Владимир Рубан о спасении пленных: «Мы еще не успевали выехать из Донецка, а Порошенко выставлял их у себя на Фейсбук»

Глава «Офицерского корпуса» рассказал почему его суд выпустил на свободу и почему он туда попал.

Владимир Рубан был арестован год назад. Его обвинили в подготовке вооруженного переворота, в СБУ посчитали, что он с Савченко собирался взорвать Верховную Раду и убить высших руководителей государства. В качестве доказательства приложили видео разговора Савченко, Рубана и украинских спецназовцев, которые, как выяснилось, работали на СБУ.

Владимир Рубан рассказал «Стране» о том, кто пытался вмешаться в суд, будет ли он сотрудничать с Надеждой Савченко дальше и попытается ли стать нардепом. Передает news24ua.

Рубан заявил, что решение суда — это была «ожидаемая неожиданность. Адвокаты говорили, что это теоретически возможно. Мы думали, что это произойдет только после выборов. Была надежда, было сочувствие супруги, которая была на суде, и которой, видимо, надоело носить передачи. И когда все это произошло, больше не верилось, чем верилось.»

«Это был суд-суд. До этого были заседания по продлению меры пресечения.

Потом суды, определявшие подсудность.

А тут состоялся суд, который должен был разбирать наше дело по сути. И пока нас носило по разным судам, подошел срок истечения меры пресечения. Была попытка закончить суд в субботу.

Кто-то пытался вмешаться.»

Рубан пояснил: «Когда я освобождал пленных, приходил в СБУ и говорил, кто мне нужен. Они согласовывали эти списки с АП, как правило, лично с Порошенко. Кроме неудачной кадровой политики, у него есть еще одно плохое свойство — он не делегирует полномочия. Он пытается разобраться даже в том, как уборщица метет веником.»

«Технолог президента, Олег Медведев, выдвинул теорию, что дело военнопленных положительно влияет на его рейтинг. И если он будет рассказывать, сколько людей убито на фронте, с ним будут связывать смерть.

Если же он будет рассказывать, сколько освободил солдат, с ним будут ассоциировать свободу.

По пути домой я отправлял сообщение с фамилиями освобожденных.

И мы еще не успевали выехать из Донецка, а Порошенко выставлял их у себя на Фейсбук.

А когда мы доставали сепаратистов, то АП связывалась с генеральной прокуратурой, прокуратура связывалась с председателем суда, который быстро менял меру пресечения.» — Рассазал Рубан.

«Их дела находились находились на разных стадиях — у кого на досудебном. У кого дело было в суде.

Но решающее слово всегда оставалось за генпрокурором, который давил на суд.

И я доставал этих людей или из СБУ, или из зала суда. Около двухсот человек.

Незаконные операции. Но тогда иначе было нельзя.

Вы спросили кто и как влиял на суд?

Поскольку у нас взрослые адвокаты и всегда существует утечка информации, мы знаем, что это был помощник генпрокурора.»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: