Спросите у Сталина: истоки украинофобии Путина

Международные СМИ в субботу пишут о российском “века украинофобии” и анализируют будущее России после Путина.

В обзоре мировой прессы в субботу, 21 октября:

Почему российский президент Владимир Путин “стремится контролировать” Украину?

Ответ на этот вопрос дает в своей статье обозреватель Washington Post Энн Эплбаум, которая считает, что надо “спросить Сталина”.

Автор вспоминает весну 2014 года, когда был аннексирован Крым, и отмечает, что в отличие от Запада, для которого эта новость стала громом среди ясного неба, для Москвы такой сценарий развития событий был вполне естественным.

Причина – более чем в веке “украинофобии”, объясняет обозреватель издания.

“В русском национальном сознании глубоко укоренилось осознание жажды украинцев к самостоятельности, непредсказуемости их действий, а также страх того, что их требования могут распространиться и на Россию”, – пишет госпожа Эплбаум.

По мнению автора, причина скрывается и в исторической памяти россиян.

Протесты в Украине просто напомнили о “анархию”, в которую страна не раз погружалась во времена Советского Союза, дестабилизируя ситуацию в Москве.

“Возможно, лучшим объяснением паранойи и жадности Путина в отношении Киева является то, что Россия прекрасно помнит те моменты”, – предполагает она.

Речь идет об украинской революции 1917-1920 годов, провозглашении Украинской Народной Республики, голодоморе тридцатых годов прошлого века и репрессиях Сталина против украинских интеллектуалов.

Госпожа Эплбаум предлагает читателям искать ответ на свой вопрос именно в действиях генсека ЦК РКП / ВКП СССР, но добавляет, что параллели не точны. В конце концов, “путинская Россия – не Советский Союз времен Сталина”.

Но несмотря на это, Кремль до сих пор воспринимает украинское национальное движение как “внутреннюю и экзистенциальную угрозу”, добавляет автор.

“Но кроме трагедии, история показывает нам и надежду. В конце концов, голодомор не имел успеха: Украину не удалось уничтожить.

Демонизация украинской элиты тоже потерпела поражение: украинский язык не исчез. Желание быть независимыми сохранилось”, – заключает обозреватель Washington Post.

А вот во что может превратиться современная Россия без Путина, предлагает читателям представить обозреватель Guardian Мэри Дежевски.

Автор комментирует заявление журналистки и общественной активистки Ксении Собчак о готовности баллотироваться на пост президента России на выборах в 2018 году.

Оно не вызвало “общего интереса” ни среди оппозиционеров, ни среди обозревателей.

Критики предупреждают, что этот шаг может быть направлен на то, чтобы “разделить и ослабить более серьезных оппонентов” Путина.

В высших эшелонах власти, как в России и за ее пределами, предполагают, что нынешний российский президент примет участие в гонках и останется на посту до 2024 года, отмечает госпожа Дежевски.

Однако, он до сих пор не заявил о своих намерениях. А что, если он этого не сделает?

От такой новости “зациклит” и Россию и мировых лидеров, считает обозреватель.

“Возможно, Путин, мягко говоря, не пользуется большой популярностью на Западе, но его хорошо знают, если так можно выразиться.

Те, кто осуждают его, называя автократом, агрессором или еще хуже словам, могут неожиданно почувствовать, что без господина Путина Россия может стать менее предсказуемой и более опасной, чем с Путиным во главе”, – пишет госпожа Дежевски.

Но альтернатив в случае, если бы “президентская гонка в следующем году неожиданно стала непредсказуемой”, не так уж много, ведь российская политическая арена не претерпела существенных изменений за последние 25 лет, отмечает автор.

“Без Путина изменился бы весь предвыборный ландшафт. Оппозиции пришлось бы иначе позиционировать себя – в качестве оппозиции к чему, к кому?” – добавляет обозреватель.

Наконец, госпожа Дежевски называет такой сценарий развития событий маловероятным.

Однако, рано или поздно придет время, когда его имя исчезнет из избирательных бюллетеней, добавляет она.

“И это событие, к которому должны готовиться не только русские, но и весь мир”, – заключает обозреватель Guardian.