальной сферы, а не вузовскими коэффициентами. Вузы, в свою очередь не должны “выкупать” долги государства у населения – они должны готовить специалистов.

Напомним, что задолженность населения Украины за газоснабжение в мае 2017 года увеличилась почти вдове по сравнению с показателем на конец апреля.