Конституционные мучения Украины: как Основной закон стал объектом торгов

В стране доминирует одна идеология, одна геополитическая концепция и один политический клан. Даже без Крыма и части Донбасса, Украина вряд ли долго сможет выдержать такой перекос. Собственно, нарастающее недовольство охватило уже и сторонников второго Майдана

У Украины с самых первых дней ее существования не заладилось с конституционным строительством. Показательно, что Основной закон страны был принят только в 1996 году уже при втором президенте. Да и парламент, принявший Конституцию, из-за бестолковой системы формирования, так никогда и не работал в полном составе.

Сама же сверхцентрализованная президентская конституция образца 1996 года стала следствием борьбы новой политической элиты и зарождавшегося олигархата против региональных элит и «красных директоров». Хотя изначально именно «красные директора» и поддержали Леонида Кучму на президентских выборах 1996 года, однако их собственный выдвиженец и демонтировал окончательно советско-заводскую элиту в Украине.

В результате, уже к началу 2000-х в Украине произошло основное клановое перераспределение заводов/пароходов, а «красные директора», за исключением самых ушлых, вроде покойного Владимира Бойко или Вячеслава Богуслаева, перестали существовать как класс, имеющий политическое влияние. На место «красных директоров» пришли крупные бизнесмены, получившие наименование «олигархи» – Ахметов, Коломойский, Гайдук, Пинчук, Тарута и другие, а функция президента стала арбитражно-силовой. Президент стал «папой» в спорах олигархов, ну и между делом реализовывал свое тщеславие на политической ниве.

И, кстати, если брать фигуру именно Леонида Кучмы, то именно у него получалось выполнять задачу арбитра, стоящего «над схваткой» олигархов и политических кланов.

Новая Конституция Медведчука

Впрочем, каким бы объективным арбитром Кучма ни был, но чрезмерная концентрация власти в одних руках в реалиях исторически обусловленного цивилизационного раскола Украины – это источник целого ряда проблем острого социально-политического характера. Конституция 1996 года была неплохой с точки зрения реализации задачи по легализации олигархического капитала, но она совершенно не отвечала ни интересам гражданского общества, ни региональным общинам.

В 2004 году в Украине обозначился первый жесткий политический кризис, четко поделивший всю страну на запад и восток. И если раньше «битва олигархов» для рядового украинца на бытовом уровне была совершенно второстепенным по значимости явлением, то именно президентские выборы 2004 года впервые вывели на авансцену вопросы националистического характера – языка, геополитического курса, религии, региональной принадлежности и пр.

Усугубляло ситуацию то, что победитель президентских выборов, представлявшего только одну часть страны, по факту получал царские полномочия, а проигравший ничего, он не мог даже защитить своих сторонников из числа крупного бизнеса. Поэтому победа «прозападного» Виктора Ющенко, которого крайне критично воспринимали Юг и Восток угрожала привести не только к гражданской войне, но и к реальному распаду страны. Самым известным звонком стал Северодонецкий съезд депутатов всех уровней, который провозгласил создание Юго-восточной автономной республики. Правда, в 2004 году в Украине не нашлись буйные персонажи, готовые взяться за оружие. Но они нашлись спустя 10 лет, в 2014-м.

Парадоксально, но фактический развал страны в 2004 году тогда предотвратила конституционная реформа, предложенная Виктором Медведчуком, который возглавлял Администрацию президента. Суть конституционной реформы заключалась в том, что Украина становилась из президентско-парламентской республики – республикой парламентско-президентской, где Верховная Рада и Кабинет министров становились практически уравнивались с полномочиями Президента Украины.

Но главное достижение заключается в том, что центром легализации любых властных решений становился парламент, который благодаря конституционной реформе впервые в истории Украины стала самостоятельной институцией, независимой от президентской администрации.

Нельзя сказать, что конституционная реформа в итоге получилась идеальной. Но идеальной она и не могла быть, потому что документ принимался в режиме жесткого торга и болезненных уступок, когда за окнами АП, Кабмина и ВР бушевали уличные протесты сторонников Майдана. Если говорить о торгах, то, в частности, новому президенту Виктору Ющенко удалось выторговать для себя право назначать глав областных государственных администраций (ОГА), что в принципе нарушило стройность предложенной Медведчуком конституционной реформы. В результате, если премьер-министром становится оппозиционная президенту фигура, губернаторы, назначаемые с Банковой, могут просто саботировать все решения Кабинета министров.

Дальнейшее развитие Украины показало, что новая редакция Конституции внедрила систему «сдержек и противовесов» на уровне центральной власти, но такой Основной закон по-прежнему не отвечает интересам региональных элит и местных общин.

И, тем не менее, конституционная реформа 2004 года позволила избежать гражданского противостояния и сохранить целостность Украины. 

Новые вызовы

А вот первым, кто в совершенно идиотской манере вытер ноги об Основной закон стал Виктор Янукович, который после своего избрания президентом добился отмены конституционной реформы 2004 года через Конституционный суд. Собственно, такое поведение правящего клана и открыло «ящик Пандоры». Если в 2004 году олигархи объединились против Ющенко, то в 2013-м уже против Януковича, который кончил свой срок досрочно и очень плохо.

Впрочем, распада страны все равно избежать не удалось, равно как и новой концентрации власти вокруг команды нового президента. В стране доминирует одна идеология, одна геополитическая концепция и один политический клан. Даже без Крыма и части Донбасса, Украина вряд ли долго сможет выдержать такой перекос. Собственно, нарастающее недовольство охватило уже и сторонников второго Майдана.

И, опять же, вопрос заключается не в личности президента – Кучмы, Ющенко, Януковича или Порошенко, а в системе власти, которая в Украине по-прежнему остается неэффективной и крайне раздражительной. И что характерно, в новых – более сложных условиях – в украинской политике снова всплыло имя Медведчука, который последние годы максимально демонизируется. Правда, уже в контексте Минских соглашений, которые среди прочего, предполагают новые конституционные изменения. В частности, широкую децентрализацию с передачей существенных полномочий (включая формирование бюджета) от Киева к местной власти.

Показательно, что практически все политические силы, которых периодически заносит в оппозицию к Банковой, сами поднимают тему о необходимости децентрализации власти в стране. Только в последние два года об этом заявляли Тимошенко, Садовой, «приватовские» Корбан и Филатов, Бойко, Вилкул и пр.

На данном этапе Минские соглашения, а с ними и новая конституционная реформа властями полностью игнорируются. Однако, чем ближе будет подходить 2019 год, тем больше начнет паниковать окружение Петра Порошенко. Как и Янукович, они могут очень скоро потерять все, только в ситуации, когда окружающая среда является куда более агрессивной. Поэтому вполне вероятно, что власть все же начнет процесс реальной децентрализации. По крайней мере, какого-то другого эволюционного пути разрядить ситуацию в Украине и вернуть взаимоотношения элит и людей в правовое поле, не просматривается.

Проблема только в том, что каждая новая политическая группа, получившая доступ к власти, считает себя умнее других, поэтому стремится переписать Конституцию под себя. В результате, в Украине отсутствует как традиция бесконфликтной передачи власти, так и стабильное политическое развитие.