Россия продолжает ползучую милитаризацию Беларуси – страны, которая становится вероятным плацдармом если не для нападения, то для гибридных провокаций против Украины. Миграционный кризис на границе Литвы, Польши и нашего государства, организованная Лукашенко и коллективным Кремлем, до сих пор является угрозой. Об этом в интервью LB.ua сообщила заместитель министра внутренних дел Мэри Акопян, которая в структуре МВД отвечает за вопросы евроинтеграции и сотрудничество с международными партнерами, пишет LB.ua.

Спецоперация МВД и Пограничной службы «Полесье», как отметила чиновница, помогла украинской стороне отработать все возможные сценарии прорыва с Белорусского направления. Впрочем ключевым вызовом остается должное оснащение украинской границы, особенно когда речь идет о российскую и белорусскую участка.

Какова ситуация на Белорусском направлении? Сколько денег нужно для модернизации украинской границы? Какие страны нам готовы помогать в его обустройстве и в модернизации нашей Пограничной службы, сил МВД – не только на суше, но и в воздухе и на воде? И имеет ли Украина способности противодействовать миграционным угрозам? Обо всем этом в интервью LB.ua с Мэри Акопян.

«В бюджете 2022 года мы заложили 900 млн гривен на обустройство границы»

Поговорим о защищенности украинской границы, лишь 100 км которой оснащены современными средствами защиты и наблюдения. Ни белорусский участок, ни значительная часть российской не оборудованы надлежащими средствами. Сколько денег и времени нам нужно для того, чтобы полностью создать современную защиту по периметру Украины?

В программе, которую обнародовал министр после назначения, большое внимание уделено как раз вопросу создание безопасной интеллектуальной границы. Эту идею лично поддерживает президент Зеленский. Мы наметили себе, что именно 2022-2023 годы с точки зрения деятельности МВД и Пограничной службы будут нацелены на усиление границы.

Эту программу мы начали еще до того, как возникла миграционная угроза на белорусском участке – еще до событий вблизи границ Литвы и Польши. После этих ситуаций мы переформатировали свою работу, оперативнее стали реагировать на вызовы.

До сих пор ли существует миграционная угроза со стороны Беларуси?

Миграционная угроза на белорусском направлении существует. Мы просчитали все возможные риски, применили все резервные силы Национальной полиции, Пограничной службы, Нацгвардии, которые у нас есть, чтобы отработать механизмы реагирования и предотвращения, особенно в тех регионах, которые потенциально могут стать эпицентром кризиса. Также задействовали авиацию, патрульные катера на тех участках границы, где протекают реки.

Сейчас ситуация контролируемая.

Модернизация украинско-российской и украинско-белорусской границы запланирована именно на 2022 год?

Это зависит от того, на сколько у нас хватит денег. В бюджете 2022 года мы заложили 900 млн гривен на обустройство границы. На оснащение же всему периметру нам нужно около 17 млрд грн. Но, конечно, мы не хотим и не можем рассчитывать исключительно на бюджетные средства, поэтому сейчас мы тесно сотрудничаем в этом направлении с нашими международными партнерами.

Мы уже договорились с США о том, что они выделят нам $20 млн на насущные нужды(обустройство участков разбито на несколько этапов. – LB.ua). Мы ведем также переговоры с британской стороной по усилению границы. У нас уже есть договоренность с ЕС о целевом выделении средств в рамках нынешнего кризиса. У нас есть международно-технический проект с Евросоюзом – "Интегрированное управление границами". Сейчас идет первая фаза этой инициативы, однако есть стратегическая договоренность о введении второй фазы: речь идет еще о дополнительных где-то 50 млн евро.

Популярные новости сейчас

Цифры упали, МОЗ показал статистику за сутки

Новый год начнется с тепла и дождей: синоптик Наталка Диденко рассказала украинцам, какой будет погода 1 января

Умопомрачительный рестайлинг "Запорожца": умелец сделал из старого ЗАЗ-965 настоящее произведение искусства

Показать еще

Министры внутренних дел Украины, Польши и Литвы активно сотрудничают в формате Люблинского треугольника. Киев помогал Вильнюсу с оснащением границы в экстренной ситуации, а готовы ли эти два наших ближайших партнеры помочь Украине с защитой нашего периметру?

Действительно, мы совместно с Министерством иностранных дел Украины поддерживаем тесный диалог в рамках Люблинского треугольника и планируем уже в начале этого года организовать встречу министров внутренних дел и руководителей внешнеполитических ведомств трех стран, чтобы выработать совместные стратегические цели и углубить наше дальнейшее сотрудничество.

С какими еще странами мы находимся в тесном контакте по усилению украинской границы?

К примеру, с Эстонией – здесь речь идет о развитии стратегических коммуникаций, мы говорим не только о физическом реагирования, но и о способности государства информировать должным образом как собственно населения, так и международных партнеров о кризисных ситуации, что происходят. С января вместе с эстонской стороной начинается подготовка специалистов МВД по этому направлению.

В рамках работы по усилению нашей границы у нас есть диалог с Турцией, Румынией, Словакией, мы планируем коммуникацию с нашими финскими коллегами. Этот кризис сплотил всех наших партнеров.

Все же, у вас есть объяснение, почему за восемь лет войны никто не обращал внимание на белорусский участок границы и почему так медленно обустраивался русский?

Не стоит забывать, какая тогда была ситуация с государственным бюджетом – просто денег не было: мы не могли тогда создать современный интеллектуальный границу. Все средства шли на обеспечение подразделений Вооруженных сил, силовых ведомств, была крайне напряженная социальная ситуация.

Надеюсь, что то окно возможностей, которое у нас есть, следующий год-два, даст нам возможность все же продемонстрировать результат на этом направлении.

»Сейчас скопления мигрантов на белорусском участке мы не видим"

Есть ли в планах МВД международные учения в Украине на уровне полиций, Нацгвардии и пограничников по противодействию миграционным угрозам?

Эту тему мы как раз и будем обсуждать в формате Люблинского треугольника с главами МВД Польши и Литвы. С эстонцами, как я уже отметила, в январе мы подпишем меморандум о проведении учений в контексте реагирования на кризисные ситуации. К этим тренировкам будут привлечены правоохранительные институты, локальные общины, представители СМИ и неправительственных организаций Украины, а также наши партнеры из ЕС.

Операция «Полесье», которая началась месяц назад, помогла нашим ведомствам улучшить взаимодействие. Мы отработали все возможные сценарии. Украинская сторона пригласила наших международных партнеров присоединиться к ней, отправив специалистов, которые могут оказать профильную экспертизу по методам реагирования. Пока согласились эстонцы, от других наших партнеров мы ждем ответа.

В каком состоянии сейчас находятся отношения по линии Пограничной и миграционной служб Украины и Беларуси, есть какая-то межведомственная коммуникация?

Мы строим отношения с белорусскими коллегами в рамках действующих международных соглашений между нашими странами.

Есть ли вообще скопление мигрантов на украинско-белорусской границе?

Сейчас скопления мигрантов мы не видим. Есть какие – то единичные случаи, когда нелегалы пытаются пересечь границу-впрочем, это не является чем-то экстраординарным: подобное случалось всегда.

Задействованы для охраны белорусской границы россияне?

Такой информации мы не имеем.

Если говорить об угрозе с российского направления, какая у нас ситуация конкретно на общей с РФ границе, на самом участке?

Скопления видят все не только наша военная и пограничная разведка, но и международные партнеры, которые сотрудничают с нашими службами. Каких-то других действий, кроме скопления на расстоянии российских войск, пребывания их там на постоянной основе, нет. Мы тщательно наблюдаем за происходящим. Провокаций конкретно на самой границе со стороны РФ мы не видим.

«Чтобы пограничники могли противодействовать морской агрессии России, им нужны большие корабли. МВД ведет переговоры с партнерами»

Поговорим о помощи наших международных партнеров. Морская охрана (пограничники) получит 20 патрульных катеров по совместным проектом Украины и Франции. Первое судно должно поступить к нам в начале 2022 года от французской компании OCEA. Где конкретно они будут использоваться, вблизи каких стратегических портов?

Они будут задействованы по всему участку Черного и Азовского морей. Это стандартное обеспечение любой страны, которая имеет выход в море. Эти корабли – первое звено, которое занимается именно патрулированием; с их помощью можно реагировать на контрабандистов, браконьеров или на несанкционированное вхождение в морскую зону Украины. Таких случаев-куча, однако техники, которая имела бы возможность быстро реагировать и нести патрулирование несколько суток на море, в Украине до сих пор не было. Очень хорошо, что у нас появится такая способность уже в 2022 году.

Когда нам ждать лодки, которые изготовит французская компания, а когда те, что сконструирует украинская сторона?

Пять, которые мы будем производить в Украине, пограничная служба получит в конце проекта, в 2024 году, потому что есть процесс передачи технологии. Параллельно во Франции уже конструируются корабли, которые в первую очередь должны быть доставлены. Недавно глава МВД Денис Монастырский совершал визит на судоверфь компании OCEA во Франции, где изготавливаются лодки. Французы уже строят пять кораблей: каждый из них – на разном этапе работы. Проект рассчитан до 2024 года: с момента поступления первого судна где-то два месяца мы будем получать новый корабль.

Очевидно, что эти патрульные лодки нас вряд ли защитят от масштабной агрессии России на море. На воде мы еще нуждаемся, и может нам здесь помочь Франция?

Конечно, чтобы пограничники имели возможность противодействовать морской агрессии России, нам нужны большие корабли, которые будут оснащены соответствующим оружием, которое способно давать отпор. Мы все просчитываем: хотелось бы, чтобы после того, как мы оснастим соответствующим образом первую береговую линию охраны, началась работа над получением и крупных судов.

Такие корабли есть и у французских, нидерландских производителей, и у итальянцев. Мы предварительно проводили с ними переговоры, приценивались, смотрели, какие технологии они используют, сколько их корабли стоят. Пока что МВД проводит предварительную экспертизу.

Если уж заговорили о Франции, то до конца текущего года службы МВД должны получить от компании Airbus Helicopters 22 вертолета. Всего контрактом предусмотрено предоставление 55 вертолетов. На каких направлениях будут использоваться эти машины, каково их назначение?

Если мы говорим о пограничных машинах модели Н-125, то они поступают именно в Пограничную службу для охраны нашей границы, патрулирования. Они также должны помочь в случае необходимости быстро передислоцировать спецназовцев или специальные подразделения других служб.

Вертолеты, которые переданы Службе по чрезвычайным ситуациям, используются, в том числе, и для оказания скорой медицинской помощи или трансплантологии.

В Национальную полицию поступают вертолеты Н-145 (D3), которые помогают проводить специальные мероприятия по десантированию спецподразделений, машины также помогают с патрулированием городов.

Учитывая имеющиеся угрозы со стороны России, Украине хватит этих 55 вертолетов или же нужно заказать во Франции дополнительные машины?

Если мы говорим о функционале МВД, то точно хватит. А вот если о развитии медицинской воздушной эвакуации, то нет, потому что обустроенных машин недостаточно для того, чтобы Минздрав пользовался этим с утра до ночи, массово транспортируя пациентов. Таких возможностей нет: машины задействованы на постоянной основе. В перспективе нам потребуются вертолеты.

Именно поэтому МВД изучает возможности и предложения «Мотор-Сичи» по производству в Украине вертолетов Ми-2 МСБ-1 и их использование вместе с французскими Airbus Н-145 Нацполіції для дальнейшего развития Системы аеромедичної эвакуации.

Украина и Франция согласовали создание и закупку 370 пожарных подъемников. Когда они должны уже поступить? Какие еще подобные потребности в оборудовании имеет ГСЧС? Кто из стран нам здесь может помочь?

Пока что мы подписали лишь межправительственное соглашение, в котором прописаны намерения развить такой проект, готовность французской стороны профинансировать его. Сейчас ведется работа над контрактом украинскими и французскими экспертами. Поэтому говорить о конкретной стоимости этого проекта мы не можем, равно как и о количестве пожарных лестниц и подъемников. Самая сложная история здесь-локализация, ведь нужно договориться с французскими и украинскими производителями о сотрудничестве.

Все эти инициативы, о которых вы говорите, были достигнуты в основном на платформе смешанной украино-французской межправительственной комиссии. На этой площадке, если мне не изменяет память, был также затронут вопрос обмена национального удостоверения водителя. Есть ли здесь какой-то прогресс?

Действительно, мы сейчас ведем переговоры с 15 странами относительно подписания соглашения об обмене национального водительского удостоверения без экзаменов, без дополнительного расходования денег и времени на изготовления документов украинскими гражданами, которые временно по той или иной причине проживают или работают за рубежом. Франция входит в тот перечень государств, с которыми мы сейчас ведем переговоры по этому поводу.

Имеем уже успешный кейс с Италией. Наши граждане, которые там работают, могут обратиться в сервисный центр или агентство, которое выдает водительское удостоверение, предоставить национальное водительское удостоверение и получить такое же итальянское. За первые шесть месяцев действия такого соглашения с Италией было сэкономлено украинскими гражданами пол миллиона евро. Дальше мы просто прекратили считать.

Так как французы среагировали, согласились на предложение?

Сейчас в приоритете у нас стоят Франция и Великобритания. Французы недавно согласились, и после Нового года в Украину должна приехать миссия, которая проведет переговоры с нашими специалистами по техническому заданию, изготовлению самих удостоверений, прохождению экспертиз. Думаю, мы сможем продвинуться в этом вопросе.

Вообще, наши совместные проекты с французскими компаниями очень сильно повлияли на политический диалог между двумя государствами – он перешел на другой уровень доверия и взаимопонимания. Экономические отношения на удивление сильно способствуют политическим связям. Когда наша делегация в последний раз была во Франции, министр экономики и финансов Республики Бруно ле Мэр сразу сообщил, что он был очень доволен своим последним визитом и готов снова прилететь в Украину. Это показатель того, что правительство Франции очень серьезно относится к нашей стране, что оно видит у нас надежных партнеров, что у Франции есть интерес к Украине. Налаживание такой мощной кооперации, кстати, стало возможным благодаря работе послов наших двух государств.

"Из США у нас активных 20 проектов технической помощи на общую сумму более $300 млн»

С какими еще государствами, кроме Франции, Украина сейчас ведет переговоры о подписании контрактов о закупке того или иного оборудования или оборудования для защиты морской, воздушной или наземной границы?

Динамично развивается сотрудничество с Британией. Недавно между нашими двумя правительствами состоялись первые стратегические переговоры. Мы ведем, к примеру, переговоры с коллегами из Лондона о направлениях взаимодействия в кибербезопасности. В прошлом году украинской киберполицией была проведена успешная операция против группировки хакеров, которое распространяло вирус EMOTET. Наши действия смогли сэкономить британской банковской системе немалую сумму средств. К этой операции мы привлекали британских специалистов. Британцы видят наш высокий профессиональный уровень и готовы нам помогать.

Конечно, мы говорим с британцами о границе, они готовы нам помогать (пока что детали озвучивать не могу). Ведутся переговоры по кооперации по противодействию наркопреступности. В 2022 году мы договорились подписать с Британией межправительственное соглашение по борьбе с преступностью.

Для нас, конечно, очень важна история с визовой либерализацией. В сентябре 2021 года к нам приезжала британская экспертная группа, которая проанализировала ситуацию. В начале 2022 года мы будем готовы продолжить с ними диалог.

В чем конкретно нуждается украинская киберполиция, какого оборудования? Могут ли нам здесь помочь международные партнеры?

Мы ведем переговоры по технической помощи киберполиции со всеми нашими ключевыми международными партнерами. Последние два года нам очень помогает на этом направлении Великобритания – здесь речь идет о новых серверах, программном обеспечении, оборудовании. Впрочем, следует понимать, что кибернетическая преступность-это динамичная история, группировки хакеров постоянно меняют свой инструментарий, развивают его. Поэтому то оборудование и программное обеспечение, которое у нас есть, должно обновляться хотя бы каждые пол года. Поэтому мы постоянно нуждаемся в дополнительном оборудовании, деньгах, обучении для сотрудников киберполиции.

Соединенные Штаты поддерживают реформу МВД, совершенствование работы его ведомств в течение последних семи лет. Есть ли какие-то новые инициативы у министерства, где нужна финансовая помощь США?

Из США у нас сейчас активных 20 проектов технической помощи на общую сумму более $300 млн. Мы намерены масштабировать проект «Полицейский офицер общины», который финансируется за средства Соединенных Штатов.

Это такой модернизированный вариант участкового, функции которого расширены, который имеет более профессиональную подготовку и техническое обеспечение, включая автомобиль, помещение, планшеты, доступ к реестрам и базам данных.

Как американская сторона к этому приобщена, что она конкретно предоставляет?

Местные власти, к примеру, предоставляет нам помещение, где может находиться полицейский, а вместе с американцами мы финансируем техническое обеспечение офицера, покупаем машину, тренируем его. Далее мы ведем переговоры с местными властями, чтобы совместно покрывать расходы на содержание полицейского.

Какие еще есть интересные начинания с США?

У нас сейчас активный проект «Миграционная полиция» тесно взаимодействует с Миграционной службой в контексте беженцев, искателей убежища, нелегальных мигрантов. Американская сторона финансирует эту инициативу, проводит соответствующие тренинги для сотрудников этого подразделения, предоставляет надлежащее техническое обеспечение.

Продолжается инициатива "Академия патрульной полиции". Нам здесь тоже помогают Соединенные Штаты. Мы хотим эту историю институционализировать, создать условия, чтобы в разных регионах страны проводить подготовку патрульных, улучшать их уровень и обеспечение.

Существует проект «Новое лицо границы», где нам также помогают США, тренируя наших будущих инструкторов, которые в дальнейшем смогут заниматься с новичками.

Вы сказали, что нам ЕС помогает в развитии границы, есть программа интегрированного управления. На каких направлениях МВД еще сотрудничает с Евросоюзом?

У нас сейчас интенсивное сотрудничество по линии Европола – МВД направило туда своих представителей на постоянной основе, которые будут работать в штаб-квартире Европола. В октябре мы ратифицировали меморандум о конфиденциальности и обеспечении информации. В рамках выполнения Соглашения об ассоциации с ЕС правительство утвердило стратегию борьбы с организованной преступностью. Сейчас мы прописываем с европейскими коллегами план действий ее имплементации.

Действует проект "Право" из ЕС-недавно в рамках этой инициативы мы получили десять криминалистических лабораторий, которые поехали в регионы. Это компактные микроавтобусы, оборудованные всем необходимым, чтобы оперативно выезжать на место происшествия и документировать и собирать качественно доказательства.

«Миграционной службе нужно расширить возможности размещения беженцев. Законсервированные колонии – одна из опций»

Мы много говорили о кризисе мигрантов с территории Беларуси, о российской угрозе, однако недавно в мире появилась новая точка, которая массово поставляет нелегалов – это Афганистан. Какова сейчас ситуация с афганскими беженцами, которые переезжали в Украину после выхода сил НАТО из этой страны? Были ли какие-то эксцессы?

Эксцессов не было, несмотря на политическое напряжение. Большинство этих людей уехали в другие государства: многие из них представляли различные зарубежные организации. То небольшое количество, которое осталось в Украине, находится на контроле миграционной службы.

Курсировали слухи, что МВД просило у правительства выделить 500 млн гривен на нужды афганских беженцев и перепрофилировать колонии Ирпеня и Бучи. Соответствует ли эта информация действительности?

Я не знаю о 500 млн гривен. Однако Миграционной службе нужно расширить свои возможности с точки зрения размещения беженцев – новых локаций. Мы их пытаемся найти, чтобы в кризисных ситуациях иметь дополнительные места, где можно будет принимать и размещать искателей убежища. Сейчас этих мест не хватает. Мы прорабатывали разные варианты, и колонии, которые сейчас не используются или являются законсервированными, были одной из вероятных опций на перспективу.

Министр внутренних дел Денис Монастырский создал при ведомстве Офис защиты бизнеса. А как будем защищать инвесторов? Немало послов и лидеров иностранных государств жалуются на рэкет и откровенный бандитизм в отношении зарубежных бизнесменов в Украине. Есть план?

Действительно, министр создал при МВД совещательный орган, который должен защищать бизнес. Сейчас мы активизировали сотрудничество с новым бизнес-омбудсменом, которым стал бывший посол Канады в Украине Роман Ващук. Его назначение добавляет нам оптимизма, ведь этот человек очень профессиональный и хорошо знает ситуацию в Украине. Мы надеемся, что с его помощью выработаем правильную стратегию на этом направлении.

Сейчас мы хотим институционализировать это направление, сделать так, чтобы была системная работа, чтобы возник конкретный алгоритм действий, реагирования в кризисных ситуациях, когда речь идет о рейдерстве, поставках контрафактной продукции или контрабанде. Кстати, первым таким шагом стала операция «Акциз», где мы как раз и выявляем контрабандную продукцию. Это дает немалые наполнения в бюджет страны.

Наконец хотел бы спросить, сколько всего украинцев с поддельными сертификатами задержала Миграционная служба? И сколько таких фейковых свидетельств на руках?

Случаи задержания лиц с поддельными сертификатами о вакцинации случаются ежедневно. Всего же за период карантина Национальной полицией начато более 2270 уголовных производств по их использованию или изготовлению.

Сколько поддельных сертификатов есть на руках у украинцев – сейчас очень сложно сказать. Надеюсь, что граждане, которые их приобрели, уже поняли неуместность попыток их использования и сделали выбор в пользу прививки.