Недавно в сети был опубликован рассказ молодой девушки-волонтерки, которая рассказала о бесстрашном поступке матери Галины Куприй.

Оля, я слышу, как там в застенках кричат люди. Страшно, – говорит Галина Куприй, мама «моего первого пленника» Виталия Ковальчука.

Это был 2014 год: мне только что исполнилось 23, АТО в Украине идет уже три недели. Галина говорит со мной по телефону, стоя под зданием СБУ в тогда еще оккупированном Славянске.

Она не знает, что сына скоро освободят, а я еще не называю Виталика «первым пленником», потому что не подозреваю, что пять лет спустя посчитаю: с 2014- го по 2019-й писала о десятках военнопленных – живых, погибших, освобожденных и тех, кто, к сожалению, до сих пор в плену.

Весной 2014-го Галина Куприй поехала в Славянск спасать старшего сына Виталия Ковальчука. Вы наверняка видели видео с ним: парень с огромным фингалом под глазом говорит на камеру одному из российских «телеканалов», что на Донбассе идет настоящая война.

Виталик попал в плен в апреле 2014 года, когда в составе группы пошел в разведку под Славянск. Тогда двоих его товарищей, 18-летнего Юрия Поправку и 25-летнего Юрия Дяковского, после адских пыток убили боевики.

С Галиной Куприй у меня сложились особенные взаимоотношения, хоть мы никогда не виделись в живую. Были, например, дни, когда она в отчаянии говорила, чтобы я «такая смелая» сама ехала в Славянск и помогала вытащить Виталика. А еще были дни, когда она, слыша на том конце провода мой уставший голос, спрашивала: «Оля, у вас там все в порядке? Точно? Отдохните, завтра поговорим».

Однажды мне сказали, что самая большая трагедия войны – это женщины, чьи сыновья, мужья и братья погибли на фронте. Когда вспоминаю эту фразу, среди других всегда думаю о Галине Куприй.

Последний раз мы говорили с ней в мае 2014 года. Мама, которая поехала в Славянск, чтобы договориться с боевиками (просто вдумайтесь в эти слова), которая пробивалась к «мэру»-самозванцу Пономареву и умудрялась передавать Виталику в подвал СБУ нехитрые передачи с записками.

Как то она сказала мне:

Страшно. Я сейчас в общежитии. Тут какие-то вооруженные люди.

Популярные новости сейчас

Главное за воскресенье, 17 ноября: эмоциональное обращение Зеленского, двойное гражданство Арахамии и затягивание возврата украинских судов

Главное за 12 ноября: встреча Зеленского и Путина, экстренный звонок Меркель, Джокер в Раде, пенсии и льготы урежут, погодный сюрприз в ноябре

Зеленский остался один: громкий уход Разумкова взбудоражил всех

Показать еще

Связь оборвалась. Я трезвонила на все доступные номера в Славянске: больницы и морги, «пресс-службу» Пономарева, даже самому боевику, в остатки тогда еще милиции, местным журналистам и просто местным. Ноль. Испарилась. «Не знаем, не слышали, видели, но теперь уже нет».

Прошло пять лет. Об отважной маме точно ничего неизвестно. По одной из неподтвержденных версий, террористы взяли ее в плен и увезли в оккупированный Луганск. Галина была тяжело больна и не могла длительное время находиться без медикаментов.

Виталик, его брат и папа до сих пор ищут маму. Маму, которая, зная свою судьбу в 2014-м наперед, уверена, еще раз поехала бы освобождать сына.

Ранее «Стена» писала о том, что Москва резко ответила НАТО касательно Крымского вопроса. 

Также было сообщение о том, что волонтер поделился своими мыслями касательно дальнейшей судьбы Донбасса. По его мнению боевые действия начнутся и на других территориях.