Срочно: последнее интервью Окуевой перед смертью

За несколько дней до нападения, в результате которого погибла чеченский доброволец, боец АТО Амина Окуева, она вместе с мужем Адамом Осмаевым заявляла, что в Украине трудно чувствовать себя в безопасности.

Об этом шла речь в их интервью ТСН.

Поводом для данного разговора стал громкий теракт в Киеве, в результате которого погибли два человека, а еще трое, в том числе народный депутат Игорь Мосийчук, получили ранения.

Осмаев и Окуева были уверены, что за терактом стоят российские спецслужбы.

Публикуем полный текст интервью:

– Покушение на Мосийчука – как вы расцениваете? Это российский след, или чеченский след?

Амина: Мы не разделяем – чеченский или русский, так как “кадыровцы” – это не чеченцы, и ничего они не сделают без российских кураторов.

Адам: Действительно, мы считаем причастными к этому “кадыровцев”, а они полностью подконтрольны ФСБ России, разделять их не надо.

Возможно, это не личная месть Мосийчуку. Как мы знаем, существует видео с угрозами Кадырова. Может, это шаг для дестабилизации ситуации в Украине. Такой образ исполнения – а именно теракт – это все указывает на восток.

– Можно ли этот взрыв поставить в один ряд с нападением на вас?

Амина: Принципиальное отличие в том, что мы простые люди, а в этом случае было совершено нападение на представителя законодательной власти. И это вызов всей Украине, как бы кто не относился к этому депутату.

Когда на народного депутата выполняется такое покушение, причем опасным способом, с посторонними жертвами, это вызов для страны, для всего народа.

Адам: Это действительно большой вызов, когда на политиков нападают. Сегодня это Мосийчук, завтра может быть другой. Мы знаем, что Кадыров и Порошенко угрожал. К этому нельзя относиться легкомысленно. В зарубежной практике есть спецслужбы вроде Моссада, которые находят и наказывают таких преступников. Украине нужно поступать так же.

– Насколько безопасно сейчас простым людям?

Амина: Мы видим на практике, что российские спецслужбы не гнушаются ничем, особенно операциями с применением общественно опасных средств. Это же не просто расстрел из, допустим, короткоствольного оружия, это взрыв.

В такой ситуации трудно чувствовать себя безопасно.

И эта война, которую назвали гибридной, она может быть в любом городе Украины, а не где-нибудь далеко на востоке.