Они возращаются: узнайте, кто идет в новую полицию по старым связям

Бывшие милиционеры, на которых «клейма негде ставить», успешно проходят или вовсе избегают аттестации и как ни в чем не бывало служат в новой полиции.

Помогают им в этом десятки уловок и «телефонное право», из-за чего все чаще водители встречают бывших гаишников, которым платили взятки пару лет назад, а участковыми работают фигуранты дел о смертях в райотделах.

Дело затеряли в судах

К примеру, в Шевченковском райотделе служит участковый Сергей Приходько — фигурант резонансного дела о смерти в мае 2010 года 20-летнего студента Игоря Индило. Тогда нетрезвого Индило участковый Сергей Приходько доставил в райотдел из общежития, а утром милиционеры уже звонили родителям Игоря, чтобы те забрали сына из морга — тот якобы несколько раз ударился головой, упав с высоты.

В Департаменте внутренней безопасности (ДВБ) полиции «Вестям» сообщили, что суд не установил вину Сергея Приходько. «Он просто доставил Индило в райотдел. По данным следствия, он упал со скамьи и задохнулся рвотными массами. Это же подтвердил его товарищ Александр Хоменко, которого доставили в райотдел вместе с Индило. Приходько не был даже подозреваемым. Если бы какая-то его вина была, мы бы это так не оставили», — говорят в ДВБ.

А вот адвокат семьи погибшего уверен: грешить, кроме как на Сергея Приходько и дежурившего тогда Сергея Коваленко, не на кого.

«Последняя экспертиза показала, что те травмы головы, которые обнаружили у Индило, не могли быть получены в результате падения с лавочки, как предлагает следствие. Нейрохирурги объяснили, что Индило сильно ударили головой до помещения в камеру, произошел перелом черепа с разрывом сосудов, в черепе скопилась кровь, которая сместила мозг, были повреждены жизненно важные центры, от чего Игорь умер. Также эксперт сказал, что Игоря ударили в лицо. А милиционер Приходько и Саша Хоменко (друг Индило) — единственные два человека, которые были в комнате, где предположительно произошел удар по голове Индило», — рассказал «Вестям» адвокат семьи Индило Александр Заруцкий. Словам друга погибшего Александра Хоменко, который проходит свидетелем, защитник не верит.

«Первый раз дело достаточно тщательно и компетентно рассматривала судья Маргарита Васильева. Ее поразили несостыковки, особенно в показаниях Саши Хоменко, которые противоречили друг другу и законам физики. Она допустила, что на свидетеля Хоменко милиционеры давили, и отправила дело на дорасследование. Потом был ряд обжалований, апелляций, в результате вынесли приговор: Сергею Приходько назначили пять лет тюрьмы с отсрочкой на два года, но он попал под амнистию. Мы обжаловали приговор, добивались более тяжкого обвинения и привлечения к ответственности медиков. В результате приговор Сергею Приходько отменили, а дело потерялось в судах», — говорит Александр Заруцкий.

За семь лет, пока шли следствие и суды, тогда еще старший сержант Приходько прибавил звезд на погоны — теперь он майор. А еще успешно аттестовался и продолжает службу в полиции Шевченковского района Киева.

Аттестация разочаровала

По словам опрошенных «Вестями» общественников, такое происходит сплошь и рядом. Они то и дело встречают проштрафившихся милиционеров на службе в полиции. Причем эти бывшие используют похожие схемы, чтобы вернуться в обновленную полицию.

«Сейчас на Волыни я занимаюсь делом одного из бывших сотрудников угрозыска, который в свое время попался на взятках. Потом на несколько лет он ушел в ГАИ до ее расформирования. Человек знал, что аттестацию не пройдет, поэтому просто переждал год, пока спадет внимание, и в конце 2016 года устроился на должность участкового. Спустя три месяца он уже капитан патрульной службы. И за мелкие нарушения, вроде неработающего габарита, требует по 200 грн. Выяснилось, что его вытащил родственник, который работает в облуправлении полиции», — рассказывает «Вестям» активист Владимир Типило.

«А во Львовской области буквально неделю назад утром меня остановил бывший гаишник и сказал: «А ну дыхните мне». Оказывается, он из «групп быстрого реагирования» — принадлежат к облуправлению, но катаются по всей области. Они переждали шухер с переаттестацией, а сейчас хорошо себя чувствуют. Целыми подразделениями, вроде КОРДа, они на год-полтора переводились из больших городов в пригороды, где к аттестации было меньше внимания, а теперь возвращаются обратно», — продолжает Типило.

В Автомайдане, чьи представители в ходе аттестационного отбора в полицию входили в общественные комиссии, говорят, что их помощь в свое время оказалась не нужна, а потому большинство со временем сами ушли из этого процесса.

«Мы, к примеру, ушли, когда шла аттестация в Одессе, так как поняли, что нами просто прикрываются, меняют правила. Если изначально представителей общественности и МВД было 50 на 50 процентов, то в дальнейшем общественность стала в меньшинстве и уже не могла влиять на процесс. В Киеве аттестация была по изначальным правилам и более действенна, процент уволенных был больше», — объясняет «Вестям» активистка и спикер Автомайдана .

“Не ошибается, кто ничего не делает”

В МВД признают — в ходе аттестации могли произойти ошибки, но надеются, что со временем их станет меньше. Что касается дела Игоря Индило, то уверяют: внутренние проверки показали, что вопросов к полицейским нет.

«Если мы во время внутреннего расследования пришли к выводу, что он не виновен, то человек, как и в каждой цивилизованной стране, имеет возможность, защитившись во всех публичных инстанциях, продолжать работу. Я за законный путь, иначе мы очень быстро скатимся к ситуации 30-х годов, когда будем общественными или полицейскими тройками принимать решения, далекие от законных и справедливых.

Да, я знаю об истории с Игорем Индило, но были проведены проверки в отношении конкретного лица, и вопросов не осталось. Если говорить в принципе, возможны ли ошибки, то не ошибается только тот, кто ничего не делает и никуда не идет. Поскольку полицейская система это живой организм, он будет делать ошибки. Но я надеюсь, что они будут незначительными, а их учитывание сделает систему качественнее и эффективнее», — говорит советник главы МВД Иван Варченко.

Также активистка Катерина Бутко отметила, что чуть ли не 80% проваливших аттестацию восстанавливались через суды. Более-менее нормально аттестация шла еще в Хмельницком, Ровно, Одессе, Николаеве, Луцке. Потом поменяли правила, составы комиссий, и процент отфильтрованных стал катастрофически малым — 2-3%.